Партизанское движение на территории Гомельщины: основные тенденции и результаты (июнь 1941 года — август 1943 года)

В 2010 г. вышел в свет первый выпуск сборника документов и материалов «Гомельщина партизанская. Начало. Июнь 1941 г. — май 1942 г.» [1]. В многочисленных архивных материалах документальной публикации отражены факты и события, относящиеся к наиболее трудному периоду становления и развития партизанского движения на Гомельщине. Продолжением публикации документальных материалов о дальнейшем развитии партизанской борьбы на территории Гомельской и Полесской областей является второй выпуск сборника «Гомельщина партизанская. Развитие. Июнь 1942 г. — август 1943 г.» [2].

Анализ документальных материалов, сконцентрированных в вышеназванных сборниках, позволяет сделать некоторые выводы, касающиеся актуальных проблем становления и развития партизанской борьбы на Гомельщине в указанный период.

1) Как мы уже отмечали ранее, не все созданные в 1941 г. партизанские отряды и группы, продолжили борьбу. Необученные, плохо оснащенные, не имеющие связи партизаны зачастую гибли, не нанеся врагу существенного ущерба [3, с. 204]. Из 194 отрядов и спецгрупп, направленных в Гомельскую и Полесскую области в 1941 г., выстояли немногие [1, с. 197-203]. Судьба тысяч замечательных патриотов трагична. К лучшему положение начало меняться лишь в конце весны 1942 г., когда был создан специальный военно-оперативный орган — Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования (ЦШПД). Намного увеличился численный состав партизанских сил, которые стали контролировать огромные территории.

Приведем некоторые факты, зафиксированные в архивных документах. Так, если по состоянию на 15 декабря 1942 г. в Гомельской области действовало 33 партизанских отряда общей численностью 2268 человек, в Полесской области — 25 партизанских отрядов, в которых насчитывалось 5077 чел., то уже по состоянию на 1 августа 1943 г. в Гомельской области действовал 41 партизанский отряд, насчитывавший 7437 чел., в Полесской области — 41 партизанский отряд — 6266 чел. [2, с. 78; 294-295, 297-299].

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене и будете в курсе новых публикаций и исследований!

Уже в середине 1943 г. партизанские отряды контролировали полностью или частично ряд районов. Общей характерной чертой этих освобожденных зон явилось восстановление советской власти, возобновление работы школ, колхозов, совхозов. Сделаем ссылку, в этой связи, на докладную записку секретаря ЦК ЛКСМБ М.В. Зимянина, в которой он отмечал: «Большая, свыше 18 тыс. кв. км территория представляет сейчас по существу единый мощный узел партизанского движения. Здесь оперирует свыше 100 партизанских отрядов, контролируя полностью или частично ряд районов, в том числе, Любанский, Гресский, Стародорожский, Глусский, Октябрьский, Копаткевичский, Домановичский, Паричский, Калинковичский, Житковичский, Петриковский, Старобинский, Краснослободский, Копыльский, Узденский, Ленинский, Ганцевичский…». Продолжая далее, М.В. Зимянин констатирует: «В подавляющем же большинстве населенных пунктов, а в партизанских зонах — на территории целых районов (в числе перечисленных называются Октябрьский, Петриковский, Житковичский, Копаткевичский и др. — Л. С.) восстановлена советская власть. Партийные организации и партизанское командование организуют массово-политическую работу среди населения, решают вопросы хозяйственной, в особенности, земельной, административной политики, помогают населению, пострадавшему от немцев» [2, с. 229-230]. Для более полного анализа приведем выдержку из донесения генерального комиссара округа Житомир. Характеризуя обстановку в генеральном округе в марте — апреле 1943 г., он отмечает: «примерно 15000 кв. км в северной части моего генерального округа, в частности, большая часть бывших районов боевых действий Лельчиц и Ельска, а также района Брагина, большая часть Речицкого, Петриковского, Олевского и Овручского районов практически больше не находятся под немецким управлением, в них господствуют бандиты (партизаны — Л. С.) и в настоящее время они полностью управляются Советами. Власть гебитскомиссаров едва ли распространяется на несколько километров за пределы районного центра, так что в создавшейся обстановке не может быть и речи о каком-то упорядоченном управлении и экономическом использовании этой территории» [2, с.195].

