Странное дело детектива Кайсара

17 September 2018

Там, где царствует паук

Костолом Чарли квартировал под угрюмого вида особнячком, выгодно господствовавшем над окружающим его ландшафтом. Столь удачным расположением принадлежащей ему недвижимости грешно было не воспользоваться и Костолом Пёрселл использовал стратегически выгодное положение особняка по максимуму. При ближайшем рассмотрение это скучное творение архитектурной мысли оказалось умело обустроенной цитаделью, гарнизон которой мог без труда и достаточно долго сдерживать превосходящие силы противника. Узкие бойницы, основательные баррикады вдоль фасада, несколько рядов колючей проволоки перед ними, перемежающиеся минными полями, пулемётные гнезда на крыше, чередующиеся с безоткатными реактивными орудиями и миномётами. Вход в подземелье представлял собой массивную освещённую арку, охраняемую двумя подручными Костолома, торчащими по обеим сторонам бетонной арки. Появление чужаков вызвало у них неподдельную радость. Они вскинули оружие и поспешили навстречу, держа гостей на прицеле.

- Стоять! Кто такие?

Верняк застыл на месте.

- Покажи лицо, - крикнул первый боевик, наставив винтовку на проводника.

Верняк приподнял капюшон.

- Уймись, Корявый, - миролюбиво посоветовал нервному напарнику второй. - Чего людей зря пугаешь? Вернячок это пришёл, фраерка к "дяде" привёл… Сова предупреждал...

- Усохни, Ластик. - Корявый не желал успокаиваться. - Сова, может, и в авторитете, только мы под Шапаром Рабаном ходим. Мы его приказы выполняем. Рабан мне ничего про верняка и фраера не говорил.

- Фильтруй базар, Корявый. Сова у "дяди" в шептунах ходит, а Шапара с недавних пор по фейсу без объявы на порог не пускают конкретно...

- Чего-то я не догоняю, Ластик. Непонятки у нас с тобой в последнее время образовались. Сдаётся мне, ты в совиные дятломеры записался. Значит, бабло тебе Шапар отстёгивает, а мазу ты за Сову держишь. На Сову, значит, подписался дятлом стукать. Рабана Шапара свалить шнуруете? Да, я ж тебя, ....... гнойный здесь и урою. Завалю, конкретно....

- Заткни ботало, Корявый... Я Шапара уважаю, всякий скажет. Только все знают, Шапар в масть уже не рулит. Доверия у "дяди" к Шапару больше нет, поэтому его в отстой натурально сливают. Братва трёт, "дядя" Рабану замену ищет.

- Братва ему бакланит... Братва чья?

- Всякая, разная...- примирительно пробормотал Ластик.

- Совиная это братва, Ластик... Сова под Шапара копает... Рогом землю роет, гнида... Чует, падаль, поживу...

- Копает, не копает... Не наши это разборки, Корявый, в натуре... Ходим под Шапаром, будем ходить под Совой, или, вон, под Лосем Гринвичем, Лось нынче в силу входит...

- Оно верно, - выплеснув накопленную злобу, легко согласился Корявый. - Только не по понятиям Рабана валят, - завёлся он снова...

- Чёрт с ним, с Рабаном, - гневно рявкнул Ластик, - с этими чего делать будем?

- С этими? - сказал Корявый. - А что с этими? Веди их к свету, обшмонаем и Сове сдадим...

Ластик приблизился к гостям, чутко слушавшим перепалку охранников.

- Ну, чё застыли, муфлоны?, - неласково спросил он, - пошли, шмонать вас будем.

