Рожайте побольше

17 September 2018

«Рожайте побольше!» - тренд агитки последних лет. Он звучит на фоне частичного возрождения домостроевщины, вычурной религиозности, упадка образовательной системы и уровня жизни. Под его эгидой проходят выкрутасы вроде «дней тишины» в больницах, когда на аборты накладывается мораторий (хотя в такой ситуации счет идет действительно на дни). Рожайте побольше – убеждают государство, церковь, какие-то люди, именующие себя иностранным словом «патриоты». Все они почему-то упускают из внимания тот факт, что самая большая страна материка Евразия НЕ является тем местом, где человек может безмятежно расцветать и становиться на ноги, в окружении десятка таких же беззаботных братьев и сестер. Более того – данная страна зачастую представляет для детей смертельную опасность.

С первого дня новорожденный россиянин рискует здоровьем и жизнью. Едва ли он получит квалифицированную и своевременную медицинскую помощь в случае осложнений, что, впрочем, касается и его матери. Считается уже плюсом, если эскулапы просто не навредили, не усугубили ситуацию, не говоря уже о помощи. В действительно сложных ситуациях (вроде врожденных заболеваний, родовых травм и остального, провоцирующего инвалидность) абсолютно все тяготы ложатся на родителей. Оно, конечно, справедливо, однако государство, на словах заинтересованное в новом гражданине, вроде как брало на себя минимальные обязательства – льготные лекарства, кое-какие выплаты и т. д. Но то на словах, а на деле толку от него мало, как от безответственного отца: насвистел, наобещал – и куда-то учесал. Молчать как партизан будет и ратовавшее за рождение нового человека духовная инстанция. Впоследствии отсутствие нормального здравоохранения пройдет с россиянином через всю его жизнь.

Если этап раннего детства удается миновать без серьезных потерь, то за ним наступает школа. Собрать в школу – увлекательный квест для родителей, об успешности его прохождения отлично свидетельствуют «кредиты на школу». Наличие брата\сестры усложняет задачу в разы, сам процесс освоения школьной премудрости тоже требует финансовых вливаний, налицо тенденция, что без них и самого процесса не будет. Зато, с вливаниями или без, рядом практически без чьего-либо пригляда будут неадекватные ровесники, которых в более отдаленные времена определяли в спецучреждения. Это вовсе не преувеличение – школьников с очевидными диагнозами год от года становится больше, и все они посещают обычные школы. Итоги такого совместного обучения постоянно всплывают на Ютубе в видео разной степени криповости: от поливания одноклассницы молоком до ее коллективного избиения по всем правилам тюремных законов. Школа от вмешательства категорически отказывается, а родители психически больного школьника могут и отколотить вас за претензии в адрес своего чада.

Не является безопасным островком для ребенка даже собственная семья. Достаточно просто бегло пролистать новости. В Перми, накануне 1 сентября, женщина ушла на работу и оставила двух дочек (6 и 9 лет) под приглядом мужа, их отчима. Наедине с девочками мужчина «внезапно обезумел» и набросился на них с кулаками. Младшая сестра скончалась. Старшая госпитализирована с черепно-мозговой травмой. Отчим убил 16-летнюю падчерицу в Казани после того, как она рассказала матери об изнасиловании с его стороны. Отчим убил пятилетнюю падчерицу в Сочи – несколько раз ударил в грудь за капризы, и наутро девочка не проснулась. Отчим убил падчерицу в Москве – следствие говорит, там был какой-то квартирный вопрос. Отчим убил падчерицу в Кирове – годовалый ребенок побеспокоил его плачем. Убил в Белорецке, в Воронеже, снова в Пермском районе. Ежедневные будничные заметки. Не самые страшные, кстати. Есть намного хуже. Поступают через день со всех концов страны. Родители бросают, оставляют без присмотра и еды, бьют до больницы, выставляют на улицу. Это не единичные истории «Пусть говорят» - это повседневность. Нет ни контроля, ни надзора, ни превентивных мер. Все, как у Некрасова. Вырастет он, если Богу угодно, а сгинуть ничто не мешает ему.

Попав в беду, ребенок (в особенности девочка) не может рассчитывать на чью-либо защиту, и вместо помощи, скорее всего, получит в ответ «сама виновата». Но несладко приходится не только девочкам. Парень из Омска 11 лет жил с цыганами (добровольно или нет, понять трудно), не ходил в школу, не имел документов, и всем – абсолютно всем – было на это плевать. Его матери, правоохранительным органам, опеке, просто окружающим. Все, что он мог сделать - сбежать и беспризорничать. Что ничем не лучше цыганской жизни.

«Рожайте побольше». А вы, призывальщики, сами-то знаете, зачем вам "побольше"? Что вы будете делать с детьми, рожденными и (главное) выросшими в вышеописанной обстановке? Может, для начала стоит определиться, расставить приоритеты, создать условия, а уж потом просить?