911

Меня зовут - Нина Родригес, семь лет назад я служила в полиции - диспетчером. За эти долгие годы я столкнулась с уймой всякого говна: чокнутые наркоманы, изверги родители которые издевались над своими детьми, звонки о помощи от самоубийц и ещё много всякого... Но не было ничего подобного тому экстренному вызову, который перевернул мой мир спустя месяц назад.


После того случая я не смогла больше там работать. Ложные вызовы, идиотские розыгрыши подростков, кошки на деревьях - это всё довольно сильно раздражало. Но реально страшно, когда ты сидишь на другом конце провода, и понимаешь, что ты ничего не можешь сделать, а патруль не успеет вовремя. Остаётся лишь слушать. В общем, дело было так:
День проходил как обычно, однообразно и скучно до ужаса. Это была среда, вечер. До конца моей смены было еще далеко. Нет, на самом деле, мне нравилось работать в полиции, просто должность диспетчера это не то чего я ожидала. Я сидела и рассеяно листала различные отчеты со вчерашнего дня. Ничего интересного, никаких грабежей, убийств или изнасилований. Мой участок находился в маленьком городке в провинции, здесь у полиции не было столько работы как в крупных городах. Телефон на углу стола вдруг зазвонил и отвлёк меня от мыслей.


— 911, что у вас случилось?
— Пожалуйста, мне нужна ваша помощь, — голос молодой, женский, звучал очень тихо и испуганно.
— Да, мэм, я вас слушаю. Что у вас за ситуация? — я приготовила ручку и блокнот.
— Какой-то тип на улице, стоит и пялится на мой дом.
Судя по голосу, девушка была реально испуганна. Ситуация, конечно, странная, но не более того. Возможно, кто-то просто хотел разыграть девчонку. Я решила выяснить чуть больше.
— Сохраняйте спокойствие, всё будет хорошо. Как долго он там находится?
— Я не знаю. Я просто посмотрела в окно недавно, а он там стоит. Это было примерно час назад, сразу как стемнело. Он даже на дюйм за это время не сдвинулся, и постоянно смотрит на дом! Мне кажется, он видит меня через окно...
Я прекратила записывать, опасаная ситуация казалась уже не просто странной. Человек просто стоял на одном месте, не двигался и даже не смотрел по сторонам. У меня возникло чувство, что звонившей девушке действительно грозит опасность.


— Хорошо, мэм, мы пошлем офицера. Как вас зовут и какой у вас адрес?
— Элизабет Трэвилл, 1465 Велингтон Роуд, — я записала адрес и передала его дежурному офицеру Мэйсу. Он сразу же отправился к Элизабет.
— Мэм, мы выслали к вам патруль, — в трубке раздался вздох облегчения.
— Пока едет патрульная машина, — начала я, — вы можете описать мне этого человека, знаете ли вы его? — установление примет преступника не менее важно, чем отправка патруля.
— Ну... У меня нет знакомых такого роста. Он... высокий, очень высокий, бледный и худой, будто измождённый. И он.... голый, кажется. Но он стоит слишком далеко, мне больше ничего не видно.
— Хорошо, вы можете рассмотреть его лицо?
— Нет, слишком темно. Я не знаю, как это описать, но чувствую, что он смотрит на меня, всё время, пока торчит перед домом.
— Все двери заперты?
— Наверное, задняя дверь всё ещё открыта, я схожу закрою её.
— Хорошо, я останусь на линии.
Я слышала, как Элизабет ходила по дому, услышала также щелчок дверного замка.
Её голос раздался в трубке через несколько секунд.
— Так, все двери заперты, я вернулась к окну, он..., — она умолкла, не договорив.
— Что такое, мэм? — спросила я.
— Мэм?, — тишина становилась всё более пугающей. Молчание, казалось, длилась вечно, пока она снова не заговорила, ещё более тихо и испугано, чем раньше.
— Он теперь ближе. Раньше он был далеко, на краю леса, а теперь раза в два ближе!
— Сохраняйте спокойствие, офицер скоро будет у вас. Теперь вы можете его разглядеть лучше?
— Да, это... странно. Он голый, но я даже не пойму, мужчина это или женщина... ни татуировок, вообще ничего... он как будто одет в какой-то обтягивающий костюм. Я все еще не могу нормально разглядеть его лицо, но, мне кажется, с ним что-то не в порядке. Он всё ещё смотрит на меня, мне страшно...
— Мэм, мне нужно, чтобы вы нашли безопасное место, и заперлись там, на всякий случай, — я говорила спокойно, стараясь не пугать её сильнее.
— Да, хорошо. У двери в спальню есть замок, я пойду туда... — она снова замолчала, потом я услышала быстрые шаги, удар двери, и тихий всхлип.
— Мэм? Все в порядке?
— Я закрылась в спальне... — её голос был настолько тихим, что я едва разбирала слова.
— Мэм? — я снова позвала.
— Он теперь намного ближе. Я просто пошла в сторону спальни, а когда обернулась обратно, он стал метров на тридцать ближе, прямо за окном. Но теперь я хотя бы увидела его... Боже мой!...
— Элизабет?, — я уже сама была в напряжении.
— О Боже, его лицо... Я видела его лицо, прижатое к окну. Это ужасно... У него глаза огромные, и совершенно чёрные... чёрные, понимаете!? И он... улыбался. Будто кто-то ему рот разрезал от уха до уха..., — Элизабет снова всхлипнула. Я должна была удержать её от истерики... что бы там ни было по ту сторону её окна.
— Мэм, дверь достаточно прочная? Вы сможете её чем-нибудь подпереть? — я сильно повысила голос.
Тишина.
— Мэм!? Эли..., — меня прервали.
— Помогите!


Её крик раздался одновременно с треском дерева и звоном разбитого стекла. Потом последовал звук удара, похоже, телефон упал на пол. Элизабет снова закричала. Она умоляла кого-то отпустить ее, но безрезультатно. Её крики звучали всё дальше и дальше, пока я вообще не перестала её слышать. Звуки в трубке стихли, а время, казалось, замерло. Прошло две минуты. Я не заметила как сильно сжала трубку, пока из неё раздался приближающийся вой сирены полицейской машины. Это был патруль, который я выслала к Элизабет десять минут назад назад.


Нужно ли говорить, что Элизабет и её похитителя так и не нашли?