Больница

28 June 2019

Три дня хмурое небо без остановки посыпало промерзшую землю хлопьями снега. А на четвертый вдруг распогодилось.

Кира раздернула шторы и обомлела от сказочной красоты за окном. Каждое дерево, каждый кустик были укутаны в пушистые белые одеяния. Холодное солнце искрилось в каждой веточке, а синее небо радовало глаз своей необъятной глубиной.

–  Определенно, я не могу пойти сегодня на работу и пропустить все это!

Любуясь на преобразившийся двор, девушка набрала номер начальника:

– Андрей Степанович? Доброе утро! Это Кира. Я приболела, кхе-кхе, мне бы отлежаться денек. А завтра приду обязательно… Спасибо! До свидания!

Кира бросила мобильный на подоконник. Влила в себя кружку обжигающего кофе. Аккуратно достала с полки зеркалку с дорогущим объективом, которая вот уже месяц пылилась без дела. Быстренько оделась и, дожевывая на ходу бутерброд, выскочила на воздух.

Она долго бродила среди домов, фотографировала и удивлялась, что все это снежное великолепие не сдуло ветром и не растаяло назло горожанам.

Вдруг Кира остановилась как вкопанная. На другой стороне улицы угрюмо маячила заброшенная больница. От забора осталось одно название – предприимчивые жители давно растащили его на запчасти.

Киру тянуло туда с детства. Мама не пускала, говорила, что это очень опасно. Но мамы уже не было. Кто ей теперь запретит? Солнце зашло за неожиданно набежавшую тучу. Кира нахмурилась.

«Пойду! – решила девушка. – Фотки получатся офигенные!»

Она бросилась через дорогу. В визге шин за спиной послышалось тягучее «не ходииии». Кира резко обернулась. Бледный как смерть водитель давил на клаксон. Она зачарованно наблюдала, как его губы остервенело шевелятся в беззвучных проклятиях.

Двери больницы были открыты нараспашку – заходи, кто хочет. Наверняка она была не единственной, кого манило это большое умирающее здание.

Внутри было промозгло, пахло рассыпающимся бетоном и немытыми телами. Кира поежилась и решила забраться повыше. Нашла лестницу, поднялась на несколько этажей, вышла в коридор. Скудный свет, льющийся из дверных проемов, едва освещал темный пол, заваленный разнообразным мусором. Фантики, пакеты, пустые шприцы.

Она заглянула в темную палату, щелкнула затвором. Яркая вспышка выхватила цилиндрический агрегат посередине и скрюченную фигуру в углу. Обомлев, Кира сделала еще одно фото – фигура исчезла. «Фу, показалось!» Она сделала вперед пару шагов, чтобы щелкнуть с торца таинственный прибор: «Наверное, МРТ.» Вдруг дверь за ее спиной с грохотом захлопнулась.

Кира в панике навалилась на нее. Толкала, тянула – но тяжелая, освинцованная дверь никак не поддавалась. «Это сквозняк, просто ветер шалит!» – уговаривала себя девушка, чуть не плача от страха и отчаяния. Судорожно начала искать телефон, вспомнила, что тот остался дома, безалаберно брошенный на подоконнике. «Никто не знает, где я…»

Неожиданно дверь открылась, Кира рухнула наружу, попав в какую-то разгоряченную, колючую субстанцию. Задержав дыхание и зажмурив глаза, пинаясь и толкаясь, продралась сквозь нее, и как сумасшедшая бросилась бежать, вперед, вперед, на выход.

Солнце вдруг

Больница

заглянуло в пустые оконные глазницы, пробилось сквозь пыль и сумрак палат и выбелило коридор, по которому со всех ног неслась Кира. Она едва успела затормозить на самом краю зияющего провала. Фотоаппарат выскользнул из рук и полетел вниз. Кира замерла в ожидании отчаянного звона трехмесячной зарплаты, разлетевшейся мелкими осколками. Секунда, две, три. Тишина. Мучительный стон, раздавшийся с другой стороны от черной дыры, заставил зашевелиться волосы на затылке.

Кира бросилась обратно. Где же дверь, ведущая на лестницу? Дернула одну, другую – не то. Лишь пустые палаты со скелетами проржавевших коек. Остановилась: «Надо подумать, вспомнить. Откуда я пришла?» Ее руки коснулась маленькая, ледяная ладошка. Не помня себя от ужаса, Кира взвизгнула, дернулась и вывалилась на лестничную площадку. Кубарем скатилась по ступенькам до первого этажа, сильно подвернув ногу.

Впереди маячил дверной проем, уже тускнеющий к вечеру.

Кира закусила губу. Хромая, двинулась к спасительному свету.

Бездомный пес с серой свалявшейся шерстью пристально смотрел на здание заброшенной больницы. К ней по белому снегу тянулась цепочка аккуратных следов. Волосы на загривке пса стояли дыбом. Вдруг он заскулил, поджал хвост и метнулся прямо под колеса пролетавшего мимо автомобиля. Водитель дернул руль, чудом избежав столкновения со встречной машиной, притормозил, переводя дыхание, и поехал дальше.

Из глубины здания раздался вскрик. Если бы в это время кто-то проходил мимо, он бы увидел, как капельки крови вылетели из дверей и рассыпались перед входом в больницу, словно ягоды рябины.

Но никого не было.