Обыскивал их Ластик. Отдав винтовку напарнику, Ластик взялся за дело основательно и неспешно. Первым попал под раздачу верняк. Покорно раскинув руки, он терпеливо ждал, пока Ластик ощупывал, обстукивал, выворачивал, заглядывал и осматривал его одежду и тело. Разобравшись с верняком, Ластик взялся за Кайсара. Найденное и изъятое Ластик складывал у ног детектива. Кайсар с грустью разглядывал лежащие на земле лейкопластырь, переводчик, очки, антидот, дезинфектор, таблетки от головной боли и с грустью думал, чего подозрительного нашёл охранник в освежителе рта и в чём провинились перед ним стерильно упакованные бинты. Ластик в это время взвешивал уютно устроившуюся на его ладони гирьку. Уважительно хмыкнув, он добавил её в горку и перешёл к пистолетам. - Снимай кобуру, - скомандовал Ластик и Кайсар, скинув куртку, осторожно снял кобуру и так же осторожно передал её враз хищно подобравшемуся Бритому. Заполучив оружие, Бритый ощутимо обмяк. Накинув кобуру на плечо, он почти добродушно сказал, обращаясь к Корявому:

- Зови Сову, Корявый... Клиенты чисты.

Корявый, держа верняка с Кайсаром в поле зрения и под прицелом своей винтовки, вытащил рацию. Пробормотав в микрофон несколько фраз, прицепил рацию к поясу и объявил:

- Сова поднимается, ждите...

Бронированная дверца бункера со скрипом раскрылась, выпустив худого вёрткого мужчину с лицом запойного алкоголика. Судя по тому, как сразу подтянулись и посуровели охранники, это был Сова, великий и ужасный шептун-советник Костолома Пёрселла.

Сова мельком глянул на гостей.

- Это что? - спросил он, тыча пальцем в изъятые у Кайсара вещи.

- У фраера было, - сказал Корявый.

- Собрать, - приказал Сова.

- Так некуда же, - сказал Ластик.

- К себе. В карманы, - сказал Сова.

Ластик обернулся к Корявому.

- Ты шмонал, - сказал Корявый, - тебе и собирать.

Ластик, вздохнув, стал подбирать лежащие на земле .

- Всё, - сказал Ластик, нацепляя на голову очки ночного видения.

- Деньги! - требовательно сказал Сова, щёлкнув пальцами.

Ластик скривился, полез за пазуху и вытянул ту самую, упрятанную в потайном кармане, пачку кредитов. Кайсар машинально хлопнул себя по боку.

- Крысятничаешь, Ластик? - грустно вопросил Сова, отбирая у подручного деньги.

- Да ни в жисть, - сказал Ластик.

- Гляди-и-и, - многозначительно предостерёг Ластика Сова.

- Гадом буду, - клятвенно обещал Ластик.

- За мной, - скомандовал Сова.

Ластик первым сорвался с места. За ним верняк и Кайсар. Замыкал процессию Корявый. С винтовкой наперевес.

Кабинет Пёрселла был пуст и обширен. Судя по убранству, Костолом вёл аскетический образ жизни. Сова остановился у стола. Кайсар и проводник скромно застыли в нескольких шагах позади Совы. Корявый контролировал выход. Ластик охранял конфискованные при обыске предметы. Все ждали, когда прибудет "дядя".

Бесшумно откинулась портьера, обнажая тайный ход и в кабинет вполз Костолом Чарли Пёрселл, поддерживаемый под локоток поджарым телохранителем. Не глядя на присутствующих, он, шаркающей походкой, добрался до стола, сел в предупредительно отодвинутое телохранителем кресло и просидел так некоторое время, не поднимая головы, тяжело, с сипением дыша и покашливая.

Сова почтительно склонил голову. Костолом, отдышавшись, взялся за вещи, отнятые у детектива. Изучая скрупулёзно одну за другой, он, как бы между прочим спросил, не поднимая глаз:

- Сова, мальчик мой, ты их привёл?

- Они здесь, дядя, - ответил Сова.

- Скажи им, пусть подойдут ближе...

- Верняк, - сказал Костолом, с любопытством разглядывая завёрнутые в прозрачную обёртку деньги, - ты кого ко мне привёл, верняк?

- Он просил о встрече, "дядя". Ты согласился выслушать его.

- Кто он, верняк?

- Частный детектив, "дядя".

