Оккупационный режим на территории Гомеля в годы Великой Отечественной войны

22 June 2019

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. С 23 июня предприятия Гомеля начали переходить на выпуск военной продукции. Станкостроительный завод им. Кирова изготавливал минометы, «Гомсельмаш» — мины, «Двигатель революции» — гранаты. Кондитерская фабрика «Спартак» освоила выпуск горючей смеси, предназначенной для борьбы с вражеской бронетехникой. Эта смесь разливалась в бутылки на ликерово­дочном заводе. Спички специального типа выпускались на фанерно­спичечном комбинате. Швейные фабрики и мастерские города перешли на пошив военного обмундирования. Были готовы к выпуску противотанковых мин коллективы лесокомбината и спичечной фабрики «Везувий».

В начале августа немецкое командование перебросило в район Гомеля части 2-й армии, а из района Смоленска — 2-ю танковую группу. Всего под Гомелем было сконцентрировано 25 вражеских дивизий. Утром 12 августа, после артиллерийской и авиационной подготовки, фашистские войска пе­решли в наступление. 13 августа на подступах к Гомелю сложилось исклю­чительно тяжелое положение.

Гомельский рубеж обороны представлял собой изломанную дугу до 40 км, которая упиралась в д. Красное и Покалюбичи. В эту «подкову» ко­мандование фронта подтягивало все уцелевшие части. Чрезвычайно тяже­лый участок обороны получили бойцы Отдельного коммунистического от­ряда подполковника В. Маневича. Они обороняли Красное, Урицкое, Семеновку, Костюковку, Лопатино. Сюда направлялись все части и подразде­ления, которые сохраняли свою боеспособность. Фактически до 18 августа войска Центрального фронта защищали Гомель, вели бои на всех направле­ниях. 18 августа наиболее кровопролитными были бои в 15 км на север от города. 19 августа в результате массированного штурма фашисты прорва­лись на окраины Гомеля. До 21 часа большая часть города была захвачена врагом. В 23.00 по приказу командования начался отвод советских войск на левый берег Сожа. Последними правобережье покинули 636-й стрелковый полк, 160-я стрелковая дивизия и отдельная артиллерийская батарея ст. лей­тенанта А. Свердлова. После переправы мосты были взорваны.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене и будете в курсе новых публикаций и исследований!

После взятия Гомеля немецко-фашистскими войсками в нем, как и на остальной территории Беларуси, немецко-фашистские захватчики устано­вили оккупационной режим. Он представлял собой систему политических и военных мероприятий, направленных на ликвидацию общественного и гос­ударственного строя СССР, эксплуатацию национального богатства и ре­сурсов страны, планомерное уничтожение населения. Сущность режима была разработана гитлеровцами заранее и составляла часть известного пла­на «Барбаросса».

Гомель был включен в так называемую «зону армейского тыла» группы армии «Центр». Власть целиком принадлежала командованию 221-й охран­ной дивизии, армейским частям, военно-полевым и местным комендатурам. Гомельская военно-полевая комендатура расположилась в доме № 14 на ул. Пролетарской. Ей подчинялись все военные, карательные и обществен­ные заведения города.

В «зоне армейского тыла» также действовала оперативная группа безо­пасности и СБ, которая имела название «айзензацгруппа Б». Перед ней была поставлена конкретная задача: уничтожать советских людей, в первую оче­редь партийных и комсомольских работников, беспартийных активистов. Согласно официальным данным, только на протяжении одного месяца, с 15 ноября по 15 декабря 1942 г., «айзензацгруппой Б» были уничтожены свыше 134198 советских граждан, в том числе и жители Гомеля.

Гомель являлся пунктом пересечения важнейших железнодорожных ма­гистралей. Охране железнодорожного узла гитлеровское верховное коман­дование придавало большое значение. После оккупации города в нем посто­янно находился гарнизон, в котором было до 3,5 тыс. солдат и офицеров. В Гомеле размещался также штаб 221 -й охранной дивизии и многочислен­ные армейские резервы. Город был охвачен густой сетью карательных орга­нов. В доме № 57 на ул. Столярной располагалась СБ (служба безопасно­сти). При ней действовала следственная группа, тюремный корпус и кон­центрационный лагерь. На углу ул. Плеханова и Полевой находилось под­разделение тайной полевой полиции. В Доме коммуны (проспект Ленина) функционировал контрразведывательный орган военной разведки — обергруппа-315, в доме № 5 на ул. Ветренной — полевая жандармерия. В доме № 104 на ул. Советской находилась городская, а в доме № 59 — областная полиции.

Гомель был разбит на шесть полицейских участков. Каждый участок имел около 40 приставов, квартальных и полицейских. Отдельная жандар­мерия и полиция действовали на гомельском железнодорожном узле. Кроме этого, в городе открылось и вспомогательное местное заведение — городская управа.

Для борьбы с партизанами и подпольщиками было организовано не­сколько опорных пунктах оккупационной власти в Гомеле и ближайших населенных пунктах. Сведения о подпольщиках города поступали в отдел военной контрразведки, который имел название «I-Ц» и действовал при штабе 221-й охранной дивизии.

Террор стал в Гомеле повседневным явлением. Это особенно ощутило на себе еврейское население. Осенью 1941 г. оккупанты создали в Гомеле че­тыре гетто. Они находились на ул. Ново-Любенская и Быховская, в НовоБелице и в районе Монастырька. Территория каждого была обнесена колю­чей проволокой и охранялась полицейскими. Сюда массово были перевезе­ны около 4 тыс. евреев, в основном старики, женщины и дети, которым ка­тегорически запрещалось выходить за пределы зоны ограждения. В начале ноября 1941 г. все узники гомельского гетто были расстреляны.

Сотни жителей города были замучены в гестапо (ул. Полевая, 36). Рас­стрелы проводились не только во дворе бывших детских садов, помещения которых занимала тайная полиция, но и прямо на улицах, на ближайших огородах. До 100 тыс. человек было замучено оккупантами в центральном гомельском лагере военнопленных. Он был создан в сентябре 1941 г. на территории завода «Двигатель революции» и на месте бывшей дислокации кавалерийской дивизии Красной Армии. Каждый день до двух тысяч узни­ков лагеря посылали работать на железную дорогу и другие объекты.

В Гомеле, Ново-Белице и рабочем поселке Костюковка действовал ко­мендантский час. Нахождение на улицах запрещалось в установленное вре­мя и строго наказывалось. Людям запрещались поездки и хождение без спе­циальных пропусков. Каждый, кто задерживался без документа, считался партизаном и расстреливался на месте. Вдоль железной дороги оккупанты создали запретные зоны от 100 до 300 метров. Любое нахождение в них местного населения каралось смертью.

Отличительными чертами оккупационного режима в Гомеле были не только массовый террор и убийство мирного населения, но и попытки при­влечь на свою сторону жителей города. В городе работал радиоузел, по ко­торому передавались не только распоряжения и приказы оккупантов, но и концерты, которые чередовались с лживыми новостями, разговорами о бо­гатой жизни в Германии и т. д. Открывались магазины, мастерские, работа­ли аптеки. Верующие, за исключением евреев, могли посещать храмы, участвовать в православных и католических богослужениях. Дети могли посещать школы. Преподавание осуществлялось на русском языке, но в школах велась антисоветская пропаганда. Жители Гомеля имели возмож­ность выписывать немецкую газету «Новый путь», выходил журнал, рабо­тал театр.

Продолжение статьи читайте на Краеведческом сайте Гомеля и Гомельщины.