Взрыв ДнепроГЭСа 18 августа 1941 года: мифы и факты.

Краткое содержание мифа

18 августа 1941 г. советское руководство в панике приказало взорвать плотину ДнепроГЭС, по которой в это время шли беженцы и отступающие советские войска. При взрыве образовалась гигантская волна, которая убила ещё несколько тысяч советских граждан и военнослужащих. Миф используется для «иллюстрации» бесчеловечности советского руководства и пренебрежения им жизнью собственных граждан.

Примеры использования.

Вариант # 1

«По приказу командующего Юго-Западным направлением Семена Будённого саперы 157-го полка НКВД подрывают ДнепроГЭС. Взрыв лишь частично разрушил плотину, но по течению вниз помчалась огромная стена воды. По воспоминаниям очевидцев, высота волны была несколько десятков метров. Она уничтожила не только немецкие переправы и относительно небольшое количество вражеские войск.

Вариант # 2

Гигантские водовороты отрезали и буквально всосали в себя две наши отступающие общевойсковые армии и кавалерийский корпус. Выплыть смогли лишь отдельные разрозненные группы, потом попавшие в окружение и плен. Волна обрушилась на прибрежную запорожскую полосу и колонны беженцев.

Вариант # 3

Кроме войск и беженцев, в плавнях и береговой зоне погибло множество работавших там людей, местное гражданское население, сотни тысяч голов скота. В катастрофическом потоке погибли десятки судов вместе с судовыми командами.

Вариант # 4

«Тогда, при отступлении наших войск, было принято решение взорвать Днепрогэс. О секретной шифровке знали единицы. Но операция прошла не так, как планировали. Заряд не рассчитали, в результате в теле плотины образовалась брешь в 5 раз больше расчетной. Мощный поток воды хлынул в нижнее течение Днепра. Гигантской волной были смыты все прибрежные села с местными жителями, разрушены понтонные переправы наших войск. В результате наводнения бойцы двух общевойсковых армий и кавалерийского корпуса в большей своей части попали в окружение и плен.

Вариант # 5

Вся работа по подготовке взрыва производилась в тайне от командования фронта, так как санкцию на это Военный Совет фронта не дал.

Вариант # 6

Прорывная волна высотой около 25 метров хлынула вниз по руслу реки. Гигантский поток снес на своем пути все прибрежные села, похоронив под собой несколько тысяч мирных жителей. Две общевойсковые армии и кавалерийский корпус были отрезаны при переправе. Часть бойцов в тяжелейших условиях сумела переправиться через Днепр, большая же часть военнослужащих попала в окружение и плен».

Вариант # 7

«О планируемом взрыве Днепровской дамбы никто не был предупрежден ни на самой дамбе, по которой в том времени двигались военные транспорты и войска, которые отходили на левый берег Днепра, ни населения и учреждения города Запорожье - километров 10-12 от гидроэлектростанции вниз по течению Днепра. Так же не были предупреждены военные части, расположенные вниз от Запорожья в днепровских плавнях.

Вариант # 8

Военные транспорты и люди, которые в то время двигались по дамбе, естественно, погибли. Почти тридцатиметровая лавина воды пронеслась Днепровской поймой, заливая все на своем пути. Десятки судов, вместе с судовыми командами, погибли в том ужасном потоке.

Вариант # 9

Взрыв плотины резко поднял уровень воды в нижнем течении Днепра, где в это время началась переправа отходивших под Николаевом войск 2-го кавалерийского корпуса, 18-й и 9-й армий. Эти войска были «отрезаны» при переправе, частью пополнили число группировки войск, попавших в окружение и плен, а частью сумели переправиться в неимоверно тяжелых условиях, бросив артиллерию и военное снаряжение.

Вариант # 10

Рассказывали, что погибло в плавнях тогда приблизительно 20 000 красноармейцев - сколько именно никто и не думал считать. Кроме войск, погибло в плавнях десятки тысяч голов скота и много людей, которые на тот момент были там на работе».

Вариант # 11

«Тогда от вызванной взрывом огромной волны погибло от 75 до 100 000 непредупрежденных жителей и около 20 000 красноармейцев, забытых командованием и неэвакуированных».

