Ангельский патруль

Однажды светлый ангел Анаил пригласил меня в патрульный рейд по адским кварталам. В раю, конечно, интересно, но хотелось новых впечатлений. И я согласился.

Мы спустились с небес, аки пушинки, благодаря левитации моего спутника, державшего меня за руку. И когда мы ступили на потрескавшийся асфальт, отпустил мою руку и сказал, следуй за мной и не отставай. В руке Анаил держал фонарик, источавший Божественный свет. Так что мы шли, почти не запинаясь о всякие колдобины. Небо было черным, ибо не сиял на нем Господь, как это бывает у нас в раю. Вместо Лика Божия город освещала очень яркая Лилит – луна, огромных размеров.

Квартал состоял из двустороннего ряда домишек, наподобие хрущевских панельных пятиэтажек. В окнах домов горел электрический свет, но неровный какой-то. На мой удивленный вопрос, как здесь добывают электроэнергию, Анаил указал на отверстие в стене. Я заглянул туда и увидел подвал, где люди по очереди крутили ручку динамо-машины. Это обязанность всех жильцов, пояснил мой проводник.

«А что за люди здесь живут?» – спросил я. «Всякие, - ответил Анаил, – семейные, одиночки…»

«Нет, я спрашиваю, что они собой представляют в нравственном смысле?»

«В основном мелкие грешники, – пояснил ангел, – бывшие чиновники, депутаты, олигархи и прочий сброд».

«Вы сказали семейные, что же у них и половые отношения имеются?» – «Имеются, – подтвердил ангел мой. – Было бы жестоко отнимать у них последнюю радость. Ведь они не знают счастья любви Господа».

Я вспомнил Божественный Свет, который приносит неизъяснимое блаженство душе, и согласился.

Мы миновали один квартал. Людишки, завидя нас, старались прошмыгнуть незамеченными. Мы свернули в переулок и наткнулись на парочку, шумно занимавшуюся сексом прямо на улице. Некая личность мужского пола распластала в стоячку женскую личность на заборе в виде «цыпленка табака».

Анаил направил на них Божественный свет фонаря. Парочка прервала свой греховный акт. Женщина опустила юбку, мужчина заслонил лицо руками. Там, где была тень от ладоней, лицо выглядело обычным, как и при жизни. А там, куда падал Божественный свет от фонаря Анаила, видел я совсем другое. Истинное лицо этого человека. Это была злобная, изуверская личина, покрытая язвами, шрамами, какими-то стяжками, наподобие зажившей после страшных ожогов кожи. Нешуточный, видать, был тот огонек.

«Начальник, убери фонарь, – зарычал тип, поспешно оправляя штаны. – Блябуду, мочалка сама напросилась, подтверди, лахудра». Лахудра подтвердила. На вид ей было лет 20, с накрашенными губами и вульгарным макияжем. Фонарь скользнул по ее лицу лишь на миг, но этого мига мне хватило, чтобы ужаснуться истинному лику этой женщины…

«Как они попадают сюда»? – спросил я своего вергилия, когда мы, отпустив грешников, пошли дальше.

«Духовный сепаратор», кратко ответил ангел мой. «Однако, это жестоко, - сказал я, – ведь они здесь мучаются… кстати, а где черти, сковородки.. или это средневековые выдумки?»

Анаил улыбнулся. Черти всамделишные. Ибо здесь все выдумки материализуются. Но в основном грешники мучают сами себя.

Тут нам навстречу попался адский патруль. Это были три низкорослых черта, одетые в некую униформу, наподобие милицейской.

– Здорово, светлые, – сказал один, самый наглый черт, с острым как бритва носом. Другие черти только кивнули и спрятали концы хвостов в карманы. – Как делишки у Бога?

– Здорово, темные! – ответил Анаил, а я промолчал. Буду я еще с чертями здороваться. – Дела отличные!

– Конец Света-то скоро? А то заждались мы…

– Об этом только Отец знает, – ответил Анаил.

– Жаль, - огорчился все тот же черт. – По предвариловке-то, до Страшного Суда, мы и воспитать-то это быдло не имеем права, как следует. А вот уж после Суда мы ими займемся всерьез…. Ох и сдеру я с них шкуру! Вот этим вот ножичком!

Он вынул из пояса здоровенный нож и поиграл им. Лунный свет блеснул на кривом лезвии.

«Сигареткой не угостишь»? – сказал, обращаясь ко мне, другой черт, с носом в виде свинячьего пятачка. По сторонам его милицейской фуражки торчали два кривых рога. «Не курю», - ответил я.

– А огоньку вам не дать? – сказал Анаил и приподнял фонарик.

– Э-э! кончай! – попятился остроносый, пряча нож за ремень. – Огонька у нас самих хватает. – И повел стволом огнемета. Потом кивнул своим компатриотам, двинули, мол, – Адьё, светлые! Счастливого дежурства!

«И вам того же!» - ответил ангел мой. И мы пошли с ним дальше по темным адским кварталам.

-------------------------------

Декабрь 2012