2) В советской историографии утвердилось мнение о том, что партизанское движение с самых первых дней войны приобрело всенародный характер. Документы и материалы сборника вносят определенный вклад в осветление этой проблемы. Так о чем же свидетельствуют архивные документы? Отвечая на этот вопрос, обратимся к проблеме контингента партизанских отрядов. Анализ документальных материалов показывает, что на первом этапе войны небольшие партизанские отряды и группы преимущественно состояли из бывших красноармейцев, бывших партийных, советских и комсомольских работников, сотрудников органов внутренних дел. Проиллюстрируем это на ряде примеров.

Так, сотрудники опергруппы НКВД БССР М.А. Головкин и Я.Я. Гуткин сообщают в НКВД СССР о том, что «в сентябре партизанский отряд (Петриковский под командованием В. И. Гордиенко — Л. С.) укрепился за счет приема в него бойцов, а главным образом командиров РККА, выходящих из окружения» [1, с. 130]. Сделаем ссылку в этой связи и на докладную записку комиссара Лельчицкого партизанского отряда Я.Ш. Эрлаха. «В соответствии с решением ЦК КП(б)Б в начале июля 1941 г. мы создали партизанский отряд из числа партийного, комсомольского и колхозного актива… Затем в отряд влилась группа бойцов из штаба 5-й армии и группа работников Борисовского отделения НКВД» [1. с, 156]. Что же касается местного населения, то на первых порах оно придерживалось нейтральных позиций по отношению к партизанскому движению. Об этом, в частности, сообщает М.А. Головкин в своем рапорте от 21 декабря 1941 г. «Основная масса населения в районе (Петриковском — Л. C.) стояла в стороне от партизан, в лучшем случае держалось нейтрально и необходимой помощи не оказывало. В ряде же случаев население некоторых деревень района (Лясковичи, Макаричи) было настроено к партизанам открыто враждебно и рассматривало их с точки зрения немецких версий» [1, с. 133].

Нам представляется, что приведенные выше факты четко отражают неуверенность и пассивность в настроениях и поведении местного населения. И действительно на первой стадии многие люди заняли позицию, направленную на выживание, стремились избежать столкновения с оккупантами. При дальнейшем развитии военных событий, установлении и поддержании оккупационного режима средствами террора, насилия и грабежа выразилось желание широких масс населения освободиться от немецко-фашистских захватчиков, в том числе, и путем вооруженной борьбы. Нельзя не признать, что это обусловило приток местного населения в партизанские отряды. Подтверждением тому является донесение секретаря Гомельского обкома ЛКСМБ А.Д. Рудака секретарю ЦК ЛКСМБ М.В. Зимянину, в котором отмечается, что «население теперь (декабрь 1942 г. — Л. С.) совершенно иначе смотрит на партизан. Достаточно сказать, что в партизанские отряды теперь начался очень большой прилив, каждый день прибывают группами и в одиночку все новые и новые люди. Остановка за оружием, было бы только оружие, так здесь можно было бы сформировать целые части.» [2, с. 72]. Об этом же телеграфирует командир партизанских отрядов южной группы Гомельской области А. Н. Беленчик начальнику ЦШПД П. К. Пономаренко: «В течение двух дней в партизанские отряды вступило 84 человека. Ожидаем прибытия еще 130» [2, с. 62]. Следовательно, важным источником создания и пополнения партизанских отрядов становится местное население. Партизанская борьба на Гомельщине перерастает во всенародную войну.

3) Особой темой, как нам представляется, является руководство борьбой в тылу врага. На начальном этапе становления и развития партизанского движения на Гомельщине организация и руководство первыми отрядами и группами еще не были централизованными. Свидетельством тому являются факты, зафиксированные в архивных документах. К примеру, Я. Ш. Эрлах констатирует в своем письме о том, что «… отряд не имел никаких связей с ЦК и ОК. Никакого руководства не получали. Действовали сами по своему революционному соображению. Допускались ошибки, однако никто не мог нам оказать помощь и совет» [1, с. 172]. Эта же проблема беспокоила командование Петриковского партизанского отряда. В частности в рапорте М.А. Головкина и Я.Я. Гуткина прямо указывается на полное отсутствие руководства со стороны областной тройки Полесской области, особенно по координации действий партизанских отрядов в смежных районах [1, с. 134].

Продолжение статьи читайте на Краеведческом сайте Гомеля и Гомельщины.