Пьянство – двигатель прогресса?

Когда приматы спустились с деревьев на землю, их жизнь стала гораздо опаснее – они утратили защиту от большинства хищников. Когда охотники и собиратели решили перестать кочевать, они потеряли и здоровье – археологические находкипоказывают, что оседлость ухудшила качество их питания и испортила зубы. И все же в конце концов сельскохозяйственная революция привела к появлению городов, письменности и всего того, что сегодня зовется цивилизацией. Ответом на вопрос «что же толкало прогресс вперед?» вполне может оказаться алкоголь.

Долгое время историки и археологи отводили алкоголю вторичную роль. Его рассматривали как значимый продукт, но не более, чем другие. Алкогольные напитки всегда считались побочным продуктом цивилизации (все мы слышали о том, что пиво появилось как следствие хлебопечения), но никак не ее центром или двигателем. Сегодня ряд ученых пытаются оспорить это видение. Они утверждают, что без алкоголя не было бы современного мира, а любовь к спиртному была существенным конкурентным преимуществом наших предков.

Один из тех, кто ⁠призывает переосмыслить роль спиртного, – Мартин Царнков, ⁠историк ⁠пива из Мюнхенского технического университета. Он и другие ⁠исследователи в минувшие десятилетия доказали, что алкоголь – один из ⁠самых универсальных составов в истории, и современной, и древнейшей: люди пили его еще ⁠до того, как изобрели письменность. Недавно проведенный химический анализ показал, что китайцы делали вино из риса, меда и фруктов уже девять тысячелетий назад. В горах современных Грузии и Ирана виноград стал одним из первых одомашненных фруктовых растений, и вино производили уже 7400 лет назад.

Подобные свидетельства производства алкоголя из всевозможных растений на заре цивилизаций появляются по всему миру. По мнению биомолекулярного археолога из Пенсильванского университета Патрика Макговерна, это не случайность. Еще с каменного века, утверждает он, меняющие сознание свойства алкоголя подстегивали креативность человека и ускоряли развитие языка, искусства и религии. Во всех великих поворотных периодах истории человечества, будь то переход к земледелию или появление письменной речи, можно найти алкогольный след. Другими словами, выпивка настолько важна для нас, полушутя говорит ученый, что наш вид можно было бы назвать Homo imbibens, человек пьющий.

Роман человека с алкоголем начался еще до того, как наши предки научились выращивать урожай. Точнее, еще до того, как наши предки превратились в человека. Возможно, любовь к спиртному – это эволюционная черта, которая отличает нас от других животных.

Во всех алкогольных напитках встречается ингредиент, который производят дрожжи – крохотные одноклеточные грибы, которые поглощают сахар и вырабатывают углекислый газ и этанол – единственный пригодный к употреблению спирт. Современные производители вина, пива и других напитков чаще всего используют в процессе брожения разные виды дрожжей рода Saccharomyces, но мир этих организмов гораздо богаче, и, вероятно, они жили на упавших с деревьев диких фруктах еще 120 млн лет назад – то есть с тех пор, как фрукты в принципе появились на земле.

Современный человек знает и ценит конкретное свойство этилового спирта: от него нам становится приятно, а проблемы начинают казаться менее значительными. Этанол способствует высвобождению серотонина, дофамина и эндорфина в мозге. Но наши предки приматы, употреблявшие фрукты в пищу, ценили в спирте другое. Прежде всего, это был сильный запах, благодаря которому фрукты было легче отыскать. Кроме того, этанол легко усваивается, а значит, способен дать организму возможность съесть больше – неоценимое преимущество во времена, когда пища не продавалась в магазинах на каждом углу. Наконец, его антисептические свойства отталкивали потенциально опасные патогены.

Сегодня ученые предполагают, что миллионы лет назад приматы пристрастились к вкусу фруктов, упавших с деревьев. «Наши предки обезьяны начали есть забродившие фрукты с земли, и это стало решающим шагом, – говорит Натаниэль Домини, биолог-антрополог из Дартмутского колледжа. – То есть мы эволюционно адаптированы к потреблению алкоголя». Впервые это предположение высказал психолог Калифорнийского университета в Беркли Роберт Дадли в 2004 году. Он назвал его гипотезой «пьяной обезьяны» и подробно описал в своейкниге 10 лет спустя. Согласно объяснению Дадли, забродившие фрукты были легко доступны (плюс номер один), а большое количество калорий, которые организм брал из них, не только способствовало быстрому насыщению (плюс номер два), но и давало больше сил для размножения (плюс номер три).

