Операция ради беременности

Пироговка порадовала профессионализмом и некой несоветскостью. Двухместные палаты, неплохая еда. Единственное мое везение срабатывало на полную катушку и в моей палате оказалась крупногабаритная тетя, храпящая так, что без преувеличения можно было замерять децибелы. Оказалась она знакомой завотделения, переехать мне было некуда. Ночью за сутки до операции я ушла спать в коридор на носилки, на которых меня чуть не укатили куда-то. На следующую ночь, накануне операции, сжалившись, медсестры дали мне таблетку фенозепама. Спала я волшебно и без задней мысли пришла просить еще таких таблеток. Девчонки напугались, засмущались и сказали, что такое дают редко и не всем. И вообще это очень сильные таблетки.

Надо отдать должное моей маме. Она жила на моей родине, в маленьком городке, но услышав про операцию, несмотря на все мои уговоры и объяснения, что мол это Москва и Пироговка, собрала чемодан и прикатила в Москву. В день операции она была рядом. Я представляла себе процесс операции как-то страшнее. Мне поставили капельницу, положили на носилки и повезли так, чтобы везде я была головой вперед. Я успела подумать, какие же медики суеверные, как меня попросили считать. Отключилась я на цифре 7 и подъезду к операционной. А очнулась от разговора мамы с врачом. Сквозь сон слышала отрывочно, что все прошло хорошо, но оказалось, что у меня такой эндометриоз, который редко бывает у такого возраста. Что он и наружный и внутренний. И вместо 45 минут операция шла почти 2 часа. Что врач постаралась вычистить все, что могла, но необходимо будет проводить гормональную терапию, потому что процесс очень запущенный. Очнулась я легко. Всякие рассказы про тошноту, головокружение после наркоза для меня, слава Богу, оказались лишь рассказами. Но вот торчащая из живота трубка и свисающий мешочек с содержимым повергал меня в адский трепет. Я помню как спала ночью (крупногабаритную тетю перевели куда-то и рядом положили сухонькую тихую старушку) и боялась что эта трубка выдернется, как перекладывала этот мешочек чтобы перевернуться.

После больницы, как выяснилось, мне полагался двухнедельный больничный, но я его брать не хотела, т.к очень не хотелось терять в деньгах. У нас тогда уже была первая ипотека в Москве и было несколько нервозно от висящего над тобой бремени. Вышла я на работу через 5 дней после операции, швы за счет лапароскопии были небольшими, слабость общая была, но в целом все было неплохо. Врач назначила уколы, который вводили в состояния климакса. Надо было отключить яичники для того чтобы дать возможности ткани прорегенериться. Тут я и испытала все удовольствия, который испытывают наши бабушки и мамы, достигшие определенного возраста. Меня кидало в адский жар с потом. Т.к. это выпало на зимний период, то я снимала пуховик в метро, это хотя бы спасало от его постоянной химчистки, потому что количество выделяющейся воды, было достаточно чтобы пропитать одежду и подкладку пуховика. Про перепады настроения мне кажется знали все вокруг, я могла заплакать ни с того ни с сего или разозлиться. При этом я как раз сменила работу и нагрузка психоэмоциональная сильно возросла. Как то все пережил мой муж мне непонятно. Колоть надо было каждый месяц, а точнее каждые 20 с чем-то дней. Изначально я купила только одну упаковку, т.к. лекарство было дорогое и было непонятно нормально ли оно подойдет. В итоге за 2 дня до второго укола выяснилось, что оно исчезло из аптек. Просто его нигде нет. Благо знакомая нашла какую-то единственное аптеку, где страшного вида курьер привез мне 2 упаковки. Я должна была сделать 4 укола, но выдержала только 3. После окончания курса и первых месячных, как врач и говорила мы начали пробовать забеременеть.

А в мае на работе у нас случился инцидент. Работала я на тот момент в одной из российских корпораций, бухгалтерию у которых вела отдельная компания. Каждый квартал корпорация проходила камеральную проверку на возмещение НДС. Документы для нее отправляла эта самая выделенная компания. На носу был последний день передачи этой самой отчетности в налоговую инспекцию. Часов в 11 утра главный бухгалтер сообщил, что мол как-то бы отвезти коробки с первичкой в налоговую и для этого надо выяснить, не пришли ли коробки. Оказалось, что не пришли. Пока разыскала конечное лицо в нашей корпорации, отвечающие за приемку документацию, пока добыла телефон менеджера, который отвечал за нас в транспортной компании, наступило 16 часов. Дозвонившись, выяснилось, что коробки с первичкой как-то в пути подмокли и расклеились и дабы не вручать нашей корпорации в некрасивом виде их отправили на склад чтобы красиво упаковать. Мне кажется это был один из редких случаев, когда я кричала. Я попыталась пригрозить теми сотнями миллионов рублей, которые потеряет наша корпорация если мы не заполучим сейчас же эти коробки, на что менеджер очень технично ответил, что в договоре есть пункт про то что ничего никто не возместит. И что его рабочий день через час заканчивается. Уже не помню все свои доводы, но он согласился подождать на складе моего сотрудника, которого я выпинала на личном автомобиле за коробками. Менеджеру я запрещала вешать трубку. В общем коробки мальчик забрал. И мы поехали с ним на круглосуточную почту, где под висящей лампочкой Ильича начали отвоевывать миллионы корпорации. Мы ваяли вручную описи и складывали их в коробки. Когда мы все сделали, выяснилось, что коробка не может быть больше скольки-то килограмм. И, матерясь, мы начали пересортировывать коробки и заново строчить описи. Закончили мы за 15 минут до 12 ночи, до закрытия этой почты. Данный подвиг был отмечен некой денежной премией мне и моему сотруднику, правда не сильно коррелирующей с теми миллионами. А через несколько дней после этого события выяснилось, что я беременна. Наконец-то подумала я и даже расслабилась, но оказалось, что зря…