В РОССИИ БИТКОИН ПРИЗНАЛИ ИМУЩЕСТВОМ?

ИНОЕ ИМУЩЕСТВО И ДЕЛО ГРАЖДАНИНА ЦАРЬКОВА

24 октября 2017 года Арбитражный суд города Москвы под председательством судьи Кравчука Л.А. вынес решение, казалось бы, по обычному делу о банкротстве физического лица – должника Царькова И.И. Суд признал данного гражданина банкротом, назначил ему финансового управляющего и ввел в отношении имущества указанного субъекта процедуру реализации имущества. Это дело так бы и осталось одним из многих дел о банкротстве физических лиц, если бы не одно НО!

Финансовым управляющим гражданина-должника был установлен факт наличия у последнего онлайн-кошелька в сети биткойн с положительным балансом. В ходе формирования конкурсной массы финансовый управляющий затребовал средства аутентификации (пароль доступа) у гражданина для осуществления доступа к криптовалютному онлайн-кошельку, но получил отказ. Для разрешения возникших разногласий финансовый управляющий обратился с ходатайством в Арбитражный суд города Москвы. Можно только догадываться, чем был обусловлен отказ. Учитывая то, что гражданин-должник через своего представителя признал факт наличия кошелька и даже предоставил данные об остатке, складывается впечатление, что Царьков И.И. не планировал скрывать наличие этого имущества. Возможно, гражданин-должник хотел передать средства доступа к кошельку через привлечение независимой стороны – суда, чтобы обезопасить себя от рисков, связанных с возможной недобросовестностью лиц, осуществляющих процедуру банкротства.

В ходе рассмотрения данного ходатайства представителем гражданина-банкрота был признан факт наличия аккаунта на сайте blockchain.info и кошелька общим балансом 0,19877321 биткойна. На дату рассмотрения ходатайства рублевый эквивалент этой суммы с учетом курса биткойна (по цене закрытия), установившегося на бирже криптовалют EXMO, составил 118177,03 рубля. Рассматривая данное ходатайство по существу, суд в решении, вступившем 05.03.2018, отказал в удовлетворении требований финансового управляющего. Мотивировкой для такого решения суда послужил юридически не определенный статус криптовалюты. У суда возникло затруднение по поводу однозначного соотнесения данного явления с известными юридическими категориями: "имущество", "актив", "информация", "суррогат". Наличие данного затруднения не позволило суду применить к криптовалютам по аналогии правовые нормы, регулирующие сходные отношения. В данном решении суда экономическое сообщество поначалу усмотрело лазейку для недобросовестных должников, обладающих криптоактивами и даже не скрывающих этот факт. Тем не менее, история получила продолжение.

Финансовый управляющий подал апелляцию на данное судебное решение в Девятый арбитражный апелляционный суд. В ходе рассмотрения данной апелляции суд принял совершенно противоположное судебное решение, отменив прежнее, вступившее в силу 05.03.2018. Суд апелляционной инстанции постановил, что криптовалюту следует относить в соответствии со статьей 128 Гражданского Кодекса к иному имуществу, а права и обязанности сторон следует определять из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Судом было отмечено, что при рассмотрении данного вопроса учитывалась позиция, отраженная в законопроекте о внесении изменений в Гражданский Кодекс, предусматривающих определение базового понятия «цифровое право». Таким образом, в соответствии с решением, вступившим в силу 15.05.2018 гражданину-должнику вменялась обязанность передать пароль доступа к криптокошельку финансовому управляющему.

В случае получения пароля финансовый управляющий мог действовать по следующим сценариям: 1) перевод биткойнов на биржу криптовалют, продажа их за рубли с последующим выведением фиатных денег на банковский счет, на котором учитывалась конкурсная масса; либо 2) конвертация криптовалюты через онлайн-криптообменник с переводом рублевых средств на необходимый счет в банке. Но, как показал мониторинг последующих судебных документов по данному делу, криптовалюта так и не была включена финансовым управляющим в конкурсную массу. Из чего можно сделать вывод, что Царьков свои биткойны все-таки сохранил.

Учитывая, что в РФ нет прецедентного права, говорить о формировании прецедента по итогам рассмотрения данного вопроса в суде не приходится. В конечном итоге вопрос о формировании конкурсной массы за счет того или иного имущества находится в ведении финансового управляющего, а не суда. Суд в данном случае выступает инструментом принуждения одной из сторон при условии наличия разногласий между должником и финансовым управляющим. Однако на данное решение до изменения законодательства могут ориентироваться другие суды в рамках вынесения решений по похожим вопросам.

Автор статьи: Александр Аникин