Вариант # 12

«18 августа 1941 года в панике отступающие из оккупированной большевиками с 1920 г. Украины сталинские войска, пытаясь остановить продвижение Вермахта на Восток, невзирая на опасность для мирного населения и возможные многотысячные жертвы - цинично взорвали плотину украинской электростанции ДнепроГЭС, под Запорожьем… В результате взрыва большевиками плотины ДнепроГЭСа, от образовавшейся гигантской днепровской волны, погибло тогда около 100 000 (ста тысяч) человек ни в чём не повинного гражданского населения Украины. Немецкие солдаты и офицеры Вермахта в оцепенении с ужасом лишь наблюдали в бинокли за разыгравшейся драмой гибели десятков тысяч людей - советских гражданских лиц и военных».

Действительность

Разбор этого мифа лучше разделить на несколько частей, и начать можно с того, что о готовящемся подрыве плотины якобы никто не знал, в том числе и командование советских войск, оборонявших её.

Взрыв плотины ДнепроГЭС был произведён на основании шифрограммы Сталина и начальника Генерального штаба РККА Шапошникова командованию Южного фронта. Для осуществления этой операции начальником инженерных войск Красной Армии генералом Котляром был направлен опытный подрывник подполковник Борис Эпов. Для связи с инженерным управлением фронта ему в пару дали специалиста технического отдела подполковника Петровского. Вот что в своих мемуарах пишет бывший заместитель предсовнаркома СССР М.Г. Первухин: «Во второй половине дня, когда почти была закончена укладка взрывчатки, прибыл представитель штаба фронта, который вручил представителям военного командования на Днепрогэсе телеграмму главнокомандующего войсками Юго-западного направления маршала С. М. Будённого, уточнявшую срок взрыва. В ней было указано, что в случае опасности занятия плотины немцами, она должна быть выведена из строя.

Смеркалось, через потерну перешли на левый берег бойцы, так как сверху по плотине проходить было уже нельзя, ибо она была под сильным артиллерийским огнем противника. Настал момент, когда командир воинской части, обороняющей Днепрогэс, замкнул контакты аккумуляторной батареи, глухой взрыв потряс плотину».

фото  сделано 5 мая 1942 года
фото сделано 5 мая 1942 года

А вот что пишет в своих воспоминаниях непосредственный организатор взрыва подполковник Эпов:

14 августа меня вызвал начальник инженерных войск генерал Л.З. Котлял и предложил дать соображения о выводе из строя Днепровской ГЭС путем разрушения плотины, моста через аванкамеру и машинного зала и необходимых для этого материалах, а также приказал вылететь утром специальным самолетом в Запорожье для подготовки намеченных разрушений, придав мне двух младших лейтенантов и дав необходимые указания начальнику инженерных войск Южного фронта полковнику Шифрину.

Прибыв в Запорожье и убедившись, что другим самолетом необходимые материалы доставлены и находятся на аэродроме, я явился к начинжу фронта и находившемуся в Запорожье члену военного совета фронта Т. Коломийцу, а затем приступил с помощью упомянутых младших лейтенантов и выделенного одного батальона к подготовке выполнения полученного задания. Начальник ДнепроЭнерго в это время занимался подготовкой и эвакуацией генераторов станции. Охрану подготовительных работ вел полк НКВД.

Прибывший вместе с начинжем Шифриным начальник штаба фронта генерал Харитонов дал указание выполнить разрушение после того, как немцы выйдут на правый берег Днепра. Правом на выполнение задания будет отход охранного полка НКВД и специально выделенного для связи подполковника А.Ф.Петровского.

К концу дня 18 августа немцы вышли на правый берег Днепра и начали обстрел левого берега; полк НКВД также отошел на левый берег и командир полка, отходя вместе со связным подполковником Петровским, дали команду на приведение в исполнение разрушения, что мною совместно с приданными младшими лейтенантами и было выполнено. В результате взрыва в теле плотины было вырвано около 100 метров по ее длине (из общей длины плотины равной 600м).

Докладывать об исполнении разрушения пришлось начальнику политотдела фронта генералу Запорожец, так как весь состав Военного Совета фронта находился в войсках и в штабе фронта.

