Грозный обзор: бистро Le Moujik, Петербург

Французские рестораны в Петербурге сейчас встречаются лишь немногим чаще, чем устрицы в Финском заливе. Поэтому главный редактор MarketMedia незамедлительно отправился в новое бистро Le Moujik.

«Или можно заправить салат малиновом винегретом, но это не винегрет, как в СССР, а просто заправка», — объясняет официант нового бистро Le Moujik. Любопытно, сколько раз в день ему приходится повторять эти слова? Но ничего не поделаешь, жители Петербурга уже почти забыли, что такое французская кухня.

История Le Moujik из таких, которую хочется рассказывать. Просто язык чешется. Интересно со всех точек зрения. Во-первых, место. Намоленное или, если так можно выразиться, нагурманенное. В этих стенах много лет работал винный бар Grand Cru, бренд-шефом которого являлся Адриан Кетглас, а шеф-поваром одно время был Иван Березуцкий. Если когда-нибудь в Петербурге начнут устанавливать мемориальные доски не только в честь академиков и конспиративных квартир Ленина, но и по гастрономическим причинам, то этот дом на Фонтанке явно будет в числе претендентов. Но Sic transit gloria mundi: сначала Grand Cru стал SimleWine Bar, потом последнее слово отпало, да и винный бутик проработал недолго.

Новое заведение открыл Эдуард, вернее Эдик Мурадян. Легенда и все такое прочее. Два факта из его биографии должен знать каждый. Ровно 20 лет назад он открыл клуб «Декаданс», а в конце 2012 года в Петербурге появился EM — самое бескомпромиссное из всех петербургских заведений, которое работает только по вечерам и не имеет меню а-ля карт. Здесь только сеты.

Если EM при всех его достоинствах место не для всех, то Le Moujik явно задумывался как полная его противоположность. Не зря на стене неоном светится главный французский девиз Liberté, Égalité, Fraternité (Свобода, Равенство, Братство. — Ред.). Впрочем, чтобы это увидеть, нужно как минимум попасть внутрь. А для этого будьте внимательными: никаких сколько-нибудь заметных вывесок на доме нет (или пока нет), ориентироваться стоит на красную дверь.

За ней гостю предоставляют полную свободу: хочешь — оставляешь верхнюю одежду в гардеробе, хочешь — берешь ее с собой (думается, в таких вопросах лучше проявлять авторитаризм). Все очень неформально: вихрастый молодой человек, доставив к столу меню, через минуту уже сам сидел с тарелкой. Интерьер с былых времен изменился, но не кардинально. Правильнее сказать: его просто перекрасили, развесили по стенам сковородки и прочие артефакты с блошиных рынков, расставили разномастные стулья (интересно, есть ли тут хоть два одинаковых?) и поменяли расстановку столов. Теперь у окон больше нет столиков в традиционном смысле этого слова, а есть лишь один общий «подоконник». Смотреть друг другу в глаза не получится, зато чувство локтя можно проявлять сколько угодно. В любом случае гости сначала занимают столики по периметру зала и лишь за неимением лучшего отправляются в «серединку».

Теперь к самому главному. Создатели Le Moujik все уши прожужжали про свои самые лучшие в мире завтраки, которые по выходным подают аж до 6 вечера. Так вот я прибыл в бистро за много часов до означенного срока, но не только не получил меню завтраков (а также винную карту), но и вообще никто из сотрудников Le Moujik ни разу не обмолвился о столь замечательной возможности продлить себе ленивое утро.

Хорошо, что я уже знаю: здесь предлагают четыре фиксированных сета — от прагматичного за 400 рублей (яйца, хлеб, масло, джем, кофе) до гедонистического за 3700 — с бокалом шампанского и омлетом с трюфелем. За дополнительные 2500 рублей можно добавить еще черную икру. Итого: 6200 рублей. Что тут сказать — все познается в сравнении. В 15 минутах ходьбы от бистро находится Grand Hotel Europe, где воскресный бранч стоит 7500 рублей, за которые можно получить сколько угодно еды и игристого (а иногда и шампанского).

Но зато в Le Moujik есть еще и завтраки а-ля карт. Омлеты (190-340 рублей) готовят действительно отличные, яйца бенедиктин (340-390 рублей) сногсшибательного впечатления не произвели, а рисовая каша (180) и вовсе удивила — никогда не встречал такого альденте.

