Мурзик и Гавка

Луиза Мессеро   

Рыжий щенок по имени Мурзик тащил старую, раненую кошку. Подтаявший снег проваливался даже под весом двух маленьких животных, и щенку приходилось туго. Но каждый раз он выбирался из проталины и хватал зубами кошку, и волок её дальше. Он нашел её у пустыря, она осталась там после драки с несколькими псами. И если бы не Мурзик, не долго бы она протянула. Из раны на спине уже не сочилась кровь, но от этого было не легче. Кошка иногда жалобно мяукала, а щенок, облизнув ей мордочку, опять тащил её.

    Он тащил её в своё жилище. Маленькое подвальное оконце с подветренной стороны многоэтажки, из которого торчала труба местной котельной, и было его жилищем. Тут почти всегда было тепло, а ещё кочегары частенько подкармливали Мурзика чем-нибудь вкусненьким, Это они дали ему такое странное имя, при том ещё и считали своим талисманом, впрочем щенка это особо не напрягало и не волновало, главное теперь, чтобы старая кошка могла оправиться от ранений, а дальше будет видно.

    Мурзик приволок кошку на место уже к вечеру, и еду искать было уже поздно. Он конечно,  принёс для неё свою любимую косточку, но кошка даже не взглянула не подарок, силы её были на исходе. А Мурзик принялся вылизывать её рану. Или зализывать…  В общем он точно знал, что надо делать. Ночь пошла в постоянной тревоге за новую знакомую.
    А пораньше утром он отправился на поиски пищи. Каким чудом он понимал, что сейчас нужно, знает один Бог, но посидев немного у двери небольшого магазинчика, он наконец увидел то, чего ждал. И последовал за крикливой тёткой, тащившей две огромные сумки с продуктами. На самом верху одной из них вздрагивали, похлюпывая, пара пакетов молока, как будто специально приготовленные для щенка. Он шел терпеливо, хотя и оглядывался постоянно, и принюхивался, как бы желая понять, что с его подругой всё в порядке.  И вот наконец – удача! Раздался дребезжащий звонок мобильника. Тихо ругаясь, уставшая тётка поставила на дорожку обе сумки и полезла в карман куртки за телефоном. Пара секунд, и Мурзик уже летел прочь с пакетом молока в зубах! Большей удачи ему и не нужно было! Его подруга всё ещё спала, когда он вернулся. Радость щенка не умещалась в его собачьей голове, от того хвост крутился, как пропеллер. Мурзик подбежал к кошке, полизал её спину, мордочку, подбежал с другой стороны, и опять полизал кошку, пора же проснуться, наконец! Ещё бы ей не проснуться, когда так будят! Кошка открыла глаза, мяукнула, уже не так беспомощно, как будто эта ночь стала началом новой жизни, сама удивилась своему состоянию, надо же, а ей и вправду захотелось поесть! Обведя глазами округу, она всё же ткнулась мордочкой  в шею щенка. Мурзик разгрыз пакет с молоком, и белёсый ручеёк потёк на асфальт, заполняя ямки, как будто пытаясь довести все неровности местности до совершенства. Гавка,( он назвал её Гавка!) принялась лакать молоко, ей действительно нужны были силы.  Щенок, постояв рядом совсем не долго, лизнул ещё раз свою подругу, припрыгнул и отправился на новую охоту. На этот раз он решил не рисковать так сильно. Он просто пробежался по пустырю между домами, вокруг магазинов. Потом в парке под лавочками, но найти то, что ему нужно было сложновато. Если бы для себя, то он бы подобрал кусочки хлеба, да и съел, что впрочем, он и сделал, пока искал лакомство для Гавки. И наконец, ему улыбнулась удача, в парке запахло костром и мясом… Нет, на мясо он и не рассчитывал, а вот кусочек колбаски, очень был бы кстати!

    Народ, вороживший вокруг костра в утро выходного дня, был весел и добр, от того нашлись желающие угостить красивого щенка колбаской, чего ему и было надо. Вильнув хвостом, Мурзик ткнулся мокрым носом в ладонь угощающего мужика, слизнул несколько кусочков докторской и рванул к себе, как же он торопился! Он очень спешил, да и волновался за свою подружку тоже очень сильно.  Гостинцы ей понравились и вызвали больший интерес, чем любимая его косточка вчера вечером. Мурзик ещё несколько раз лизнул спину кошки, пока та ела колбасу. Полакал оставшееся молоко, не пропадать же добру! И снова улёгся, прикрывая собой тело кошки, шевелиться которой было ещё трудно.

    В заботах о ней прошло несколько дней, кошка потихоньку поправлялась, и уже встречала своего спасителя с очередной охоты тихим мурчанием, от чего щенячий восторг закипал и выражался ещё более бурными «обнимашками». Рабочие котельной заметили перемены жизни за окном подвала. Рассудив, что и кошка в хозяйстве пригодится, (крыс то в округе всегда хватало) постелили для парочки друзей старенькое одеяльце и поставили им небольшую мисочку, в которую кто-нибудь из людей обязательно приносил еду. Тёплый ароматный суп всегда был кстати, и принимался с огромной благодарностью. Никто из людей не собирался нарушать их свободу и не попытался разлучить. Жизнь по обе стороны окна текла своим чередом, предоставляя каждому обитателю земли право наслаждаться ею.  Благо, весенние деньки выдались тёплыми, снег подтаивал с каждым днём всё больше, даже первый весенний дождик не испортил жизни – всё же козырёк окна и ветер, относивший капли дождя подальше, не дали им продрогнуть. А на утро в лужах можно было весело порезвиться, разгоняя прохожих россыпью брызг.

    Гавка уже начала сама ходить на охоту, хоть и ничего не получалось пока, но это был хороший знак – она чувствовала себя всё лучше. Далеко от их домика она не отходила и всегда ждала щенка. Встречая его так, словно прошла вечность с той минуты, когда он убежал на охоту. Вскоре он привык возвращаясь домой, подставлять свой нос для шустрого язычка Гавки, которая просто обожала своего спасителя, понимая, видимо, что без него не выжила бы ни за что.

    Так они и жили, он охранял старую серую кошку, которую спас, сам не знаю почему, и обожал засыпать, слушая её ласковое мурчание. А она любила его. А ещё любила мурчать тихонечко под шепот сверкающих звёзд тихим, синим вечером так, словно разговаривает с ними. Или рассказывает им свои сказки, которые так понравились щенку.

© Copyright: Луиза Мессеро, 2017
Свидетельство о публикации №217040401307