Интервью с Van Den Hul на выставке Munich High End 2018

31.07.2018

Van den Hul: Одна из вещей, которую мы привезли — это вот это устройство. Мы называем его ¨The Extender¨. Он излучает сигнал, который можно модулировать с помощью звука. Можно его включать и выключать. Регулировка громкости вот здесь. Вот глубокие регулировки. Чтобы сделать громче, нужно поднять на позицию три, чтобы сделать тише – выбрать позицию два.

И я ввожу звук прямо в ваш мозг. Так, что вы не используете органы слуха. Это очень важно. Вы слушаете без ушей. Воспроизведение становится очень интересным. Потому что вы избегаете комнатной акустики, вы избегаете проблем с колонками, а также проблем со слухом. Я ввожу сигнал в определенную часть мозга, где мозг воспринимает этот сигнал. Это одна из вещей, которой я очень горжусь.

Мы единственная компания с таким прибором. Больше такого нет в аудио- индустрии. Это настоящий прорыв в области качества звука.

Мария Казанцева: Ну что, как проходит выставка? Вам нравится?

VDH: Да, мне очень нравится. Многие люди знают нашу компанию. Особенно когда аналог сильно укрепляет свои позиции по всему миру. Особенностью нашей компании был аналоговый звук, поэтому многие старые друзья возвращаются и хотят что-то купить и получить мой совет или поделиться знаниями или начать производить что-то новое. Поэтому я задействован в новой продукции и во все идеи, которые у меня были связаны с этим. И они находятся в разных местах на этом шоу.

МК: Все ли ваши идеи реализовались? Все ли получилось сделать для этого шоу?

VDH: Для этого шоу – да. Так же и для конечного продукта. И я очень рад, что у моего сына такое же хобби. Это не профессия, это хобби!

МК: Да, так и должно быть.

VDH: Да, это не профессия, а хобби. Если это становится профессией, то все…

МК: Что здесь для вас самое лучшее, что вам больше всего нравится, что доставляет самое большое удовольствие на шоу в целом, конкретно в Мюнхене?

VDH: Общение с людьми. Потому что музыка со мной целый год, но я не вижу всех своих друзей целый год. Поэтому больше всего мне нравится встречаться с людьми, узнавать об их интересах, движениях в индустрии, что случится в будущем и как к этому будущему подготовиться. Ну и поддержка наших клиентов, потому что у всех есть какие-то проблемы и нужно дать им совет. В данный момент я тестирую предмет, который стоит там. Он дает дополнительную ментальную энергию.

МК: Ментальная энергия! Ух ты!

VDH: Ментальная энергия! Так что вы станете еще умнее, чем были до этого.

МК: Это отличная идея!

VDH: Это предмет общается непосредственно с мозгом. И я модулирую сигнал, который излучается так, что ваш мозг положительно на него реагирует. Это та же технология, которую я использовал для расширителей на наших колонках, устройства с красной точкой. Одно для аудио, а второе – для медицины.

МК: И как эта идея пришла вам в голову? Что стало импульсом?

VDH: Я изучал человеческое тело около 12 лет. Процессы в человеческом теле. В начале все думают про нервы, нервы и нервы. Но это не так — у нас больше способов передачи информации в теле. Я нашел один, который вообще не был изучен в медицинской индустрии. И я создал этот предмет для медицинского лечения. Там 50 разных проблем. Ментальных проблем и также физических проблем. Это может быть проблема с сердцем, почками, легкими, печенью или еще что-нибудь. Он приспосабливает сигналы к телу и подстраивается к нему. То, что подходит вашему организму, необязательно подойдет другому. В прошлом году ко мне пришел господин Соболевский и попросил встретиться с его женой, которая болела раком. Я встретился с ней 17 июня 2017 года в клинике для больных раком. Я сделал измерения и сказал ей, а также докторам, что она должна выжить. Она весила всего 36 килограмм. Кожа да кости.

МК: Как вы поняли, что она выживет?

VDH: Я могу получить отклик от человеческого тела, чтобы узнать будущеe.

МК: Вы — маг!

