Графоман и уторченная бабка

(Графоманияпатологическое стремление к многописательству, к сочинению произведений, претендующих на публикацию в литературных изданиях, псевдонаучных трактатов и т. п. Страдающий графоманией может сочинять «научные труды» в областях, в которых не разбирается, писать художественные произведения при полном отсутствии каких бы то ни было творческих способностей. Написанное графоманами большей частью банально или даже бессмысленно по содержанию.)

Графоман и уторченная бабка (16,27+)

Где графоман ожидает подведение итогов конкурса, а его уторченная бабка танцует вальс, а потом они оба проваливаются в океан (Трэш, бред, отстой. Внимание! С включённым мозгом - вход воспрещён! Особо НЕ рекомендуется любителям ЛИТЕРАТУРЫ)

- Люююцик, Люююцик, иди поешь, - раздался бабушкин голос из коридора, - я пирожков напекла... с таблетками... твоими любимыми - синенькими.

- Бабушка, да отстань! - графоман Люцифер был весь на нервах - шутка ли! - начался подсчёт баллов в голосовании новогоднего поэтического конкурса, - я же просил не беспокоить.

Нет, таблетки, конечно, дело хорошее, но графоман понимал, что необходимо сохранять ясный ум и твёрдую память. Ум требовался, чтобы написать благодарственную речь после победы в конкурсе (в коей он не сомневался ни секунды, мельком ознакомившись с бездарными работами конкурентов). А твёрдая память пригодится, чтобы запомнить в подробностях каждую секунду триумфа. Графоман Люцифер даже закатил немного глаза от удовольствия, представляя как его все хвалят и восхищаются его талантом.

- Люююцик, - голос бабушки, стоящей в дверях комнаты, вырвал графомана из воображаемого мира, - ну поешь пирожков пока ледяные.

Фирменный бабушкин приём при готовке - глубокая заморозка всего приготовленного. Самые большие проблемы возникали, когда бабушка готовила суп.

Графоман окинул бабушку взглядом. По "торчащему" зрачку сразу же стало ясно - бабушка уже попробовала пирожки, теперь дня два её будет жестко переть.

"Придётся согласится, - сформировалась мысль, - может отстанет."

Бабушка подошла вплотную. Графоман взял один пирожок с тарелки. Ледяное угощение приятно "обожгло" кончики пальцев. Да, бабушка всё-таки мастерица.

- Ну всё, бабушка, иди, я его сейчас съем.

- Люююцик, ну укуси.

Графоман начал поднимать руку и нести пирожок ко рту. Бабушка, с блаженной улыбкой на лице, вперилась взглядом прямо в физиономию Люцифера.

Вот пирожок уже заведён в рот. Вот уже зубы коснулись поверхности вкусняшки. Вот уже послышался хруст трескающегося ледяного угощения.

"Нет! Нельзя! - графоман вынул так и не надкушенный пирожок изо рта и положил обратно в тарелку. - Прости бабушка, но ты сама напросилась. Придётся прибегнуть к проверенным методам."

- Люююцик, ну поешь пирожки. Вельгимина и Аджимушкай будут недовольны, если ты не поешь.

- Не называй так маму с папой! - одёрнул бабушку графоман, по ходу разговора быстро кликая мышкой, роясь в компьютере, - У них нормальные человеческие имена, а не как у нас с тобою.

- Люююцик, ну Даздраперма и БОЧРВФ260603 будут недовольны, если ты не поешь.

Графоман уже не слушал заботливую старушку, он нашел то, что искал и кликнул ЛКМ. Из колонок полились звуки тяжёлого рока. Бабушка тут же поставила тарелку с пирожками на пол и начала вальсировать. Под электрогитарное соло и дикие крики вокалиста старушка кружась протанцевала из комнаты.

"Придётся потерпеть музыку - ничего не поделаешь," - подумал графоман и принялся дальше просматривать оценки голосующих.

На данный момент, когда две трети голосов уже внесены, в аккуратно заполняемую таблицу с результатами, напротив рассказа графомана Люцифера стоял ноль.

"Ну вот теперь точно в каждом следующем голосе за мой рассказ будет стоять пять баллов, - в этом графоман уже не сомневался ни на секунду, потому что подсчёты показывали: если в каждом следующем голосе не окажется пятёрки, то он не победит, а этого не могло случиться в принципе. - Да чего время тянуть, промотаю сразу в конец и узнаю итог!"

Графоман кликнул на последнюю страницу с результатами голосования и изучил взглядом итоговую таблицу.

Сначала Люцифер не поверил своим глазам: напротив его рассказа стояла итоговая цифра - минус три, хотя в голосовании участникам давались три оценки и все положительные: один, три и пять баллов. Как можно набрать в таком голосовании минус три не укладывалось в голове.

"Как такое возможно?! - вознегодовал про себя графоман, - я же в церковь ходил и уговорил батяню проклясть моих конкурентов. Я ходил к сатанистам, чтобы и те прокляли моих неблагодарных читателей. Точно! Это буддисты виноваты! Они отказались проклинать, - графоман вспомнил красную рожу того лысого дедка, который орал на него благим матом, что они - буддисты - в принципе всех любят и никого никогда не проклинают, хотя сам тут же доказал обратное, проклянув самого графомана и весь его род несколько раз и в разных вариациях, - вот старый козёл, его колдовство сильней оказалось значит, - понял источник всех своих бед графоман."

Теория казалась вполне логичной и обоснованной, но что-то не давало графоману покоя. Люцифер ещё раз пробежался по таблице глазами.

"Стоп! - озарение, как восход солнца над морем, начало выползать из глубин подсознания. - А ведь больше ни у кого нет отрицательной оценки.... Значит я в самом низу списка... Но, так как я-то точно гениален, а другие - бездарности... то выходит результаты таблицы нужно перевернуть и тогда получается, что я победил! Просто другие настолько тупые, что не понимают этого!"

Перевернув монитор вверх ногами, чтобы удобней было наблюдать себя на первой строчке, графоман Люцифер сел писать благодарственную речь. А ещё он твёрдо решил поподробней узнать человека занявшего "второе" место в конкурсе сразу же за "победителем" - за самим Люцифером.