Кипр . Едем в горы и на море.

02.08.2018

На ярко-зеленом самолете прилетаем в аэропорт города Пафос, где нас уже ждет арендованный Ниссан Ноут с правым рулем. К движению по левой полосе адаптируюсь быстро, но вот с поворотниками постоянная проблема - вместо них все время включаю дворники.

В Пафосе на каждом шагу памятники древности, но я их уже видел, поэтому сразу едем в горы.

Горная система Тродос - это то самое место Кипра, где кристально чистый горный воздух впитывает в себя густой сосновый аромат и превращается в живительную амврозию - пищу бессмертных горцев - богов Олимпа.

Отель New Helvetia Hotel в горной деревеньке Платрес похож на старый колониальный английский особняк.

Во всяком случае внутри точно похож, потому что в нем есть каминный зал со старинным камином и тяжелыми столами и стульями с кованными ножками. Номер в этом отеле обошелся 75 евро в сутки.

На ресепшене нас встречает слуга индус. Он радостно улыбается, называет меня сэром, и я уже нащупываю в кармане кругляшок евро, которым собираюсь одарить его, за то, что он оттащит мой тяжеленный чемодан по лестнице на второй этаж. Но индус выдает нам ключи, перестает улыбаться и погружается в свои дела, а новоявленный сэр в моем лице тянет чемодан по скрипучей лестнице наверх, а его первая леди следом тянет чемодан поменьше.

Номер нам нравится - две кровати и лестница на второй этаж. И чудесный балкон.

Выхожу на балкон и сквозь вековые сосны любуюсь зелеными горными вершинами. По ветвям прыгает сойка и от чистого воздуха у меня с непривычки кружится голова. Ощущаю, как насыщенный хвойными фитонцидами воздух убивает все бактерии, затаившиеся в дыхательных путях и ждущих зимы, чтобы снова атаковать организм.

Здесь в горах нет той жары, которая встретила нас в аэропорту. Мне не холодно и не жарко. Мне тепло. Мне хорошо.

А вот ночью холодно. Я уютно заворачиваюсь в толстое синтепоновое одеяло и улыбаюсь, вспоминая о том, как переживал, что в номерах отеля не предусмотрены кондиционеры. А когда семья в соседнем номере укладывает спать своих орущих, визжащих и с диким топотом бегающих по лестнице троих детей, становится тихо. Слышно, как где-то далеко шумит ручей.

Во дворе отеля живет много кошек. Киприоты очень любят кошек, но не очень любят их кормить, поэтому все зверьки худые, как велосипеды. Но на этот раз им повезло. В отель приехал я. Вернее даже не я, а моя жена, которая принялась откармливать животных и даже купила сухой кошачий корм. Непривычные к такому обращению кошки едят осторожно и в руки не даются, как бы пытаясь все время понять, в чем тут подвох.

Сами мы с голоду тоже не умираем, а даже наоборот. Порции в тавернах большие, а местами даже огромные. Обед или ужин в среднем обходится нам примерно 30 евро на двоих. Это с пивом или домашним вином, по 4 - 5 евро за полулитровый графинчик.

На серебристой машинке мы путешествуем по извилистым горным дорогам и доезжаем до монастыря Киккос. В этих местах занимаются бортничеством и мы покупаем мед.

Наше любимое лакомство на завтрак - это густой кипрский йогурт, политый ароматным горным медом.

По дороге заезжаем в колоритные деревеньки, сохранившие свой средневековый облик.

В конце-концов забираемся на самую вершину Тродоса - к горе Олимпус. Там мы находим указатель на туристическую тропу, огибающую гору. Забыв прочесть на информационном стенде длину тропы и не взяв с собой даже воды, мы смело ступаем на нее, полные решимости пройти до самого конца.

Через четыре часа, умирающие от жажды и усталости, буквально на четвереньках выползаем на то же место, но уже с другой стороны горы, как оказалось, протопав по каменистой, то взбирающейся вверх, то спускающейся вниз тропе 15 километров. Только горная прохлада не дала нам погибнуть. Но коварное солнце все же незаметно сожгло наши руки и шеи. Уставшие и красные как вареные омары, но очень гордые собой - мы возвращаемся в отель.

Пять дней в ласковом горном климате пролетают незаметно. Мы прощаемся с гостеприимными хозяевами и спускаемся к морю, в небольшой городок Полис на северо-западе острова. Мы любим этот город за его немноголюдность, за шикарную еду в местных тавернах и невероятно теплое море.