VDH: Нет-нет, в этом нет никакой магии. Она правильно отреагировала. Я отправил импульс и ее реакция была правильной. И я понял, что она выживет. 5.00 Основная причина заключалась в ментальной проблеме. Если бы это было связано с загрязнением или курением, то она бы умерла. Но если это ментальная проблема, то можно выжить. Это риск, но выжить можно.

VDH: Сейчас она полностью выздоровела. Вот магия этой системы. В данный момент она включена, поэтому сейчас все питаются энергией.

МК: То есть мы получaeм позитивные вибрации.

VDH: Да. Здесь можно получить ясность ума. Когда студенты идут в университет и профессор неинтересный и этот предмет включен, то ментальная восприимчивость гораздо выше. Студентам становится интересно, хотя обычно они засыпают и притворяются, что учатся. Можно использовать с людьми, которые воюют, c серьезными психологическими проблемами. Одна проблема называется высвобождение от эмоционального стресса. Так можно уйти от своих травм. Это протестировано на солдатах, участвовавших во вьетнамской войне. Было очень много случаев суицида. Около 300-400 покончило жизнь самоубийством. Испробовав этот аппарат они стали снова ясно смотреть на свое будущее. Это медицинское лечение без каких-либо наркотиков. Потому что у тех людей из Вьетнама снижена активность мозга из-за наркотиков. Но, тем не менее, страх и злость в них осталась. Лучше убрать эту злость, чтобы ум стал снова ясным. Это лучше, чем использовать наркотики, чтобы снизить активность некоторых частей мозга.

МК: Как быстро чувствуется облегчение? Сколько времени нужно для лечения?

VDH: Мне больше 80. У меня проблема, которая называется анти-старение. Когда я работаю в компании, два-три раза в неделю, когда пишу мейлы, я использую метод анти-старения. И вы видите, что я, может и выгляжу на 80, но я не веду себя как восьмидесятилетний. Мое тело может стареть, но мое сознание в прекрасном состоянии. Особенно используйте это для сознания.

МК: Вы, наверное, самый здоровый человек. Ментально.

VDH: Да, я очень здоров. Конечно, это зависит от еды и от физических нагрузок и от свежего воздуха, от чистоты воды и от друзей, от социального контекста. Но этот аппарат помогает улучшить все это. 

МК: Что вам больше всего нравится здесь в Германии, в Мюнхене, на этом шоу? У вас здесь много друзей?

VDH: Я не могу просто так здесь ходить, потому что все хотят меня увидеть, поздороваться, пожать мне руку и сделать фото. Кое-кто меня знает.

МК: Конечно!

VDH: Это дает ощущение, что прожил жизнь не зря. Но аудио – это только часть моей работы. Я очень много чем занимаюсь в жизни. У меня есть группа детей, которым я помогаю в Бразилии. У меня есть очень большой проект по окружающей среде. Я очень беспокоюсь о нашем будущем, на нашей планете, где много чего идет не так. Я думаю, что через 250-300 лет мы не сможем здесь больше жить. Об этом я беспокоюсь больше всего.

МК: Через 250?

VDH: Да. А потом все от экватора будут двигаться на север и на юг. А на вершине северного полюса немного места. Например, африканцы. Это не только экономический интерес. Они не могут там больше жить. Температуры очень высокие. Они переезжают в Италию. Из Италии в Швейцарию. И так далее. Но места очень мало. Надо жертвовать многим. Надо сажать гораздо больше деревьев. Это имеет отношение и к аудио. Мы используем изолирующие материалы, которые не содержат коллагена. Это чистый продукт, который просуществует 5000 или 6000 лет. Я постоянно его проверяю. У меня тут есть браслет из того же материала. Я ношу его уже много лет.

МК: А как он работает?

VDH: Ну он особенный. Я им лечу свое тело. То есть организм. Он излучает тот же сигнал. Я кладу его рядом со стаканом воды и через 10 минут вода меняет вкус. Когда кладу рядом со стаканом пива или водки, то происходит то же самое. Улучшается качество.

МК: Серьезно? Как долго он должен находится рядом с жидкостью?

