Был ли Пушкин атеистом?

Вот читаю статьи многочисленных трактователей прошлого о том, что Александр Сергеевич Пушкин был атеистом, и бередят меня сомнения. Прожил он короткую жизнь, но какую насыщенную! Да, так случилось, что родился он в семье любителя язвительного словца и светских балов, и что дядя его был дружен с Карамзиным, который, как известно, ввел в поэтический обиход преобладание чувств над разумом. Первое общество Пушкина было обществом острых эпиграмм, насмешек и страстей. Поэтому естественно, что молодой человек перво-наперво впитал в себя эзопов язык помимо французского и русского.

Картина Вадима Челышева "Венчание"
Картина Вадима Челышева "Венчание"

Иносказанием, в меру своего таланта и прозорливости, занимался здесь каждый мало-мальски чующий революционный ветер перемен. А дух его, давайте спросим, был каков? За что радели друзья Пушкина, к примеру, по лицею? За свержение единовластия, за свободу народа своего! И казнь, и ссылка декабристов - были отнюдь не шуточными и развеселыми, каким нам представляется Пушкин по некоторым своим стихам. Но разве не заложена в желании сделать людей равно свободными идея одного "царя" - Бога?

Писав кажущиеся легкокрылыми стихи на французский манер, Пушкин был не так уж недалек в своем внимании к происходящему и зрил всегда в корень. Да взять хотя бы юношескую поэму его "Монах". Весьма известная история о Святом Иоанне Новгородском по тем временам предстает перед читателями в юмористическом тоне (а другого в окружении Александра, как мы знаем, тогда и не бывало вовсе). Зачем подростку обращаться к религиозной теме, ежели он вопросами христианства не интересуется? Хулиганства ради? Но ведь как волнует повествование! Как мастерски юный поэт показывает борьбу между бесом и праведником! И как сурово итожит:

"Лети, спеши в священный град востока,
Но помни то, что не на лошака
Ты возложил свои почтенны ноги.
Держись, держись всегда прямой дороги,
Ведь в мрачный ад дорога широка".

Четырнадцатилетний Пушкин увидел в христианской легенде-притче правду. Увидел - и открыл глаза другим: любая зависимость является дорогой бесовщины. В данном контексте Иоанн желал попасть в священный город быстрым путем. Обуреваемый бесом, не подумал о том, что нужно было молиться о своей мечте Богу - Бог бы услышал и в свое время дал возможность Иоанну отправиться в Иерусалим.

Дерзость, в которой обвиняли и обвиняют Александра Сергеевича порой набожные люди, не имеет ничего общего с личным отношением поэта к Богу. Пушкин писал свои произведения дерзко и едко абсолютно на любую тему. Бунтарь против несправедливости и скуки, он выражал свои протесты, надо признать, весьма изобретательно. Чего стоит одна только "Гавриилиада"? Что сказал ею автор? Только то, что у всех было на уме: всякое зачатие порочно, у каждой достопочтенной жены есть любовники. Об этом не принято говорить вслух. Но между молчанием и не допускать мысли - огромная пропасть. Те, кто громче всех осудил поэму, как раз и были богохульниками на самом деле. Якобы святотатские строки о Марии и рождении Иисуса Христа Пушкина были всего лишь талантливой провокацией, провоцирующей отделение зерен от плевел - истинно верующих от лжеправославных. И ведь позднее даже о неизданной "Гавриилиаде" Александру Сергеевичу то и дело будут задавать вопросы знакомые и незнакомцы, на что он будет реагировать крайне отрицательно, не желая умышленно подпитывать данные беседы.

Нельзя отодвинуть в сторону и дружбу Пушкина с настоятелем Ионой Святогорского монастыря. Духовный пастырь Александра Сергеевича всячески благоволил к нему. И именно здесь родится знаковое для любого поэта стихотворение "Пророк":

"Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый Cерафим
На перепутье мне явился..."

Но серьезный Пушкин более интересен потомкам, нежели своим современникам. К примеру, переложенная в рифму "Молитва Господня" не могла вызвать острый читательский интерес, необходимый для зарабатывания денег на книгоиздании. Потому и осталась в анналах истории почти не востребованной. И великий гений, "воздвигнувший себе памятник нерукотворный", это понимал. Вот какое послание нам он оставил в "Борисе Годунове":

"Когда-нибудь монах трудолюбивый
Найдет мой труд усердный, безымянный,
Засветит он, как я, свою лампаду –
И, пыль веков от хартий отряхнув,
Правдивые сказанья перепишет,
Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу".

Если бы Пушкин был атеистом, стал бы он так трогательно и душевно заботиться о "потомках православных"? Ведь он вполне мог бы нас назвать "потомками русских"! Одно слово, казалось бы, - а акцентирует внимание на религии, на его вере бесконечной.

Конечно, говорить в полной мере о христианстве в творчестве самого известного поэта времен и народов, сложно - слишком плодотворно было его перо, чтобы охватить во всей широте. К сожалению, эпоха начала 19-го столетия, эпоха Пушкина, прервалась внезапно, но и на смертном одре, зная, что умирает, поэт в первую очередь думал о Боге...

Источник:
Православное издание "Зёрна".