Как правоохранительные органы ищут экстремизм в искусстве?

11 октября в средствах массовой информации появились сведения о скором начале проверки Прокуратурой г. Москвы песен рэперов Вячеслава Машнова (Гнойного) и Андрея Замая (Хана Замая) на экстремизм. Органы заинтересовались творчеством исполнителей после просьбы одного из жителей Санкт-Петербурга обратить внимание на возможное наличие в песнях антисемитских и неонацистских высказываний. К проверке будут привлечены лингвисты Главного управления по противодействию экстремизму.

Не показывает ли эта ситуация абсурдность попыток правоохранительных органов оградить наше общество от всевозможного экстремизма, явления столь многогранного, что даже не имеющего чёткого понятия на законодательном уровне? Или творческие личности должны понимать хоть какие-то границы в своей деятельности? Юристы АБ г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнёры» решили попробовать отыскать ответ, сосредоточившись на такой специфическом процессе, как борьба представителей Министерства внутренних дел и Прокуратуры с, их точки зрения, зазнавшимися исполнителями, и выяснив, чем закончились такие столкновения искусства и правоохранительной деятельности.

В июне 2018 года московский юрист Сергей Афанасьев подал заявление в Прокуратуру, прося ведомство проверить песню «Чайлдфри» Noize MC и Монеточки. Афанасьев посчитал, что песня содержит призыв к совершению добровольного ухода из жизни, что не может не сказаться на психическом здоровье неокрепших духом слушателей. Сами артисты не выразили каких-либо серьёзных опасений по поводу вероятного уголовного преследования и лишь отмечали, что «Чайдлфри» как продукт творческого процесса их полностью устраивает. Судя по всему, Прокуратура, МВД и Следственный комитет не воодушевились так же сильно, как Сергей Афанасьев, решением проблемы навязывания опасных идей молодому поколению посредством массовой культуры и экстренных мер по проверке заявления юриста не приняли. Лишь в октябре уведомили бдительного гражданина о непосредственно рассмотрении заявления.

_______

Группа 25/17 существует с 2002 года и к настоящему времени уже ни раз участники этого коллектива сталкивались с тем, что их песни попадали в Федеральный список экстремистских материалов. Действительно, многим слушателям может показаться неоднозначной, с правым, националистическим уклоном. Определённая часть фанатов группы – достаточно радикальная аудитория. Однако творчество – место для огромного количества разночтений, интерпретировать песни 25/17 каждый может по-своему. Вместе с тем у государства есть чёткая позиция по конкретным материалам группы. Часть из них признана экстремистскими и занесена в Федеральный список, а значит на территории России их производство, хранение и распространение запрещено. Как 25/17 не могут исполнять определённые треки на концертах, так и их поклонники могут быть оштрафованы за репосты в социальных сетях.

В 2016 году участник группы Андрей «Бледный» сообщал интернет-изданиям, что в Списке содержится уже два произведения 25/17, но юристы группы уже работают над исключением хотя бы одного. По всей видимости, специалисты справились со своей задачей и сейчас в актуальной редакции Списка значится только одна песня 25/17 «Будь Белым», признанная экстремистской Решением Эжвинского районного суда г. Сыктывкара от 30.10.2012.

Этот судебный акт наглядно демонстрирует механизмы признания материалов в России экстремистскими. Как следует из Решения, находящегося в публичном доступе, некий А.А. Труфанов был ранее признан виновным в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, с использованием средств массовой информации. Переводя на более приземлённый язык, заметим, что Труфанов разместил на странице в социальной сети несколько изображений, аудио- и видеозаписей, часть из которых уже содержались в Федеральном списке. В рамках расследования данного уголовного дела проводилась экспертиза, в ходе которой выяснилось, что материалы, размещённые Труфановым, «можно рассматривать как прямой призыв к межнациональной розни, как подстрекательство к экстремистской деятельности». По этой причине Прокурор Эжвинского района
г . Сыктывкара обратился в суд с заявлением об уже официальном признании публикаций экстремистскими. Среди них и оказалось произведение 25/17, которое мы, по понятным причинам, сейчас не можем приводить для ознакомления.