По-настоящему пьяная обезьяна была бы легкой целью для хищников, и нашим предкам повезло: они не получали из фруктов такой порции спирта, которая действительно могла бы опьянить. Но зато, вероятно, у них начинался легкий приятный гул в голове, который мог стать еще одним доводом в пользу нового наземного образа жизни.

Впоследствии, свидетельствуют исследования, кое-что изменилось. Как показали американские ученые, примерно 10 млн лет назад у наших предков произошла важная мутация в одном из генов, в результате которой в их организме появился особый энзим. Этот энзим позволил гоминидам усваивать этиловый спирт в 40 раз быстрее, чем раньше. Благодаря этому наши предки сумели поедать больше забродивших фруктов, не ощущая негативных эффектов опьянения. Получается, с одной стороны, что мы слезли с деревьев ради пива, отмечает один из авторов исследования, биолог Стивен Беннер, а с другой, – сделали это не чтобы напиться, а по другим причинам. Состояние опьянения человек смог оценить, только когда научился производить этанол в больших количествах.

Археологи полагают, что алкоголь мог сыграть важную роль и еще в одном поворотном процессе в человеческой истории, а именно в переходе от кочевого образа жизни к оседлому. К этой мысли подталкивают находки,сделанные в Турции в Гёбекли-Тепе, комплексе, который считается старейшим из крупных мегалитических сооружений на земле (при возрасте свыше 11,5 тысячи лет он более чем на 8 тысячелетий старше Стоунхенджа). Считается, что в Гёбекли-Тепе охотники-собиратели поклонялись древним богам, танцуя и пируя в процессе. В ходе раскопок там нашли колонны Т-образной формы, покрытые изображениями животных и других религиозных символов. Там же, на территории предполагаемого храма, обнаружили каменные сосуды и корыта из известняка, вмещавшие до 160 литров жидкости. Царнков и его коллеги нашли в корытах следы оксалатов – солей щавелевой кислоты. В одном из них осталась кость дикого осла как раз такого размера, чтобы можно было мешать нечто налитое в него, а по всей территории Гёбекли-Тепе были разбросаны кости животных.

По мнению археологов, это может означать, что здесь сбраживали пиво из диких растений и заедали его мясом во время празднеств. Возможно, охотники-собиратели перешли к оседлости, потому что так удобнее было проводить регулярные религиозные церемонии со спиртным. Оно могло использоваться с теми же целями, с которыми шаманы принимали галлюциногенные растения, – чтобы изменить сознание и войти в контакт с миром духов. Не исключено также, что «барбекю» и алкоголь служили наградой для тех, кто строил ритуальное сооружение.

За десяток лет до находки в Гёбекли-Тепе группа норвежских ученых, работавших в нескольких десятках километров от этого места,обнаружила указания на то, что в этой местности люди начали окультуривать злаковые около 10 тысяч лет назад – это старейшие из ныне известных доказательств этого процесса. Такие открытия заставляютпо-новому посмотреть на полувековые дебаты о том, что было первым продуктом, произведенным из окультуренных злаков, – хлеб или алкоголь. Прежде считалось, что пиво стало побочным результатом при производстве хлеба, но сейчас все больше исследователей говорят о том, что, наоборот, именно знание о брожении и его результате толкнуло человека к тому, чтобы начать выращивать определенные растения и уже как следствие – делать муку. Ячмень, пшеница и рис были одомашнены около 8000 лет назад. Самые ранние свидетельства произведенного человеком алкоголя, найденные в Китае, датируются примерно 7000–6600 годами до н. э. – вскоре после того, как в той части света произошел переход к растениеводству. Это был ферментированный напиток из меда, риса и фруктов, следы которого Макговерн и его коллеги выявили в горшках, найденных в неолитическом поселении Цзяху на территории современной китайской провинции Хэнань.

