Любовь нечаянно нагрянет. К музыке.

Неожиданно для всех Сережа заявил, что он хочет пойти в музыкальную школу.
Чтобы представить уровень неожиданности, представьте себе, что в шаббат тихий Мойше сын раввина , замученный мамиными кошерными котлетками, заявил об уходе в католический монастырь.
Папа, который получал образование в лучших подворотнях, увидел в этом покушение на вековые семейные устои. Дедушка презрительно хмыкнул, и мысленно приговорил предателя, для бабушки это был всего лишь повод испечь пирожки. По настоящему горевала мама. Ведь она понимала, что мальчик глух, как Бетховен. Ну, ему что "до", что "ми", один бабай... Сама она их тоже только на бумаге различала. Но если посмотреть с другой стороны, мама завуч, папа на ответственной должности, дедушка в райкоме, куда как не в музыку? Будем отращивать прекрасное в сельской интеллигенции.
Набежали тетушки. Стали учить песню. Получалось весьма неважно, репертуар Зыкиной пришлось отбросить, на песни Робертино Ларетти не смогла покуситься даже мама. Дед предложил что-нибудь патриотическое. Сообща выбрали "Солнечный круг " . У всех еще была надежда, "не возьмут!".
Отмытого от уличных боев чадо, упаковали в шорты, гольфы и пилотку, и чинно проследовали на задворки общеобразовательной школы, где и находился местный храм музыки.
Экзамен принимал сам директор, дядя Ваня, который вечером гонял своих коров мимо дедовского сарая и всегда почтительно здоровался.
Мальчика поставили спиной к инструменту и предложили угадать услышанную ноту. Бинго! С первой попытки....Мама заволновалась, директор занервничал, комиссия одобрительно качала головой.
- А теперь песня! Набрался смелости абитуриент, вышел вперед, шаркнул ножкой и затянул
- Сооолнечный круг!
Внизу проснулась вахтерша тетя Валя, которая слышала на своем веку не одного солиста.
- Неееебо вокруг - издевательски летела в уши какофония, и комиссия, и директор одновременно сморщились
- Эээто риииисунооооооок маальчишки- несколько с блатной интонацией сымпровизировал певец. На стене в это время слегка покосился портрет Бетховена...
- Это знак! - подумалось директору и школа обрела нового ученика.
Вздохнула хоровичка, хмыкнули преподаватели музыкальной литературы, забилась головой об шкаф преподаватель класса баяна, ее дисциплинарный батальон пополнился новым бойцом.