О сказке

- Рас­ска­жи мне сказ­ку, - поп­ро­сила Али­са.
- Ка­кую? – Че­шир­ский Кот по­тянул­ся и слад­ко зев­нул.
- Доб­рую.
Али­са пе­реб­ра­лась на по­докон­ник поб­ли­же к Ко­ту и сле­пящей бе­лиз­не с той сто­роны стек­ла.
- Злых ска­зок не бы­ва­ет, - ска­зал Кот, - Сказ­ки бы­ва­ют ве­селы­ми и грус­тны­ми, страш­ны­ми и за­бав­ны­ми, но злы­ми – не бы­ва­ют. Злая - это уже не сказ­ка. Это пуля.
- Не хо­чу, - ре­шитель­но ска­зала Али­са, - Пусть бу­дут сказ­ки!
- Пусть, - сог­ла­сил­ся Кот.
Двое, мол­ча, смот­ре­ли в ок­но – на деревья под зим­ни­ми шап­ка­ми, на эмалево-си­нее не­бо в не­весо­мых облачных перь­ях… Приближался Новый Год. Ком­на­та пах­ла хво­ей и
ман­да­ринами.
- В этом го­ду они ка­кие-то тус­клые, - Алиса при­щури­лась, рас­смат­ри­вая на прос­вет блед­но-жел­тый фрукт.
- Мо­жет, все по­тому, что у ман­да­рино­вых гно­мов за­кон­чи­лась ры­жая крас­ка?
- А раз­ве бы­ва­ют ман­да­рино­вые гно­мы? – уди­вилась де­воч­ка.
- Ко­неч­но, - Кот по­тянул­ся, пе­реби­рая лапами. Сел. Пу­шис­тый хвост све­сил­ся с по­докон­ни­ка по­лоса­той гир­ляндой, - Манда­рино­вых гно­мов лег­ко от­ли­чить от дру­гих – все они сол­нечно-ры­жие, веснушча­тые, круг­лень­кие и но­сят яр­кие оран­же­вые бе­реты и кур­тки. И, ко­неч­но же, они сле­дят, что­бы ман­да­рино­вые деревья рос­ли, как на­до, и цве­ли, как надо. И что­бы пло­ды на них по­яв­ля­лись вов­ре­мя.
Це­лый год гно­мы до­быва­ют из за­кат­ных лу­чей ог­ненно-зо­лотую крас­ку, что­бы, когда нас­та­нет срок, каж­дый ман­да­рин стал по­хож на ма­лень­кое сол­нышко. Но од­нажды ле­то вы­далось пас­мурным и дож­дли­вым, крас­ки наб­ра­лось слиш­ком ма­ло, да и та, что бы­ла, ско­ро за­кон­чилась. Что ж, и у гно­мов слу­ча­ют­ся неудач­ные го­ды…
«Нуж­но от­прав­лять­ся за крас­кой к солнечным зай­чи­кам», - ре­шили они. Кому-ко­му, а гно­мам-то от­лично из­вестно, что имен­но сол­нечные зай­чи­ки рас­цве­чива­ют по­золо­той осен­ние листья и шкур­ки ма­лень­ких ли­сят, и оду­ван­чи­ки, и гри­бы-ры­жики на лес­ных по­лян­ках, и ре­бячьи но­сы. Ведь каж­дая вес­нушка – это по­целуй шус­тро­го сол­нечно­го зайчиш­ки.
Али­са ук­радкой при­кос­ну­лась к собс­твен­но­му но­су, ук­ра­шен­но­му рос­сыпью мелких вес­ну­шек, но про­мол­ча­ла…
- Пос­ла­нец от­был в тот же день, про­дол­жал Че­шир­ский Кот, - Зва­ли пос­ланца Пру­тиком. Впро­чем, это со­вер­шенно не­важ­но. Глав­ное, что он от­пра­вил­ся в путь и, сов­сем ско­ро, доб­рался до Зер­каль­но­го Зам­ка - ре­зиден­ции сол­нечных зай­чиков, ко­торые боль­ше все­го на све­те любят от­ды­хать и пря­тать­ся в глу­бине ста­рин­ных зер­кал.
«Из­ви­ни, - ска­зал Пру­тику са­мый яр­кий Сол­нечный Зай­чик, - но и у нас не ос­талось крас­ки».
«Впро­чем, - про­дол­жил он, за­метив огорче­ние на ли­це гос­тя. - Я, ка­жет­ся, знаю, как те­бе по­мочь: нуж­но все­го лишь, соб­рать вес­нушки с но­сов и щек. Горсть вес­ну­шек на ста­кан во­ды да­ют луч­шее в ми­ре сол­нечное зо­лото».
Так и по­велось с тех пор, что поз­дней осенью и зи­мой вес­нушки ис­че­за­ют с челове­чес­ких лиц. Это ман­да­рино­вые гно­мы не­замет­но сме­та­ют их кис­точками из неж­ней­шей об­лачной ва­ты… - Че­шир­ский Кот пос­мотрел на Али­су, лукаво при­щурив зо­лотые гла­за.
Али­са за­дум­чи­во рас­смат­ри­вала ман­да­рин.
- Я бы по­дели­лась, - про­из­несла она, имея вви­ду вес­нушки.
- Это все­го лишь сказ­ка, - ус­мехнул­ся Кот.

Поз­дней ночью в ком­на­ту ти­хонь­ко пробрался кро­шеч­ный сол­нечно-ры­жий че­лове­чек. Он ос­та­вил у кро­вати ту­го набитый рюк­зак, ос­ле­питель­но-бе­лой кис­точкой смах­нул с Али­синых щек что-то не­весо­мое, свер­кнувшее за­кат­ной по­золо­той и ис­чез, так­же не­замет­но, как по­явил­ся.
Али­са спа­ла. В ком­на­те пах­ло хво­ей и Но­вым Го­дом. На по­докон­ни­ке ед­ва за­мет­но, ма­лень­ким сол­нышком све­тил­ся огненно-зо­лотой ман­да­рин…

Княжна Чеширская