Пришелец

I Пришельца ждали. Часы летели напряженной какой-то чередой, заставляя по-особому относиться к тому, как неуклонно одно временное явление сменяло другое. Сначала ночная прохлада сменилась росистым рассветом. Затем, решительно поднявшееся на востоке над горизонтом и войдя в зенит, раскаленное солнце окончательно высушило утлую траву от капелек, ставшей теперь совершенно неактуальной, но такой прежде желанной, утренней влаги. И уже ничто зеркальной поверхностью не отражало в себе, как прежде, напряженные от волнения физиономии ожидавших исторический момент встречи представителей двух разных и таких далеких друг от друга, цивилизаций. И только пришелец, невольно давший о себе знать накануне, теперь вовсе не торопился исполнять обещанное появление перед другим разумом Еще вчера каждый думал только о нем, когда внезапно, на ясном вечернем небе возникло удивительное и необычное явление. Яркая точка сорвалась со звездного, только проявляющегося после наступления сумерек, неба. Затем она выросла в размерах. Еще и еще. Пока, возникший следом, не ошеломил наблюдателей яростный и могущественный в своем проявлении, ослепительный росчерк ракетных дюз. Но вот и он пропал. Растаял за горизонтом. Бесследно исчез, скрывшись за высокими, покрытыми снежными шапками, горными вершинами хребтов, со всех сторон, обрамлявших скалистое плато. С тех пор немало истекло времени. Давно, в напряженном ожидании обитателей здешних мет, прошла ночь. Зарозовела и растаяла утренняя заря. А подогретой горячими лучами всегда палящего солнца чахлой растительности, кое-где облагораживающей утлую поверхность, все оставалось без изменений. Напрасно были устремлены туда с надеждой сотни глаз. – А может, у него при посадке что произошло? – высказал предположение одноглазый, самый нетерпеливый при экстремальных ситуациях, и от того здорово пострадавший некогда на пожаре. – Может быть, ему нужна помощь? Предположение было очевидным. Как и то, что чрезмерное нетерпение никому еще никогда не помогало. А уж одноглазый не раз попадал в передряги от того, что хотел заступиться за всех, кто, на взгляд его ограниченного зрения, нуждался в помощи. Так было и теперь. Когда не мог быть слабаком тот, кто вчера вечером поднял такой переполох, разбудив округу космическим появлением своего удивительного летательного аппарата. Потому на одноглазого, несмотря на его суету и нетерпение, никто не обращал никакого внимания. Никому не верилось, что существо, способное силой своего разума преодолеть миллионы световых лет, может попасть в беду. Не сумеет достичь цели. Так бездарно – аварией завершить исторический полет. И это невозмутимое мнение самых рациональных из них, наиболее благоразумных и опытных в делах и житейском плане, оказалось наиболее близким к истине. На горизонте снова произошли перемены. – Глядите! Глядите!!! – один из тех, кто ожидал контакта, первым заметил черную точку, движущуюся сквозь раскаленное марево, окутавшее вершину ближайшего холма. – Идёт!

II …Совершенно случайно удалось выйти на связь с чужим разумом. После долгих веков ожидания встречи с представителями других миров, когда уже и не верилось в подобное, прозвучал голос, с конкретным умыслом поданный инопланетянином. Чувствительные элементы засекли чередующиеся между собой странные свисты, доносившиеся из космоса всего в нескольких миллионах миль. Шанс установить контакт никто упустить не мог. Обсудив все доводы, последовавшие, как за начало общения, так и против такого риска нарваться на агрессию чужака, пришли к единому мнению. Было решено ответить на сигналы. И вот он, результат проявился во всей его огромности. Наступал великий миг долгожданного контакта с иной цивилизацией. Все ближе и ближе становился пришелец к ожидавшей его делегации избранных представителей планеты. Как-то странно передвигаясь по равнине, он все так же подает ставшие знакомыми сигналы.

III И снова все чуть не испортил самый нетерпеливый из тех, кто вышел навстречу инопланетянину. – Нет, вы только посмотрите на этого смешного урода! – одноглазого неудачника даже передернуло от одной лишь мысли о том, что можно иметь такую нелепую внешность. – Недаром они так долго таились от нас и не желали представать в столь жалком виде! Однако, если по совести, то и по затаенной мысли критикана, в чем-то пришелец походил на них самих – те же два глаза, два уха, рот полный белых зубов, нос, ражая прическа из жестких коротких волос на голове. Вот только одно смущало. Ведь передвигался гость из космоса иначе, чем те, кто ожидал встретить родственное существо. В отличии от них, пришелец шел к собравшимся иначе, чем это делали они, собираясь на обговоренном для контакта месте – на двух ногах. Одноглазый критикан, переставший комментировать несуразного визитера, не выдержал первым. Он не побоялся предстать перед обществом самым трусливым. Свистнул от страха и проворно юркнул в нору.

IV Николай Крылов, начинающий космонавт, имевший квалификацию всего-то специалиста третьего класса, оказался здесь, можно сказать, совершенно случайно. Осуществляя контрольное патрулирование в пустынном районе галактики, он был крайне удивлен и в то же время очень обрадован, когда локаторы корабля получили сигнал от разумных существ с этой одинокой планеты звездной системы под унылым и не обещавшим особых открытий, названием – Серая Утка. И вот он уже здесь. Там, куда так стремился, получив неограниченные полномочия и доверие жителей Земли. По его разумению: – Пора бы встретиться с собратьями по разуму! Стрелка индикатора, который держит в руке Николай, показывает, что направление выбрано, верно. –Сюда и нужно идти, – подбадривает себя космонавт. – Не могу ошибаться с азимутом! Оставалось не пропустить ничего необычного, что могло быть предшественником встречи с гуманоидами. Потому Николай Крылов внимательно ищет по сторонам то, что же могло подавать странные призывные сигналы. Но и малейшей для этого зацепки глазам нет. Не видно ничего подозрительного. Только, обиженно свистя, из-под ног отскакивают местные животные, очень похожие на земных сусликов. Только не до них сейчас. Николай, не обращая внимания на грызунов, всматривается из-под руки вдаль. Ищет представителей местной цивилизации. Задумчиво насвистывая при этом, как и в тот раз, когда появился первый призывный радиосигнал сигнал, уже надоевшую ему, но такую навязчивую мелодию «Марша космопроходцев».

Фёдор Быханов