Шаг 1. Традиции чужих миров

Мальчик едва-едва родился: его успели только быстро вымыть, завернуть в тонкую черную пеленку и передать в руки отца. Несмотря на то, что с его появления на свет прошло не больше пятнадцати минут, он обладал коротким ежиком черных волос и на удивление осмысленным взглядом ярких голубых глаз. Мужчина - статный, тоже черноволосый, закованный в доспех, с небрежно накинутым поверх плащом - прижимал его к себе очень бережно, но лицо его почему-то было искажено болью.
- Голубоглазый... Боги. Голубоглазый, - он зажмурился, пытаясь задавить рвущийся из глотки яростный рык. - За что?!
Руки в латных перчатках погладили малыша по голове.
- Ничего, ничего, сынок. Я обещаю, мы со всем справимся.
Сынок что-то залопотал на своем детском языке, завозился, вытаскивая из пеленок ручки, на одной из которых была... татуировка? шрам? - отметина, похожая на черный след от когтей, рассекших ему плечо. С яростным воплем мужчина отшвырнул сына, выхватил из ножен на поясе меч и отрубил ребенку голову.
Вернее - попытался отрубить. Потому что да, меч рассек его плоть, и кровь брызнула - черная и вязкая - но голова осталась на месте. Кто-то за спиной отца изумленно вздохнул: это был доктор, принимавший роды. Острие меча уперлось ему в глотку:
- Ребенок не выжил. Роды прошли неудачно. Моя жена ничего не должна узнать. Ясно?!
- Да... Да, милорд...
- Прочь!!!
Доктор вылетел из помещения как ошпаренный, а мужчина снова развернулся к тихо всхлипывающему мальчику: тот почему-то не плакал во весь голос, и из глаз его лилась прожигающая ему же щеки кислота вместо слез - и снова опустил оружие.

Ри со сдавленным воплем свалилась с кровати, скуля, закрыла ладонями горящее от кислотных ожогов лицо, свернулась в комочек, хоть так пытаясь спрятаться от безумной боли в шее. Она не понимала, что происходит - но в своем сне она была этим ребенком, и это оказалось непереносимо, ужасно больно!
До рассвета она так и пролежала на полу, скуля и плача. Но постепенно боль отступила, и, пошатываясь, девушка пошла в ванную. Кое-как нашла нужный цветок, надавила на него, ввалилась в просторное помещение: стены и пол облицованы болотного цвета кафелем, напротив входа ростовое зеркало, по одну сторону от него ванна, по другую умывальник. Избегая смотреть на свое отражение, Ри включила в душе холодную воду и, резко выдохнув, встала под нее. Первым порывом было с визгом выскочить из ванны, но брюнетка сдержалась, и эффект не заставил себя ждать: ледяная вода оказала удивительно отрезвляющее воздействие. Настолько отрезвляющее, что у нее даже появилось желание поесть.
В ванной обнаружилось несколько банных халатов, один их которых девчонка и накинула на себя за неимением другой удобной домашней одежды. Можно было, конечно, порыться в рюкзаке, но ворошить старые вещи, а с ними и воспоминания, не хотелось.

Шайтан-машина, генерирующая еду, не подвела: землянка разжилась куском пиццы и высоким стаканом с крепким кофе с молоком. Позавтракав и сгрузив посуду в, собственно, шайтан-машину, как вчера показывала Хенна, девушка осторожно подошла к окну.
Окна, как оказалось, выходили на восток - у них же светило тоже встает на востоке, да? - и можно было увидеть восходящую звезду. Запорошенный снегом город - голубое стекло, плавные металлические конструкции - сиял, отражая пока еще слабый свет солнца*. Ри залезла коленками на подоконник, прижалась лбом к прохладному стеклу, прислонила к нему ладони. Город казался воздушным, кое-где уже зажглись утренние огни. Город завораживал. Что-то в нем было такое, что могло влюбить в себя, пожалуй, кого угодно.
Из наблюдения за рассветом ее вывел тихий, аккуратный стук в дверь. Девушка спрыгнула с подоконника, умудрившись подвернуть лодыжку, и на одной ноге допрыгав до выхода, выглянула в коридор. Там стояла Хенна.

- О, - удивленно распахнула она глаза. - Вот этого я не ожидала! Я думала, ты спишь еще, так постучала, на всякий случай.

- Не, заходи, - землянка посторонилась, пропуская новообретенную родственницу. - Я даже позавтракать успела.

- И в душе побывать, ага, - покивала Хенна. - Волосы вон мокрые.

Ри слегка вздрогнула и криво усмехнулась, что не укрылось от зоркого ока шианки.