Эжвинского районный суд г . Сыктывкара:

«При оценке указанных материалов необходимо иметь в виду, что насилие может быть подавлено или остановлено, но не устранено как часть общественной практики, а значит всегда может быть возобновлено. Именно данную цель и преследуют авторы материалов, провоцируя аудиторию, к которой они обращаются на возобновление вражды (или её усиление) и расширение фронта насилия, фронта межэтнической вражды и противостояния. Об этом можно судить как по текстуальной части видеороликов, аудиофайлов, так и по визуальному видеоряду и смысловому контексту. Каждый из указанных материалов, а также в совокупности все аудиозаписи, видеоролики представляют собой как идеологическое обоснование экстремизма, так и его пропаганду, призыв к разжиганию межнациональной розни. Содержание указанных материалов убеждает в их националистической, неонацистской и экстремистской направленности»

_____________________

В 2015 году развернулся, пожалуй, наиболее освещаемый СМИ процесс по признанию запрещённым творчества очередного российского исполнителя. На этот раз под пристальное внимание правоохранительных органов попала группа «Кровосток». В июле 2015 года Кировский районный суд г. Ярославля постановил закрыть сайт группы, где были размещены изображения, видеоматериалы и, в том числе, песни «Кровостока». Поводом для разбирательства стало обращение ярославского управления ФСКН, в котором отмечалось, что творчество группы пропагандирует насилие, употребление наркотических веществ и беспорядочные половые связи. Прокуратура решила провести проверку по факту сообщения, привлекла специалистов ЯГПУ им. Ушинского для лингвистического анализа текстов «Кровостока» и направила в суд заявление в защиту интересов Российской Федерации и неопределённого круга лиц. Кировский районный суд счёл доводы ведомства обоснованными и решил, что сайт группы необходимо закрыть.

Участники «Кровостока» узнали о разбирательстве лишь из СМИ и выразили полное недоумение по поводу запрета всех содержащихся на сайте материалов, ведь там была размещена также и картина художника В. Верещагина «Апофеоз войны». Адвокат группы подал апелляционную жалобу в Ярославский областной суд и уже непосредственно в процессе ходатайствовал о рассмотрении жалобы по правил суда первой инстанции, так как запрет сайта затрагивал права авторов песен, а решение Кировского районного суда было принято в их отсутствие. Суд согласился с защитником, и последовавший судебный процесс ярко продемонстрировал, насколько, в действительности, было необоснованно заявление Прокуратуры. Сторона обвинения так и не смогла уточнить, какие именно интересы затрагивает сайт «Кровостока», что за нарушения УК РФ содержат песни группы и сопровождающие их на сайте изображения. Адвокат группы представил тщательный анализ спорных работ «Кровостока», судьи же попытались самостоятельно прийти к тем же выводам, что и эксперты, содействовавшие Прокуратуре. Что интересно, в зале суда выяснилось, что эксперты не обладали должным уровнем образования для проведения полноценной экспертизы работ «Кровостока». Как итог – решение Кировского районного суда было отменено.

Н. Воронин, директор Института филологии и культуры при Ярославском государственном педагогическом университете им. К.Д. Ушинского:

«Представленные материалы свидетельствуют не только о низком уровне культуры, нравственности, отсутствии таланта и о желании любым способом, пусть и самым недостойным, обратить на себя внимание. Содержание материалов оскорбляет достоинство человека, морально-нравственные нормы общества. Человека. Они формируют такие качества личности, как пошлость, цинизм, вседозволенность, ложные ценностные ориентации, комплекс сверхчеловека. Все это может служить основой агрессивного, антисоциального и антиличностного поведения».

_______________

О мотивах нашего государства вести уже долгое и нескончаемое преследование любых потенциальных производителей и распространителей так называемых экстремистских материалов можно бесконечно долго и не прийти к какому-либо вразумительному выводу. Сейчас же очевидно одно. В подавляющем большинстве случаев выявляются такие материалы в результате экспертиз, проводимых лицами, не обладающими нужной квалификацией и строящими свои суждения лишь на неких внутренних убеждениях. Вполне возможно, что для здорового существования социум должен быть ограждён от транслирования наиболее негативных посылов, однако эти попытки оградить не должны препятствовать нормальному развитию творческого потенциала действительно талантливых людей.