Свой-чужой

Совет Федерации подавляющим большинством голосов одобрил закон о добровольном изучении родных языков. Сенатор от Северной Осетии Арсен Фадзаев, как и ожидалось, проголосовал «за», а вот Таймураз Мамсуров на заседание не явился.

Я не раз высказывался на тему, что принятие или непринятие закона о добровольном изучении родного языка чуть менее чем никак повлияет на собственно положение осетинского языка, за который так рьяно переживают профессора лингвистики. В наших школах нет ни базы, ни преподавателей, готовых преподавать осетинский язык так, как делается с иностранным – с самого начала. А от вида учебников на глаза наворачиваются слезы.

Но голосование в Госдуме и Совете Федерации к фактическому положению дел с языком имеет мало отношения. Здесь, скорее, демонстрируется картина условной легитимности «избранников народа», их возможность хотя бы формально считать себя таковыми. Всем же ясно, что даже если все поголовно представители Северной Осетии в Госдуме и Совете Федерации вдруг решили бы проголосовать против этого закона – не изменилось бы ровным счетом ничего. Но мы бы тут знали, что есть в Москве люди, которые смогли. Которые наши. Которые за нас, в конце концов.

«За нас» оказались немногие. Не голосовавший ни в одном чтении Зураб Макиев, голосовавший «за» в первом чтении и не голосовавший в последнем чтении Артур Таймазов и вот теперь – Таймураз Мамсуров, оказавшийся в числе 19 сенаторов, которые не проголосовали. Несмотря на кучу оговорок, кажется, это именно те люди, которых еще можно принимать всерьез во всем осетинском истеблишменте (простите меня за ненашекультурное слово).

Они хотя бы постарались не замараться.