- Знаешь, почему вас кличут верняками?

- "Дядя", я...

- Затихни, верняк, не гони волну... Верняк - от верности... верным должен быть... помнить, кому должен... Ты помнишь, кому ты должен?

- Помню, "дядя"...

- Что же ты, плесень смердючая, делаешь? Ты ж кого ко мне приволок? Лягашам меня подставил? Продался, курва? - заорал Костолом, брызгая слюной. - Сдал меня с потрохами! Лягаша с собой притащил! Юркие чертенята безумия резво скакали в костоломовых расширенных зрачках.

Сова увлечённо рассматривая ногти на руке, старательно показывал, что он тут абсолютно ни при чем, оказался здесь совершенно случайно и не уходит только из уважения к хозяину кабинета. Верняк тоже не выглядел слишком испуганным. Костолом, в приступе бешенства вскочив на ноги, нависал над столом, гневно поводя глазами.

- Что думаешь, Сова? - неожиданно спокойно обратился к советнику Костолом.

- Да нормалёк, "дядя". Верняк - кент правильный, проверенный. Ему стучать резона никакого. И фраерка этого мы пробили. Не лягаш он, дядя, точно, не лягаш. Детектив. Частный.

- Ну, смотри, Сова, - предупредил Костолом, усаживаясь. Обратив взор на Кайсара, сказал:

- Каркас подайте.

И когда телохранитель исполнил его распоряжение, Костолом, указав на колченогий стул против себя, сказал:

- Садись, милок, садись. Устал, надоело стоять, всё на ногах, на ногах. В ногах правды нет, так ведь, верняк? Сова, а ты выйди. И вы, сынки, идите, поскучайте за дверью.

- Не нравится он мне, - сказал Костолом, - иуда. Продаст, не поперхнётся. Но умный, умный... За ум пригрел его, приблизил. Может зря? Что мыслишь, детектив?

- Не знаю, - честно ответил Кайсар.

- И я не знаю, - опечалился Костолом, - а вот держу, не доверяю. Не доверяю, а советы слушаю. Кушаю, да слушаю, чего он советует… Ладно, милок, в чём твоя проблема ?

- Человечка одного я ищу, "дядя", очень нужен мне этот человечек.

- А от меня чего хочешь? Я человекам не сторож, не сторож я человекам, детектив.

- Вот фото, "дядя". - сказал Кайсар, показывая Костолому Пёрселлу снимок.

- Этого, значит, ищешь, - сказал Костолом.

- Его, "дядя".

- Предположим, найдёшь ты его, - сказал Костолом. - Найдёшь и, натурально, представишь тому, кто его заказал. Получишь за него деньги. Сколько ты получишь?

- Обещали не обидеть, - сказал Кайсар.

- Не боись, милок, мне твои хрусты без надобности… - усмехнулся Костолом. - Своих хватает... А с верняком ты как договорился? Сколько он получит?

Кайсар замялся.

- Ну, так сколько верняк от тебя получит? Говори, милок, верняку от меня скрывать нечего. Или есть?

- Я не обманываю, дядя..., - глухо проговорил верняк.

- Притихни! - перебил верняка Костолом, - пусть фраер скажет.

- Пять, - сказал Кайсар.

- Неплохо, - сказал Костолом. - А что касаемо кощея… Приходил ко мне этот кощей, приходил. Губа его привёл и Губа за него подписался. Просил приютить денька на три. Говорил, проблем не будет, перекантуется и слиняет. Я его на постой определил. За хату кощей забашлял сполна. И всё. Разбежались. Больше я того кощея не видел...

Костолом, изумлённо булькнув, умолк на полуслове.

Кайсар оглянулся. Верняк с треском отдирал приклеенную поперек плаща широкую ленту, одного цвета с плащевой тканью и по мере того, как он её отрывал, она обретала объём и форму, знакомую такую форму. Верняк оторвал последний сантиметр ленты и Кайсар определил предмет, который держал теперь в руках проводник. Импульсная штурмовая винтовка Шнайдера, модель "диверсант", с прикладом.

