Может ли турецкий скандал с США подтолкнуть его к России?

Может ли турецкий скандал с США подтолкнуть его к России?
Поскольку экономика и отношения Турции с США продолжают ухудшаться На Западе растет обеспокоенность тем, что президент Эрдоган обратится к России за поддержкой.
Во вторник президент Эрдоган сказал, что Турция будет бойкотировать электронные товары из Соединенных Штатов в ответ на санкции Вашингтона и повысить тарифы.
45-процентное скольжение в валюте лиры в этом году было усугублено спором с Вашингтоном, который видел напряженность в отношении Сирии, усугубленной перетягиванием каната над двумя религиозными деятелями.


Россия предсказала, что роль доллара США будет снижаться и говорит, что она рассматривает возможность использования национальных валют для урегулирования торговых сделок с Турцией, Китаем и Ираном.

Насколько значительна поездка российского министра иностранных дел в Анкару?


Участие Сергея Лаврова в конференции послов в столице Турции в понедельник и вторник было организовано заблаговременно. Он якобы нацелен на то, чтобы проложить путь для четырехстороннего саммита в Сирии в сентябре, в том числе во Франции и Германии.
Однако, в свете разлома Турции с США, все глаза связаны с потенциальными изменениями в его партнерстве с Россией.
В заявлении российского МИДа использовался стандартный дипломатический язык для обсуждения растущей торговли и общих интересов между двумя странами.


Однако на совместной пресс-конференции со своим турецким коллегой Лавров напал на американские санкции против Анкары и Москвы - описал их как незаконную политику и способ Вашингтона получить несправедливое конкурентное преимущество в мировой торговле.

Насколько близки российско-турецкие связи?


Турция не изолирована от ощущения щепотки из Вашингтона: Россия также находится под санкциями США.
Москва поддержала президента Эрдогана, призвав страны сократить масштабы использования доллара США. В Анкаре Лавров сказал, что Москва в течение некоторого времени обсуждала возможность использования национальных валют для урегулирования двусторонних торговых сделок с Турцией, Китаем и Ираном.
Однако влияние на российско-турецкие связи потенциального турецкого экономического краха непредсказуемо.
Шансы ортодоксальных корректирующих мер по исправлению слайды лиры - например, повышение процентных ставок - уменьшаются тем, что многие видят как националистическая политика Эрдогана, так и полный контроль над фискальной и экономической политикой.

Что это значит для НАТО и Запада?


Турция подтвердила в декабре прошлого года, что Анкара и Москва завершили контракт на поставку Россией российской системы дальнего действия и противоракетной обороны S-400. Если это материализуется, это будет первый случай, когда член НАТО развернет S-400.
Есть реальные вопросы о влиянии на западный военный альянс, если бы экономическая война в Турции с США привела к решительной наклонности Анкары к Москве.
Турция традиционно считается буфером - и мостом - между относительно стабильной Европой, а также нестабильностью и конфликтом на востоке, в Сирии и за ее пределами.
Страна рассматривается как менее экономически экономически с глобальной точки зрения, чем со стратегической и военной точек зрения.
Он граничит со многими странами: Болгарией и Грецией в ЕС, а также Грузией, Ираном, Ираком, Сирией, Арменией и автономным анклавом в Азербайджане. Серьезные нарушения в Турции могут оказать влияние далеко за пределы собственных границ.

Как это плохо получается?


Недавно в «Нью-Йорк Таймс» в журнале «Нью-Йорк таймс» был представлен список жалоб на политику США: в попытке государственного переворота в 2016 году американская поддержка курдских групп и недавние санкции, введенные в отношении задержанного пастора США Эндрю Брансона.

Турция, считает Эрдоган, может потребоваться «начать искать новых друзей и союзников». Такие друзья широко воспринимаются как такие тяжеловесы, как Россия и Иран.
Некоторые аналитики считают, что политика Дональда Трампа в отношении некоторых противников может иметь иронический эффект укрепления альянсов с участием России, Турции, Ирана и Сирии - потенциально создавая в будущем совершенно другую геополитическую картину.