Что такое магия и зачем я занимаюсь её популяризацией

Я читаю прекрасную книгу о социальном предпринимательстве. С некоторым сожалением признаю, что моё дело не может так называться — я не работаю с социальными проблемами в классическом смысле. Я не борюсь за права людей или животных (только своим примером), не помогаю решить проблемы экологии. Я популяризирую магию.
И всё же мне показалось близким описание одной из важных черт социального предпринимателя: больше всего на свете он хочет изменить весь мир.

Когда я начала много заниматься Таро и общаться с теми, кому тоже интересны карты, я заметила, что многие в этой среде были склонны к “компульсивной магии”: запоями делали расклады и занимались любимыми магическими практиками, а через некоторое время в ужасе каялись, ходили в церковь, опасаясь, что их успехи могут навлечь опасность; эти циклы шли у них один за другим. Я познакомилась с девушкой, которая несколько раз сжигала свою колоду Таро, а потом покупала новую, когда чувствовала себя свободнее — но рано или поздно наступал очередной сложный период в жизни, она снова винила карты, и всё повторялось. Она чувствовала себя очень несчастной.

Многие из тех, у кого были более здоровые взаимоотношения с магией, всё равно испытывали неудобства, потому что стеснялись рассказать о своём увлечении друзьям и родным. Они не только боялись, что их засмеют, но и всерьёз опасались, что близкие смогут отговорить их от любимого дела, используя всё ещё имеющую на многих эффект традиционно-религиозную риторику. Люди были вынуждены вести двойную жизнь, которая для окружающих ещё и часто выглядела пустой. Иногда увлечённых волшебников друзья упрекали в том, что они “ничем не интересуются”.

Мне повезло: у меня не было таких серьезных проблем — отчасти из-за того, что мне не очень важно мнение со стороны, но в основном из-за большой удачи с окружением. Моя семья и друзья не были “в теме”, но и не смеялись надо мной, проявляли умеренный, вежливый интерес (спасибо!)
И всё равно в чём-то мне, как профессиональному тарологу и волшебнику, сложнее, чем если бы я была, скажем, искусствоведом (на которого я и училась) или фотографом (которым одно время работала). Почти каждый раз, знакомясь с людьми и неизбежно доходя до вопроса “кем ты работаешь?”, мне приходится подолгу рассказывать о своём деле, отвечая на неудобные вопросы вроде “ты что, наводишь порчу?” (нет!!) или “а за это что, кто-то платит?” (да). Кроме того, мне, например, было очень сложно начать работать официально: почти все банки отказалась иметь дело с моей компанией из-за характера моей деятельности.

Всё это происходит потому, что почти нет информации о том, что такое магия, чем на самом деле можно заниматься, если тебе интересна эта тема, и как делать это так, чтобы процесс и результат приносили только радость и пользу. Сильная у нас православная риторика агрессивно навязывает представление о “греховности” магии (хотя сама Библия — сборник историй о волшебстве). С другой стороны, противостоящее религиозному традиционализму светское критическое мышление отметает магию как выдумки и суеверия и высмеивает её (честно говоря, мне куда неприятнее второе). Парадокс: изначально наполненные верой в чудо и желанием менять мир всем своим поведением, люди оказываются в обществе, где это либо “плохо”, либо “глупо”. Им как будто резко указывают: если ты любишь магию, ты должен быть либо злым и аморальным, либо непроходимо тупым и отрицающим науку. Некоторые (и таких немало) от безвыходности усваивают эту программу, и получаются “чорные колдуны” и безумные “шизотерики”. Своим существованием они, разумеется, подкрепляют идеи об опасности и глупости всего волшебного — и замкнутый круг крутится снова и снова: больше предрассудков и больше их жертв.

Всем, что я делаю, я хочу рассказать простую вещь: можно по-другому! Есть альтернатива. Это нормальная, природная магия, живущая в нас с детства. Можно не прогонять её, а наблюдать и применять. Я смотрела на свечи часами в детстве — я делаю это и сейчас. Я уходила путешествовать в картины, общаясь с их персонажами — я продолжаю делать это с картами. Я задавала миру вопросы и получала ответы во всём, что меня окружало — с возрастом я научилась делать это ещё лучше. Теперь я могу общаться историями и образами с другими людьми, показывать им, как меняется их жизнь и как они могут в этом поучаствовать — и получаю за это благодарность. И это не какая-то странная крайность — наши интересы разнообразны, и увлечение магией ничем принципиально не отличается от любви к книгам или склонности к математике.

Вот почему я популяризирую магию. Я просто хочу, чтобы о ней по-настоящему узнали. О том, что она может быть свободной, естественной, полезной и красивой. Что в ней тоже важна этика и человечность. Что маг — это не сверхчеловек и не свихнувшийся чудак.
Магия — это любое изменение в мире, и оно имеет право быть проведено теми способами, которые нам нравятся и работают — какая бы репутация (пока что) ни была у этих способов.

Если у меня получится — буду считать, что выиграла.