VDH: 10 минут. Он не испускает никаких ядовитых газов. Вы можете трогать его, жевать, нюхать и никакого вреда не будет. Для производителя это очень важный шаг – не использовать ПВХ. Дешевка из Китая – там всегда есть ПВХ. Наше цена из .. и там нет ПВХ. Это был первый шаг, который я сделал после того, как родился мой первый сын Марк. Я сказал ему: ”Марк, чтобы улучшить будущее, надо прекратить использовать ПВХ.”

МК: То есть у вас два сына.

VDH: У меня гораздо больше.

МК: И все они занимаются аудио?

VDH: Нет, для многих я неродной отец. У меня около 50 детей. 6 из низ мои. И все остальные — приемные.

МК: Из разных частей мира?

VDH: Да. И некоторые из нашей страны.

МК: Какие тенденции в аудио-индустрии есть сейчас? Что изменилось за последнее время? Что нового произошло? И для вас? Ведь вы уже давно этим занимаетесь.

VDH: Аудио потеряло свой аппетит. 

МК: Аппетит?

VDH: Да, это становится коммерческим продуктом.

МК: С каких пор?

VDH: Это происходит медленно. Когда я был молодым (это было в пятидесятые), свой первый усилитель я создал в 1948 году. Всем было очень интересно. Это было отличное аудио. Сейчас все кончилось. Любой может сделать все что угодно, купить что угодно. Можно купить компоненты и готово.

МК: Может причина в интернете, все гораздо легче сейчас купить.

VDH: Да. Но и деньги тоже. Чем больше денег у тебя, тем лучше для хобби.

МК: И это все портит.

VDH: Да. Потому что снижается заинтересованность в аудио. Вы знаете, почему у определенного сопротивления есть определенное место, почему именно такая у него емкость. Сейчас уже никто не знает, какая емкость у резистора. Вы больше этого не знаете. Когда я был молодым технические темы, такие как тема емкости, были основными. Какую емкость вы будете использовать. Все это закончилось. Знания компонентов больше нет, знаний о структуре тоже. Фонокорректор как у нас здесь для меня и моего партнера очень легкая работа. А если обычный посетитель с этим встретится, то ему так не покажется. Хобби — это настоящее участие в процессе. Я много раз был в Musikverein в Вене. Это очень большой концертный зал в Вене.

МК: Да, я знаю. Я там была много раз.

VDH: Я был наверху, внизу, я был близко к оркестру, на балконе. Только чтобы изучить звук, музыку. Чтобы эмоционально поучаствовать.

МК: Да, это совершенно другие ощущения.

VDH: Чтобы почувствовать музыку, изучать ее. Вот это для меня хобби.

МК: Да, я согласна.

VDH: Если вы хороший повар, то вы знаете, откуда берутся все ингредиенты. Вы не покупаете только то, что можно легко достать. То же самое с аудио. Так что этот аппетит потерян.

МК: А что нет сейчас людей, которые этим увлекаются, их стало меньше?

VDH: Число меломанов, я надеюсь, я думаю, такое же. Но глубина эмоционального вовлечения гораздо меньше. Музыка — это потребительский продукт. Ее можно получить везде. Куда бы ты не пошел – везде музыка.

МК: Да, это так.

VDH: Музыка это что-то, что расслабляет. Если вам нужно расслабиться- вы включаете музыку. Если вы старомодный, вы включите Баха, Моцарта. Потому что во времена Баха, Бетховена и Моцарта эта музыка излучала расслабляющие чувства. Если вы слушаете современную музыку, то она дикая. Негармоничная. Там есть напряжение. Это говорит о том, что мир очень несчастлив. Потому что это все отображается в музыке.

МК: Это очень грустно. Как вы думаете, можно ли что-то с этим сделать? Ситуация ухудшится, как вам кажется?

VDH: Я думаю, что да. Очень много политиков, которые играют в боссов. Пытаются играть. Слишком большое напряжение между религиями. Слишком много негативных проявлений ислама. Также проблемы с окружающей средой. С этим очень тяжело справиться. Очень много информации. Людям доступно огромное количество информации. Когда я был молод было радио Москва, BBC, радио Ватикана, Голос Америки, станция Китая. Но это было просто. Сегодня ваш мозг перегружен информацией и люди становятся психически нестабильными. Поэтому я предсказываю, что большое количество людей станут психически неуравновешенными. По этой причине я сконцентрировался на чистом разуме.

