Автобусом на море

Виктория Токарева писала о том, что если получается - то получается сразу. А нет – значит не выйдет никогда. Иди другой дорогой. Значит - небо не хочет.

Когда я совершенно случайно написала Гульнаре в ее турагентство в Тольятти, и попросила отправить нас куда-нибудь к морю, я не верила в этой ни на йоту.

В 1994 году, будучи в Евпатории в свадебном путешествии, мы сидели за столом с парой из Сибири. Супруги вырастили детей, и приехали, наконец, на юг. Я не знала, что повторю этот путь. Со времени разлуки с Чёрным морем прошёл 21 год. Целая жизнь.

Но Гульнара сразу, буквально через пять минут, прислала такие доступные варианты, что я молча, никому ничего не говоря – скажешь-сглазишь – сняла с книжки гонорар за последнюю книгу. И купила три путевки. И еще соблазнила поездкой свою коллегу Аню, также в своей жизни моря не видевшую.

После этого на нас навалился такой снежный ком дел, что очнулись мы накануне отъезда. В 5 утра у автовокзала должен был захватить нас автобус, значит, встать надо в 4. А засыпали мы в час ночи, и последним сонным возгласом был: «Где ласты?! Кто их ёлки-палки уложил?!»

Впервые поднялись мы в автобус «неоплан». Что сказать о самой дороге? Всё обещанное было соблюдено. Кондиционер и фильмы, чай и кофе, остановки каждые 2-3 часа у придорожных кафе-мотелей, почти в каждом месте был обустроен красивый фонтан, с рыбами…

Очень выручает, если вы возьмете с собой надувные подушки-подголовники. Ночью спать будет намного легче. Ночью автобус мчится особенно быстро. А за окнами стоят неподвижно звёзды.

Утром близость моря уже чувствуется. Высокие, прекрасные, сплошь в зелень одетые горы… реклама на дорогах, где упоминаются Туапсе, Джубга, Ольгинка….

И уже расстилается за стеклами…. Нет, правда, это оно… Я чувствую, что глаза наливаются слезами. Мы свиделись…

- Маша, море!

Но дочку все-таки укачало… местные красоты ей не в радость, дайте ступить на твердую землю.

Первая остановка в Лермонтово, наша – Новомихайловский – следующая. И происходит забавное. Толстая тётя, которой предстоит жить в ГК «Торнадо» видит у края горы пару экскаваторов. Но она не хочет жить на стройке! Она хочет где-нибудь еще…. Увезите ее отсюда!

В конце концов тетю все же уводят поселяться, и выясняется, что и наша гостиница – рядом. Вот она, два шага. И Олег Евгеньевич, хозяин, уже нагибается с балкона, встречая нас…

Сейчас мне кажется, что это самый замечательный хозяин в мире, и лучшая гостиница на свете. У нас было все, что можно пожелать. Два номера – один в розовых, другой в зеленых тонах. Собственные балконы. Кондиционеры. Телевизоры. Все возможные удобства в номере. В шкафчиках с посудой лежал даже штопор для вина. А с общей площадки, где стояли столики, открывался такой вид на горы, что… Кому-то этого одного хватит, чтобы сказать: «Остановись мгновенье, ты прекрасно…»

Но мы бросаем вещи в номерах и идем на берег. Идем по дороге, вдоль которой цветут магнолии. Похожие на орхидеи. Как они пахнут! И падает прямо в подставленные ладони зреющая шелковица.

Я сейчас скажу, потому что потом буду только о море… Мы не ходили никуда. Нам достаточно было ближайших к набережной улиц, где внизу – бесчисленные магазинчики. Они открывались на рассвете. И еще работали, когда мы уходили спать… Торговцы. В основном армяне, но и русские есть – запоминали нас сразу. Через пару дней идешь – и только здороваешься направо и налево, и чувство, что всегда тут живешь.

- Подошла вам зарядка для сотового телефона? Я еще другую нашла если что…

- Сегодня не возьмете у меня пирожки? Ачму? Ах, какая у меня сегодня ачма…. Ваши дочки пробовали? А хачапури?

- Как моя девочка съездила в Сочи (это Ане)? Понравилось? Не укачало? Когда я увижу вас всех на водопадах?

Сувениры тут грошовые. И я чувствую себя наркоманкой, покупая бусы из ракушек, и ракушки отдельно, подушки с душистыми травами и чаи. Я помню, как просила друзей в свое время привезти камушек, расписанный волнами. О, я всем разошлю ракушки… в них шумит море и поет ветер.