Основное меню сколь красиво внешне, столь катастрофически неудобно по своей сути. Здесь перепутано вообще все. Холодные закуски идут после горячих блюд, салаты задвинуты в самый дальний угол, а супы вообще раскиданы по всему меню. Так вышло, что я заказал по сути два супа, и ни один из них не присутствовал в профильном разделе. Настоящий ребус! Поневоле приходится читать все, и не по одному разу. Но делаешь это с удовольствием, потому что так приятно наконец встретить разом все эти важные французские слова: Крок-мадам (390), улитки по-бургундски (390), риет (460), рататуй (340), тартар (560-890), петух в вине (1350 — самое дорогое блюдо) и пр. Цены далеко не всегда радуют — за нисуаз просят 740 рублей. Как будто мы на самом деле в Ницце! Карта вин тоже отнюдь не демократична: за бокал нужно заплатить минимум 330 рублей (и если вино красное, то это будет саперави). Зато эспрессо и американо стоят всего 90 рублей.

Официант проявлял искреннюю заботу, предлагая, к примеру, «может, овощи уже попробуете, чтобы не было перенасыщенности мясной». Но совершенно непростительно во французском ресторане повторять раз за разом слово «конфи» с ударением на первом слоге! Это все равно что говорить за пределами Le Moujik «водка» с ударением на последнем!

К счастью, Le Moujik поддерживают отличные французские традиции. В полном соответствии с указом Наполеона на стол ставят кувшин с водой (правда, в бокал никто воду не наливает), а потом официант приносит плетеную корзинку с кусками багета и бриоши. Бриошь из первой партии оказалась «утренней», но через несколько минут появилась уже с пылу с жару.

Паштет-обманка «фуа-гра» (290 рублей) не способен обмануть, наверное, даже того, кто фуа-гра никогда не пробовал. На оригинал он не похож ни внешним видом, ни вкусом — просто пресный паштет из чечевицы с грибами и грецкими орехами. Паштет из куриной печени (320 рублей) по текстуре уже даже не детское питание, а нечто еще что-то более перетертое. Его дополняют луковым конфитюром.

Луковый суп (390 рублей) подают по всем правилам — в горшочке. Я пробовал его здесь дважды, и оба раза не были близнецами. Один был однозначно сладким, в другом явственно прослеживалась кислинка. Интересно, какой вариант шеф Le Moujik Руслан Агейченко считает правильным?

Консоме с овощной лапшой (420) не обмануло: легчайшее блюдо, яркий бульон, кусочки утиной грудки, которые, видимо, довели до кондиции в сувиде, вот только само блюдо изначально было теплым, на грани с чуть.
Пюре из белых грибов с баклажановыми чипсами (390) горячей закуской здесь называют скорее по недоразумению — это густой суп-пюре. Технология потребления такая: берешь чипс, макаешь в пюре и отправляешь в рот. Но чипсов всего пять, так что большую часть блюда приходится есть ложкой. Для сравнения: в ресторане Molto Buono все наоборот. Там тоже есть закуска с чипсами из баклажана (290). В порции минимум пара дюжин, и на такое количество чипсов рикотты с медом явно не хватает.

Утиная ножка конфи (620) с жареным картофелем удалась на славу. Настоящая классика! Но главным откровением стал беф-бургиньон (760). На всякий случай скажу, что это одно из легендарных блюд французской кухни когда-то было едой бедноты: мясо долго тушили в вине, чтобы сделать его не столь жестким. В Le Moujik к столу приносят чугунную кастрюльку и даже не снимают крышку. И не надо, я сам готов работать снимателем чугунных крышек, лишь бы беф-бургиньон оставался таким, какой он есть. Не блюдо — симфония: большие куски мяса, бэби-картофель и прочие овощи и много-много мощнейшего соуса.

Лимонный пирог (260) здесь тоже правильный. На основании из тонюсенького песочного теста с лимонным кремом возвышалась шапка из безе впечатляющих габаритов…

А мне все-таки интересно посмотреть, как много петербуржцев приходит завтракать в бистро в 8 утра?

Наб. реки Фонтанки, 52
Средний счет — 1800 рублей