"FIRST" №2. София Гуменюк, 17 лет

31 October 2018

Её голос и песни долго звучат в голове. Мысли, высказанные ею, заставляют нас думать. Незаконченные проекты только подтверждают свою актуальность. Она не боится высказывать своё мнение, спорить и рассуждать. Ей важно быть услышанной, и она знает, как это сделать. Нежность и сила, ранимость и твёрдость, “стихи и проза, лед и пламя”. Всё это в Соне уживается гармонично.

Как ты считаешь, сколько лет человеку нужно учиться в школе и почему?

По-моему, все индивидуально. Есть люди, которым хорошо бы поучиться подольше, потому что они только к 11-му классу (как я) понимают, что им действительно нужно. И я очень жалею, что какие-то предметы упустила в средней школе. А кто-то, наоборот, готов за шесть лет пройти школьную программу в полной мере, а дальше заниматься чем-то другим.

Ты помнишь свою первую учительницу?

Не помню, но помню свою первую классную руководительницу и с очень негативной стороны. Собственно, поэтому я в "Золотое сечение" и перешла. Могу предположить, почему люди помнят первую учительницу. Скорее всего, ее образ как учителя врезается в память, и дальше уже все-таки с этим образом все учителя сравниваются.

"Золотое сечение" отличается от того места, где ты училась раньше?

Отличается, в первую очередь, отношением. Здесь нет любимчиков. Как бы человек себя ни вел, к нему все равно много внимания, к нему всегда отнесутся по-человечески. Даже я понимаю, что какому-то учителю один ученик может быть ближе, чем другой, но при этом никогда тот второй не остается без необходимого внимания.

Что тебе ближе: талант Моцарта или трудолюбие Сальери – и почему?

Мне ближе Моцарт, потому что каким бы трудолюбием ты ни обладал, если нет таланта, ты далеко не убежишь. Талант в музыке, по моему личному опыту, наработать невозможно: если нет слуха у человека, сколько бы он ни играл, каких-то высот в музыке он не достигнет.

А зачем человеку музыка? Зачем тебе музыка?

Человеку, в принципе, музыка, может быть, и не нужна. Есть люди, которые слушают ее просто так, для личной осведомленности. Но для меня музыка – это способ выражения и своих чувств, и своих мыслей. Причем не обязательно в тексте, именно в мелодии. Почему я люблю классику? Именно потому, что через звуки люди как-то передавали и цвета, и состояния, и события какие-то. Это невероятно.

В чем больше смысла: в музыке, в книгах, в театре или в реальном мире?

Больше смысла, скорее всего, в театре: он сочетает в себе и книги, и музыку, и реальность режиссера. В театре каждый зритель свою реальность примеряет. То же самое и в книгах, и в музыке, но все же в театре это как-то вместе воедино сведено.

Кстати, какая книга из последних прочитанных зашла тебе больше всего?

Это "Эликсиры Сатаны" Гофмана. Книга неимоверная! Она мне понравилась запутанностью сюжета. После такой книги можно прочитать что угодно, и все будет будто разложено по полочкам. Там даже в начале книги есть специальная схемочка, в которой можно посмотреть, какие родственные отношения связывают персонажей между собой. Это гиперзапутанный сюжет. Но нравится мне не только это, а также и сами мысли, которые изложены автором. Они очень глубокие.

Ты пришла ярко в старшую школу, со своим большим проектом "Студсовет". Почему не удалось его реализовать?

Потому что я плохой организатор, потому что я много на себя брала, и в какой-то момент мне это стало не нужно. Может быть, я могла бы стать хорошим организатором, но мне это не нужно.

А если бы сейчас открутить время назад, стала бы ты этим заниматься?

Нет. Помня все ошибки, я понимаю, что я бы этим заниматься не стала, я бы отдала это кому-то другому, и, может быть, у кого-то другого это получилось бы.

А что еще ты в школе не успела сделать и вряд ли успеешь?

Не успела сыграть в театре. Я всегда хотела примерить на себя какую-то драматическую роль. Последний раз, когда я играла в театре, я играла Мышильду, и мне это доставляло неимоверное удовольствие. Когда у нас появился осознанный театр в лице Антона Александровича Ткаченко, мне захотелось поучаствовать, но всегда не хватало времени, так как репетиции были в те дни, когда у меня музыкальная школа. Когда наконец-таки мне дали что-то, это было музыкальное сопровождение в «Двух веронцах». Невероятный опыт! Но театральной роли мне не хватало.

Что дало тебе участие «Двух веронцах», пусть и не в качестве актрисы?

Моя музыкальная партия была одним целым с тем, что происходило на сцене, и это очень приятно. Мне было приятно, когда что-то у нас удавалось, мне было обидно, когда кто-то другой совершал ошибку. Когда я совершала ошибку, мне было стыдно, я готова была провалиться сквозь землю, я понимала, что нарушила целый организм.

Чему тебя научил этот проект?

Во-первых, это приумножило мое терпение. Во-вторых, дало развитие моим представлениям о театре, поменяло отношение к нему. Все-таки когда ты исполняешь только музыкальную роль, то видишь весь спектакль сзади, и мне было приятно наблюдать некоторые особо любопытные лица ребят, когда они уходили со сцены, это было забавно.

Как ты думаешь, возможна ли любовь в школе между учениками?

Я, конечно же, с таким не знакома (улыбается). На самом деле, да, возможна, но только в том случае, если эти два ученика не учились вместе с самого начала, если они познакомились тогда, когда человек уже сформировался. Допустим, в 9-м классе. Девочка N приходит в 9-й класс, а мальчик N недавно перешел в эту школу, и она его до этого не видела. Тогда девочка N и мальчик N могут романтическими отношениями себя связать.

Школьная любовь – она надолго?

Если это настоящая любовь, она может быть еще крепче, чем та, которая завязалась после школы, потому что здесь это не только любовь, но и дружба. Вы можете видеть, как вы меняетесь в мелочах. Если вы остаетесь вместе несмотря на изменения, развиваетесь и растете, тогда это будет очень крепкая любовь.

Ну и последний вопрос. Что самое главное для тебя в жизни?

На данный момент – саморазвитие. Найти себя, не потерять себя и не предать.