Должно ли общество защищать индивида от иррациональных решений

Прогресс можно описать как процесс, основанный на диалектике: потребности порождают решения, решения порождают новые потребности.

Решения должны быть эффективными — то есть, полностью удовлетворять потребности.

Если решения неэффективны — то есть, не удовлетворяют потребности целиком, то наступают последствия. Чем неэффективнее решение (меньше степень удовлетворения потребности) — тем тяжелее и быстрее наступают последствия.

Например, последствия для организма, регулярно получающего, при прочих равных, 100%, 75% или 15% своей потребности в кальции — это три разных ситуации, но расклад при 75% куда благоприятнее, чем при 15%.

Если общество начнёт контролировать потребление кальция индивидами, как родители контролируют рацион детей, то эффект будет аналогичным: это приведёт к снижению восприятия опасности нехватки кальция, конфликтам, отторжению — и затратам усилий на этот процесс.

Впрочем, эволюция позаботилась о том, чтобы даже навязываемые действия становились привычкой (¿). Человек, с детства приученный к здоровому питанию, с высокой степенью вероятности, сохранит эту привычку взрослым (¿).

А значит, ситуация с дефицитом кальция в обществе, контролирующем потребление кальция, начнут улучшаться по сравнению с обществом, не озаботившегося подобной мерой.

Левая, социалистического толка идея именно на это и рассчитывает: как родители воспитывают ребёнка — так и общество должно воспитать «человека нового типа».

Но «левые» совершенно не учитывают, что Маркс не читал Дарвина, когда придумывал левую идею.

Три свиньи, подложенных дарвинизмом марксизму

1. Эволюционная психология. «Левые» ошибочно представляют человека как «чистый лист». Истоки этого заблуждения несложно понять: знаменитое «общественное бытие определяет сознание людей» (The mode of production of material life conditions the general process of social, political and intellectual life. It is not the consciousness of men that determines their existence, but their social existence that determines their consciousness) Карла Маркса увидело свет в 1859 году — в том же году, когда Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов», а «Капитал» 1867 года вышел до дарвиновских The Descent of Man, and Selection in Relation to Sex (1871) и The Expression of the Emotions in Man and Animals (1872), которые, собственно, и положили начало эволюционной психологии.

2. Риск ошибки родителя, на ложных основаниях воспитывающего в ребёнке нездоровые привычки. Человек может исправить ошибки своего воспитания, будучи взрослым. Левая «идея» тоже предполагает «взрослую стадию», наступающую после воспитания «нового человека» обществом: коммунизм. Однако, не учёвшие в теории эволюционный фактор, социалисты столкнулись с его проявлениями на практике: физического уничтожения «старорежимных» людей оказалось недостаточно для воспитания «нового человека» — старорежимные свойства упорно возрождались в новых поколениях, превращая социализм из переходной стадии в постоянную.

3. Эффект карго. Любое благое начинание «сверху» имеет обыкновение, рано или поздно, вырождаться по мере утраты основной идеи и подмены сути формой. Вырождение неизбежно, потому что социальное принуждение требует наличия у людей, его учреждающих, целенаправленной воли и задач, но, в отличие от эволюционного наследства, сознательная воля из поколения в поколение не передаётся.

Можно построить систему, воплощающую эту волю, которая будет поддерживаться следующими поколениями — но нельзя гарантировать, что следующие поколения будут наделять её тем же смыслом. Средство превратится в цель.

Допустим, ради истребления дефицита кальция общество сделает молоко обязательной частью рациона. Риск того, что, спустя время, молоко из средства станет самой идеей, утратив изначальный смысл — например, его заменят на соевое — огромен, а встроенных механизмов защиты от этого — нет.

Таким образом, улучшение ситуации с дефицитом кальция в обществе, контролирующем потребление кальция по сравнению с обществом, не озаботившегося подобной мерой, окажется временным, а последствия даже ухудшат ситуацию, потому что система, обеспечивавшая контроль, не позволит сформироваться собственной мотивации индивидов — и, по мере её отказа, общество очутится в заметно худшем положении, чем было бы в обществе, не забиравшего на себя ответственность за рацион индивида, в котором спрос на здоровое питание стал бы следствием естественного процесса проб и ошибок.

Забирая у человека ответственность за удовлетворение своих потребностей, общество не столько улучшает ситуацию, спасая возможные жертвы от собственных ошибок, сколько ухудшает своё положение, лишая и их, и всех остальных возможности на примере этих ошибок учиться.

Таким образом, попытка «срезать» дорогу модернизации усилиями «сверху» тоже оказывается неэффективным решением с тяжёлыми последствиями.

Никакая пропаганда и даже законодательное закрепление употребления молока не сработают лучше, чем несколько походов к дантисту из-за плохих зубов.

Если приоритетом в борьбе с болезнями станет борьба с микробами вместо усиления иммунитета — результатом этого станет возникновение супермикробов на фоне ослабевшего иммунитета.

Общество, пытающееся защитить индивида от последствий иррациональных решений, забирая у него право на ошибку, лишает его лучшей защиты от совершения иррациональных решений: последствий совершённых ошибок.

Если индивид не будет нести ответственности за поступки (которая означает вознаграждение правильных решений в той же мере, как и плату за проступки) — то общество в целом лишится направления здорового развития.

P.S. Метафора с кальцием не очень удачная, нужен другой пример. Лучше из реальной истории.

P.P.S. Продолжение следует.