- Что-то случилось?

- Кошмар приснился. Перенервничала, видимо, вот мне и снится всякая ерунда, - Ри махнула рукой, показывая, что уже успокоилась. - Слушай, меня не это интересует. Во-первых, твоя тетка обещала мне что-то, что защитит мои мысли от телепатии. Во-вторых, сегодня будет "очень важное политическое событие", а я к нему совсем не готова. И с этим надо что-то делать.

Хенна задумчиво прищурилась, внимательно разглядывая собеседницу, чтобы через пару секунд расплыться в лучезарной улыбке.

- Да, тетка знает, кому передать престол!

- Что? - Ри тряхнула головой. - Ты о чем вообще?

- Неважно... Ладно, идем в мою комнату - там куча одежды, так что что-нибудь тебе подберем. У нас впринципе один размер, кажется.

В комнате у Хенны превалировали темно-коричневый и бежевый цвета, обставлено было миленько и с уютом. Девчонка распахнула створки огромного шкафа и вывалила на пол груду одежды.

- Ну, выбирай, мерь. А я пока тебе блокатор чтения мыслей найду.

Ри послушно закопалась в гору одежды. Выбор был богат - но землянка понимала, что в большей части вещей будет смотреться как провинциалка, ограбившая модный магазин, поэтому она искала дальше. Через некоторое время к ней присоединилась и Хенна, сначала протянув небольшой кулончик в виде полумесяца на цепочке. Землянка благодарно кивнула и надела его, тут же про это забыв и сосредоточившись на выборе. Очень не хотелось опозорить новую семью своим внешним видом.

Подходящую вещь они нашли где-то черед час: длинное серое платье с ворохом газовых юбок, легкое и воздушное.

- Точно! - воскликнула Хенна, когда Ри нерешительно пробормотала, что вот это она бы попробовала надеть. - Примерь-ка!

Примерка порадовала обеих: землянка чувствовала себя в платье довольно комфортно, юбки не были слишком пышными и не мешали двигаться, и в зеркале отражалась вполне благовидная юная леди.

- У меня к нему как раз туфли есть, - Хенна снова зарылась в шкаф. - Вот! Даже каблук невысокий!

- Это невысокий?! - ошарашенно выдавила из себя Ри, глядя на шестисантиметровую шпильку.

Вместо ответа шианка продемонстрировала другую туфлю - каблук у нее был еще тоньше и раза в два выше.

- Как ты в этом ходишь?

- Легко! Не думаешь же ты, что все, чему нас учат, это по лестницам бегать? При достаточном умении контролировать свое тело каблук и вовсе незаметен. Ну давай, обувайся, пройдись. Чувствую, придется учить тебя ходить на каблуках.

Ри, которая туфли надевала только в детстве, и последние десять лет ходила исключительно в кедах, только тяжело вздохнула.

Вопреки опасениям, обувь села идеально.

- У нас и ноги одинаковые, что ли? - фыркнула Ри.

Хенна хмыкнула:

- А ты не замечала, что мы вообще похожи? Как будто родные сестры?

- Да, ты права, - кивнула землянка, осторожно поднимаясь на ноги. - Это даже забавно...

Пробные шаги получились очень даже ничего, но стоило девушке расслабиться, как она снова подвернула стопу - благо, Хенна вовремя ее подхватила. Вздохнув, Ри попробовала пройтись еще раз.

- Главное - самоконтроль, - пробормотала она. - Получается, кажется.

- Да, только ты больше похожа на марионетку, чем на живого человека, - откликнулась шианка. - И эта марионетка проглотила кол.

Фыркнув, Ри продолжила практику. Какой-то удобоваримый результат получился только через пару часов: как раз к моменту, когда отчаявшаяся девушка уже решила предложить надеть кеды, под платьем-то все равно видно не будет... Но успехи заставили ее налечь на ходьбу с удвоенной силой.

- А танцевать ты умеешь? - спросила с кровати Хенна, заставив девушку споткнуться.

- Нет, - с суеверным ужасом выдавила она.

- Фигово... Вряд ли мы успеем обучить тебя за сегодня, - с сожалением покачала головой шианка. - Значит, не будешь вставать и уходить со своего места до конца бальной части, ясно?

Ри облегченно кивнула: едва научившись сносно ходить на каблуках, танцевать на них она бы точно не смогла. Только оттоптала бы своим партнерам ноги, запуталась бы в юбке и снесла кого-нибудь.
Представив себе это в красках, девушка передернулась. Нет уж, такого счастья никому не надо.

- Хорошо, - вздохнула она. - Я передохну и похожу еще, а ты пока расскажи мне про этикет.