С собой.

https://pp.userapi.com/c855336/v855336372/c0269/P3beCuvvXN8.jpg
https://pp.userapi.com/c855336/v855336372/c0269/P3beCuvvXN8.jpg

«Так, так. Разговорник, не забыть. И поближе, к рукам. Английский — это хорошо. Но там люди привыкли говорить на своём, родном. Уж больно место глухое. В супермаркете жрачки не купишь — замаешься «шпрехать». 

Тёплые вещи можно на дно. Но ветровку не класть. Накину. А что с заказом? Ё-моё! Надо ускориться! Нет желания собачиться с доставкой. Но варианты отсутствуют! Если была бы открытая дата. А так — proszę mi wybaczyć! Буду трясти за причинное… 

Если бы точно знать. Нет, туманно. Сколько? Как? Хорошо, давно готово всё. Спешке — нет!..» — приговаривая, уговаривая собирала и складывала стопками по чемоданам. Возвращалась в гардеробную, придирчиво рассматривала оставляемое. «То ли пригодится? То ли обойдётся? Не глухой лес, конечно. Но всё же, всё же»...

Привыкала не рассчитывать ни на кого — долго. По жизни. И всё своё — с собой. Теперь, это стало принципом и чувством самосохранения. Нервов меньше потратишь. Да и денег. А они — не лишние. Никогда…

В дверь позвонили — заторопилась. Открыла, со смешком поцеловала в щёку: «Значит, если иммигрант — то и бриться не стоит?!» Услышала тихий ответ, засмеялась грудно, порозовела. Увернулась от сильных рук. Юркнула на кухню — чай, бутеры, расслабляющий трёп. Крикнула из дверей: «Какой будешь — бергамот или обычный? Может разогреть второе? Окей. Как скажешь…» 

Подошёл, приткнул к себе — за плечо. Упёрся носом в висок. Спросил нежно: «Думаешь, правильно?»

Она наклонила голову, подумала. «Они умудрились продаться дважды. Представь! Два раза! Сначала тебе, потом мне. Согласись, для «друзей» — многовато. Даже, для коллег — избыточно. И ты хочешь что-то с ними иметь и дальше?.. Да и в целом. Наступает. Не лучшее время…» — заметила, набежавшую на лоб, морщинку. Погладила по макушке, успокоила: «Помнишь?! Всё своё — с собой! С собой. Милый…»