Пастель. Желатин

Прощаться я не умею и делаю это в самые неудачные для прощания моменты.

Она мне тогда говорит:

- Если хочешь, можем расстаться друзьями. Будем просто общаться, как будто застряли в пробке и наши машины стоят бок о бок.

Мне этот образ не понравился, тем более что я сам его придумал. Она сказала, что нам надо расстаться и общаться, а я приплёл пробку.

- Дура! – в сердцах отвечал я. Нет, обзывать женщину «дурой» нельзя, тем более когда она действительно дура. Вообще из дурры пекут лепёшки и делают топливо, если она растёт где-нибудь в Афганистане.

В общем, я просто в сердцах налил себе кофе и добродушно ответил:

- Знаешь, у меня в фейсбуке две тыщи друзей.

Я всегда отвечаю подчёркнуто добродушно, намереваясь сказать гадость. Мне кажется, эта интонация выходит удачно, однако тренировок не прекращаю.

- Ну и что, - бросает она в ответ с видом директора Росгвардии, - у меня вКонтакте семь тысяч фанатов, а в Инстаграме…

Осознавая близость провала, я отрезаю:

- Сотни три из моих друзей – люди, чего-то добившиеся в жизни, их можно слушать бесконечно, общение с ними можно издавать в твёрдой обложке с тиснением!

- Ты группу «Стихи и афоризмы» открой, издавай оттуда любую фразу, - без всякого стеснения отвечает она.

- Услышь меня! – ору я, будто после этой фразы кто-то начинает внимательно слушать, - я не общаюсь почти ни с кем из этих одарённых успешных людей. Я, сука, не люблю общаться, это не интересно…

Тут ей в самом деле становится неинтересно, ровно так же, как при моём рассказе о прелестях и необходимости одиночества.

- Ты просто хочешь со мной спать, - с горечью говорит она, и мне нечего ответить, потому что я просто хочу с ней спать, а это обидно и мерзко.

- Нет, я хочу обмениваться с тобой стикерами в Вайбере и строить дом в Майнкрафт, - сообщаю совсем уже обречённо.

- Да ну на фиг, это уже никого не вставляет. Хочешь, сходим в кино?

Тут мне вроде как даётся шанс, призрачный, словно шелест ветерка, словно хвост тигра в джунглях.

- Ладно, - отвечаю, - прощай.

Прощаться я не умею и делаю это в самые неудачные для прощания моменты.

- По-твоему, я ещё и виновата? – изумляется она. А я уже удалил переписку, сел за новый ролик, набрал номер заказчика. Но ей теперь нужно знать, виновата ли она. А мне не нужно этого знать. Я просто хотел с ней спать, и до последнего времени у нас неплохо получалось, пока ей вдруг не захотелось радости общения, музыки, фильмов и прочего дурацкого совместного досуга.

- Хочешь, сходим на шашлыки, попьём водки, - делаю ответное предложение, - я куплю тебе гранатовый сок, ты будешь роковой женщиной с алым ртом.

- Да ну тебя. Сам виноват. Как скажешь – прощай так прощай.

И умчалась к себе в Афганистан.

Где-нибудь через месяц мы встретимся снова. Не обязательно это будет она же.