Кайсар нырнул со стула на пол.

- Помнишь Зубастика Форстера, Костолом? - проорал верняк, - Привет тебе от него с того света. Сдохни, падла!

Винтовка жарко плюнула бледно-синим пламенем. Верняк, остервенело скаля зубы, лупил по Костолому Пёрселлу, совсем не обращая внимания на телохранителя, горевшего желанием принять участие в набирающей обороты вечеринке. Он уже собрался было свалить верняка, но тут в дело вступил Кайсар. Схватив со стола хитрую гирьку, Кайсар ловко зарядил ею телохранителю в лоб. Хлоп! ударил по кости увесистый металлический кругляш. Телохранитель выронил пистолет. Кайсар, рыбкой бросившись вперёд, подхватил выпавшее из рук телохранителя оружие и лёжа, снизу вверх, выпустил в заваливающегося на спину телохранителя обойму полностью, и откатился к стене. Наверху прогремел мощный взрыв. В кабинет ворвался Сова, крича истошным голосом:

- "Дядя", нас атакуют!

Верняк, не прекращая стрелять, поворотился и разрезал Сову очередью напополам. Верхняя часть туловища доверенного шептуна упала с глухим стуком. За нею повалились ноги.

- Замочу, суки, всех покрошу на хрен! - бесновался верняк, лупцуя из винтовки вокруг себя.

- Кайсар, покажись, покажись, фраер долбаный. Клянусь, убью не больно! - ревел верняк, ведя плотный беспорядочный огонь. Видимо, снесло ему крышу капитально, сбило с катушек, сорвало резьбу, переклинило напрочь и окончательно. Прячась от невменяемого проводника под столом, Кайсар торопливо прострелил ему голень.

- Я-я-я-а-а-а-а! - завизжал верняк, хлопаясь на бок. Их взгляды встретились и Кайсар немедля выстрелил и на лице проводника стало на одну дырку больше,

лицо проводника украсила аккуратная круглая дырка в сантиметре от переносицы.

Кайсар лихорадочно запихивал обоймы к карман... Взрыв, взрыв, ещё взрыв. Осыпав детектива стеклянной крошкой, лопнули лампы. Моментальный переход от света к тьме ослепил Кайсара, перед глазами, маслянисто переливаясь, поплыли радужные круги.

- Дрянь. Су-у-у-ка, - прошипел детектив, слепо шаря по полу в поисках затерявшегося прибора ночного видения. Уподобившись крабу, он возился в кромешной темноте, ощупывая пространство быстрыми пальцами, с испугом ощущая, как истекает, истончается, тает время, необходимое ему для спасения. Наконец, он зацепил пластиковый ремешок, рывком подтянул очки к себе. Обретя возможность видеть в темноте, Кайсар выскочил из разгромленного кабинета и помчался узкими коридорами к выходу из бункера.

Пронёсшись по пустому тоннелю, он взбежал по ступенькам, с натугой открыл бронированную дверь, с опаской выглянул наружу. Вокруг особняка разгоралось, закипало, заваривалось нешуточное сражение. Боевики Чарли Костолома, засевшие на крыше и за баррикадами, зарядов не жалели, палили почём зря. Шестиствольные пулемёты, визгливо завывая электродвигателями, без остановки поливали свинцовым дождём окрестности, ракеты, срываясь с направляющих, вспарывали воздух острыми крыльями, неслись к невидимым целям, взрывались с оглушительным грохотом, выбрасывая столбы огня и дыма... Только вот противника не было видно. Мелькали вроде бы призрачно-неясные тени, возникали над развалинами и тотчас исчезали. Кайсар ужом выбрался наружу, припав к земле, пополз к уложенным крепкой стенкой мешкам с песком. Надо было отсюда срочно выбираться. Желательно, с наименьшими для себя потерями...

(Вперёд: Глава одиннадцатая) (Назад: Глава девятая)