МК: Как люди реагируют на то, что вы сюда привезли?

VDH: : Они хотели бы иметь это сами. Потому что я некоммерческий — для меня важно качество. И для многих людей качество важнее денег. Я рассматриваю музыку не только с точки зрения воспроизведения, но еще и с точки зрения того, что она делает с сознанием. 1И тем, как можно улучшить воспроизведение. Основной слоган нашей компании- связь между техникой и разумом.

Посетитель выставки: Вы не могли бы подписать?

VDH: Да, конечно.

МК: Было ли что-то неожиданное, реакции людей, которых вы не ожидали? Что вас удивило?

VDH: Да, в 1973 году, посреди ночи, было 4 часа и у меня появилась идея как сделать стилус. Алмазная иголка. Я представил, как нахожусь внутри, на дне алмаза, я представил себя очень маленького размера внутри кристалла и увидел как игла идет по звуковой дорожке. Вот так я создал свой стилус. И я знал – мое будущее вне опасности. Такое было сообщение моего подсознания.

МК: Это произошло, когда вы спали или вы думали в этот момент?

VDH: В тот момент я проснулся и подумал – я должен решить эту проблему. Вот это кольцо тоже результат решения одной проблемы. Я сильно болел. Утром мне приснилось, что я сделал кольцо и через 14 дней все прошло. Что же делает это кольцо с вашим телом? И результат – вот все это оборудование. И стилус был моим первым большим изобретением. Перед этим я работал над протонным ускорителем. Я читал лекции о когерентной оптике. Я много занимался физикой. Физика – это моя основа. Потому что физика – это независимое мышление. Вы всегда найдете новые способы решения проблемы. Если вы профессионал, то вы все время идете по одному пути. И если у вас хорошо натренирован мозг, то ясным разумом вы можете решать проблемы. Вот этому я учил своих студентов, когда читал лекции. Неважно, что вы изучаете сегодня. Научитесь мыслить ясно. И вы сможете решить все мировые проблемы. Я не очень часто ставил высокие оценки на экзаменах. Это не так важно.

МК: Вы не могли бы рассказать, когда вам впервые понравилась музыка? Ваше первое впечатление от музыки, которые вы помните?

VDH: Это было, когда мой папа играл на органе дома. Музыка Лютера. Раньше он играл в церкви. Но это было до моего рождения. Во время Второй Мировой Войны в 1944 году, когда он играл музыку Мартина Лютера вдруг пришли немцы, которые хотели его забрать. И один из них увидел, что он играл на органе и тот немец тоже был органистом в церкви.

МК: Это же чудо!

VDH: Они сидели и вместе играли. И потом немцы ушли, но через пять минут она вернулись. Но мой отец был умный, он убежал. И это было очень сильное эмоциональное потрясение, что я до сих пор помню мелодию. И когда слышу ее, то не могу не плакать. Это был первый раз. Я потерял своего отца. В 1948 году он погиб. Но он оставил мне это хобби.

МК: Почему вы решили начать заниматься аудио?

VDH: Если ваша мама прекрасный повар, кем вы станете? Вы тоже будете готовить. Я продолжил его работу. У него на чердаке было очень много электронных деталей, я их собрал и неожиданно это заработало. Я учился, делал, учился снова. Вот так все и началось. В этом и заключается самое прекрасное в хобби – активность! Не покупай — делай, создавай! Если ты покупаешь, то это уже не хобби. А вот если делаешь, то тогда это хобби.

МК: Что с технической точки зрения самое интересное здесь?

VDH: Одно из моих последних достижений – это фонокартридж, он назывется …. Я занимался этим с 1973 года и занимаюсь по настоящее время. То есть уже 45 лет, чтобы получить лучшее, что когда-нибудь было сделано. Я думаю, что лучше уже не может быть. Но это шаг, потом еще один шаг, еще и еще. Много шагов. Нужно придерживаться своего направления. Не сдаваться.

МК: Вы когда-нибудь отчаиваетесь?

VDH: Никогда. Только в людях. Если они что-то обещают и не выполняют. Но я никогда не разочаровываюсь в физике.

Автор интервью: Мария Казанцева © Soundex.ru

Обсудить на форуме