Здесь нас ждет номер в апартаментах. Хозяин угощает вареньем и другими сладостями, которые своими руками сделала его мама. Мне понравилось клубничное варенье и цельный сладко-горький мандарин, вероятно выловленный из мандаринового варенья.

Мы едем на пляж. На улице больше сорока градусов. Я, конечно, мечтал о жаре, но сейчас боюсь выйти из прохладного автомобиля, чтобы не изжариться на месте.

Неуклюже ковыляя босиком по пупырчатой гальке, мы добираемся до спасительного моря. В теплой воде можно плавать бесконечно и только голод выгоняет нас на берег.

На пляжах Полиса народу совсем не много. Пока..

Сидим в тенистом пляжном кафе. Мокрые и счастливые. Пьем холодное пиво из покрытых инеем стаканов.

Пляжи здесь муниципальные, а лежаки и зонтики платные. Но так как мы не особо любим весь день лежать на лежаках, то я даже не знаю сколько это удовольствие стоит.

Здесь, в низине у моря совсем другой Кипр. Вместо сосен пальмы. Когда к вечеру немного спадает жара, мы выходим погулять и набредаем на заброшенную фазенду в запущенном пальмовом саду.

Неухоженные пальмы выглядят странно. В их сухих коконах живут какие-то животные, которых не видно, но слышно. Они бегают внутри так, что пальмы трясутся. Может пальмовые крысы?

Номер в Odysseas & Eleni Hotel Apartments оказался большим и удобным, и тоже с балконом. Дешевле, чем в горах: что-то около 70 евро в сутки.

В Полисе, недалеко от нашего отеля есть интересная пешеходная улица. Она вся состоит из сувенирных лавок, таверн и кафешек, в которых можно выбрать еду на любой вкус. Одни таверны специализируются на морской еде, другие на этнической кипрской. Есть итальянская кухня и всякие гамбургеры.

Местный шашлык - сувлаки. Готовят его превосходно. Небольшие кусочки нежирной свинины, приготовленной на углях. Еще этническое блюдо - стифадо -тушеная с луком говядина. И, конечно, клефтико, куда же без него.

Вечером мы сидим на балконе и пьем вино и наблюдаем за жизнью большой киприотской семьи, живущей в трехэтажной вилле напротив.

И клянемся друг-другу, что с завтрашнего дня перестаем обжираться и будем брать один лишь салатик на двоих. Но когда приходит время обеда, снова заказываем по шашлычку...

Пение ночных сверчков ласкает слух. Однако, когда ложимся спать, оказывается что в номере установлен кондиционер времен самой Афродиты. Его доисторический пульт управления представляет собой замурованное в стену устройство с рычагами вместо кнопок и соединенное с самим кондиционером проводной связью. Рычагами выстанавливается нужная температура и скорость вентилятора и даже таймер. Несколько раз за ночь встаю с кровати и иду к пульту и двигаю рычаги, чтобы скорректировать температуру. И это в век беспроводного интернета...

А еще кондиционер грохочет так, что кажется, что спишь у работающего без глушителя бульдозера, своим звуком заглушающего не только пение сверчков, но и звук не намного менее громкого, но слава Богу, присутствующего в номере холодильника.

С помощью пластикового пузырька, пробок от вина и смекалки, в конце-концов удается закрепить дребезжащие части кондиционера, но это не намного помогает, так как на первый план сразу же выступает вышеупомянутый холодильник.

Кстати об Афродите - рядом с Полисом находится туристическое место, так называемая "купель Афродиты". Туда автобусами везут туристов со всего Кипра. Я бы сказал, что эта купель высосана из пальца специально для вытягивания денежек из доверчивых туристов. Но если у вас есть автомобиль и вы уже приехали в Полис, то обязательно туда загляните.

Но на самом деле все это мелочи. Прилетаешь домой и вспоминается только хорошее, а плохое забывается.

А киприоты молодцы! Несмотря на большой поток туристов, сохраняют к ним приветливое отношение. Когда распознают русских, пытаются сказать нам что-нибудь на нашем языке. Однажды утром девушка на кассе в магазине даже по русски пожелала нам спокойной ночи))

Лето катастрофически быстро заканчивается. Скоро сентябрь и моросящий, промозглый дождь. И сладкая солнечная "Коммандария", которую будем смаковать маленькими глоточками, глядя из окна на московскую метель.