Вручая нам тяжелые пакеты с горячими пирожками, завертывая в бумагу морские звезды продавцы неизменно желают хорошего отдыха и счастливого дня…

Я забыла начисто, что такое отдыхать. Много лет я вертелась как белка в колесе. А здесь, как сказал Олег Евгеньевич: «вы приехали отдохнуть, и больше ни о чем не должны думать». Будто на машине времени перенеслась в беззаботное детство.

Только тогда не было так… если повезет снять жилье – был тогда закуток, зачастую отгороженный занавеской. Хозяйка, которая не велит повышать голос громче шепота. Очередь в в душ, что нагревался от солнца.

Только море было таким же прекрасным.

Если описать нашу встречу… ее не описать… Древние люди, наши предки, представляли своих детей солнцу… Силам природы…

Я подвела к морю своих детей… Мы протягивали к нему руки – и оно в ответ плеснуло волной. Коснулось ладоней… Море!

Ты входишь в него, и отдаешься ему… Оно несет тебя на волнах. Оно качает. Мягко поднимая… Его веселая, праздничная, сине-зеленая гладь, пронизанная бликами солнца…. Оно – счастье. Если у вечности есть форма – это форма гальки - камней. гладких от волн. Если у вечности есть звук - это шум моря. Если вкус – то вечность, конечно, соленая…

Мы уходили потом далеко - за мыс, где часто сидели художники. Там мелководье. Заходишь далеко-далеко – и вода кристально чистая, как по аквариуму ходишь… Водоросли. Медузы. Крабы и креветки… целый мир.

Дети какое-то время тщетно пытались научиться плавать. Тогда я купила им ласты. В ластах они поплыли с моих рук как рыбы. Не на глубину. Рядом. Но это было такое счастье в глазах…. Сумасшедшее…

Через весь поселок течет река. Это само по себе красиво. Над нею мостики – и «вечные». И те, что качаются под ногами. В реке целые косяки рыб. Дети кормят их хлебом. Они такими узорами серебряными вьются в воде вокруг каждого кусочка…

Лягушки поют на все голоса. И вторят им из леса соловьи.

Мы поднимаемся в гору, к армянской церкви. Сколько тут роз!

И зажигаются вечерами круглые шары фонарей. А над церковью улочки – по виду совершенная Италия. Джульетту сюда на балкон… Розы обвивают дома, цветки размером в блюдце. и фонари тут разноцветные – красные. синие… Огненными прочерками проносятся светящиеся жуки. Замерев на деревьях, они мигают как крошечные маяки.

А вечерняя набережная? Это Грин, это праздник в «Бегущей по волнам». Издали она переливается огнями драгоценных камней. Дробятся блики длинными дорожками на волнах. Здесь все и все. Горят очаги. Рдеют угли. И запах шашлыков.. Качели, оплетенные розами… игровые автоматы… кто-то продает такие светящиеся штуки, которые разбегаются тысячами зеленых огоньков. И кафе. Кафе… Здесь по-домашнему тихо - за длинными палевыми шторами. А рядом переливаются занавесы голубыми огнями… зелеными… красными… красивые мальчики у входа… девушки… зовут.. кальяны… жареная рыба… и музыка качает на своих волнах у каждого кафе

-Левый, левый, левый берег Дона…

-на большом воздушном шаре мандаринового цвета…

Тепло идет от разноцветных плит набережной. Огромные звезды – во все небо. Магнолии пахнут как в раю… …Феерия.

И в стороне – молчаливым хозяином всего этого – ночное море, и шум прибоя…

В последний день - проливной дождь. Номера надо освобождать утром, автобус – вечером. Но Олег Евгеньевич приходит к нам: « Ну куда вы пойдете? Ждите у меня вечера…» Автобус ждем к пяти. Дождь перестает, и я выбегаю в город. Купить еды в дорогу. Дочка бежит навстречу: «Олег Евгеньевич звонил – сопровождающий сказал по нашему времени. А не по местному… автобус уже у Туапсе… подъезжает…»

Наш хозяин у машины:

-Садитесь, я отвезу вас на автостанцию…

Что бы мы без него делали! Как спокойно с ним было!

Мы еще успели в последнюю минуточку забежать на берег и просто поцеловать море….

Теперь – как будто все приснилось…