Из древних манускриптов мы знаем, что на хлебе и пиве жили рабочие, строившие по заказу египетских царей. Раскопки подтверждают это: уже к третьему тысячелетию до нашей эры египтяне освоили пивоварение в промышленных масштабах. Им обеспечивали строителей, возводивших пирамиду Хеопса, – единственное из семи чудес света, дошедшее до нас. Фараонов Египта хоронили, помимо прочего, с запасами вина и порой мини-пивоварнями, в попытке снабдить их всем необходимым в загробной жизни.

Царнков и Макговерн признают, что следы оксалатов в доисторических корытах могли остаться не от древнего пива, а от каши, которую ели те, кто собирался в храмах Гёбекли-Тепе. Однако, по их мнению, теория, что пиво было раньше хлеба, находит слишком много подтверждений, чтобы отрицать ее. «Окультуривание растений было связано с желанием получить большие количества алкогольных напитков, – убежден Макговерн. – Этот фактор не только двигал цивилизацию вперед, но и играл в ней ключевую роль».

С момента своего появления человек пытался сделать алкогольные напитки практически из каждого плода или растения, в которых есть сахар или крахмал, – яблок, агавы, бананов, ананасов, какао, маниоки, кукурузы, кактуса, березового сока, перуанского перца, батата, пальмы, тыквы и многого другого. Там, где природа не баловала растительностью, – в степях Центральной Азии, – сбраживали кобылье молоко, чтобы получить кумыс. Люди тянулись к алкоголю по той же причине, что и их предки, – он приносил пользу. Этанол, производимый дрожжами, – это их своеобразное оружие: он токсичен для других микробов, конкурирующих с ними за сахар из фрукта. Антимикробный эффект работал и в случае с забродившими фруктами, и – по крайней мере до развития медицины – пить такой сок могло быть безопаснее, чем воду.

Помимо этанола, пивные дрожжи производят массу питательных веществ – витамины группы В, минералы, фолиевую кислоту, аминокислоты и другие полезные элементы. Сегодня пивные или пищевые дрожжи часто принимают в качестве пищевой добавки, особенно веганы и любители сыроедения. Все это позволяет считать пиво, которое пили наши предки, улучшенной версией хлеба – оно не только питало, но и утоляло жажду и снабжало организм важными для него веществами. Существует мнение, высказанное немецким археологом Адельхайд Отто, что пиво сыграло не последнюю роль в развитии цивилизации в Месопотамии: при довольно скудном рационе именно из этого напитка люди получалинеобходимые витамины и минералы. У шумеров же в 1800-х годах до н.э. появилась первая известная песнь о пиве, посвященная специальной богине – покровительнице алкогольных напитков Нинкаси.

На протяжении дальнейшей истории влияние алкоголя также трудно переоценить. Он служил социальным клеем, развивал торговлю, укреплял и разрушал отношения между людьми и государствами, превратился в неотъемлемую часть церковных ритуалов, становился антидепрессантом для солдат, идущих на войну, был подтверждением статуса пьющего.

Сложно утверждать, что в современном мире алкоголь сохранил ту же созидательную роль. Если миллионы лет назад обнаружение забродивших фруктов стало для наших предшественников конкурентным преимуществом, то сегодня оно скорее мешает нам – генетические изменения, запущенные 10 млн лет назад, сейчас могут становиться виновниками злоупотребления спиртным. Пооценке Центров по контролю и предотвращению заболеваний (США), чрезмерное употребление алкоголя ежегодно обходится американской экономике в $249 млрд и убивает 88 тысяч человек. По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире на каждого человека старше 15 лет приходится по 6,2 литра этилового спирта в год, или 13,5 грамма ежедневно, при этом больше всего пьют в Восточной Европе, России и на Украине (более 12,5 л в год). Учитывая, что в среднем 60% населения планеты не употребляет алкоголь, для пьющих объем потребляемого спирта еще выше. Согласно ВОЗ, в 2012 году с алкоголем была связана смерть 3,3 млн человек, или 6% всех смертей в мире.