Запорожец был старшим из офицерского состава; но он находился в паническом настроении, так как располагался со штабом фронта на левом берегу, тогда как немцы уже достигли правого берега, и, кроме того, он не был в курсе постановления ГОКО о выводе Днепрогэса из строя. Поэтому его реакцией было: «Сдать оружие». Досужий адъютант, отобрав у меня револьвер и не зная, что со мной делать, ввиду поступившего уже распоряжения о передислокации штаба вглубь обороны, передал меня в ведение фронтовой контрразведки ( сотрудники 3-го Управления НКО в военное время,с 19 апреля 1943 г. СМЕРШ). Контрразведчики, не зная о распоряжении ГОКО, предъявил мне обвинение в измене Родине и в течение десяти дней допытывались у меня – чье вредительское задание я выполнял; а затем, поняв истинное положение дела, не знали, как им выйти из создавшегося казуса. В это время генерал Котляр попал на прием к товарищу Сталину и доложил ему об этом случае; Сталин тут же вечером дал указание , а утром в 6 часов я уже был освобожден из-под ареста; начальник фронтовой контрразведки принес мне извинения и принял меры к приведению меня в порядок и передаче в штаб инженерных войск фронта, а оттуда я самолетом вернулся 20 сентября в Москву. ( ссылка : http://mognovse.ru/sgg-epov-boris-aleksandrovich-avtobiografiya.html)

Фото сделано 8 мая 1942 года
Фото сделано 8 мая 1942 года

Таким образом, как мы видим, командование Южного фронта было не только в курсе готовящегося взрыва, но и активно принимало участие в его подготовке. Кстати, воспоминания непосредственных свидетелей подрыва ставят крест и на леденящей душу истории о взорванных вместе с плотиной переправляющихся войсках и беженцах.

Теперь рассмотрим судьбу двух армий и кавкорпуса, якобы смытых образовавшейся волной.

Фото сделано 8 мая 1942 года
Фото сделано 8 мая 1942 года

Переправа 9-й. и 18-й армий через Днепр.

17 августа главком Юго-Западного направления санкционировал отвод войск Южного фронта на Днепр с целью организации прочной обороны на рубеже этой крупной водной преграды. Вечером того же дня последовало боевое распоряжение командующего войсками Южного фронта № 0077/ОП, в котором был определен порядок отвода войск двух армий с рубежа реки Ингулец за Днепр. 2-й кавалерийский корпус должен был отходить в район Никополь — Нижний Рогачик. 18-я армия отводилась на восточный берег Днепра с задачей занять оборону на участке Никополь — Нижний Рогачик — Каховка. Соответственно 9-я армия — на участке Каховка — Херсон. Отход предписывалось прикрыть сильными арьергардами и действиями авиации. После переправы в 18-ю армию передавалась свежесформированная 30-я кавалерийская дивизия, а командующему 9-й армией предписывалось подчинить себе 296-ю стрелковую дивизию. Таким образом, все армии фронта так или иначе получали в свое подчинение второочередные дивизии.

На участке от Никополя до Херсона ширина Днепра в среднем составляет около полутора километров. Громоздкие понтонные парки в ходе отступления были потеряны на дорогах и в боях. Например, 2-й кавалерийский корпус был вынужден оставить свой понтонный парк на реке Южный Буг для переправы отходящих частей 18-й армии. Сохранившиеся в армиях остатки понтонно-мостового имущества можно было использовать только для постройки легких паромов. На помощь войскам пришли суда Днепровского речного пароходства. Баржи, плавучие пристани быстро приспосабливались под паромы, все, что могло использоваться для переправы, было мобилизовано.

В результате были построены три паромные переправы:

1) для 2-го кавалерийского корпуса — три парома на деревянных лодках у Нижнего Рогачика (для 5-й кавалерийской дивизии, лошадей пришлось переправлять вплавь), буксирный пароход с баржей — у Большой Лепатихи (для 9-й кавалерийской дивизии);

2) для соединений 18-й армии — паром на баржах и два парома на подручных средствах в районе Кочкаровки;

3) для соединений 9-й армии — два парома в районе Западные Кайры, три парома на баржах в районе Каховки и два парома у Тягинки.

Обращаю внимание на то, что паромная переправа — это не наплавной мост. Составленный из понтонного парка или подручных средств паром был вынужден двигаться от одного берега к другому, каждый раз перевозя сравнительно небольшое число людей и техники. При этом средняя продолжительность рейса парома составляла около одного часа. Войска двух армий и кавалерийского корпуса приступили к переправе с утра 18 августа. Строжайший расчет времени, четкая организация погрузки и выгрузки, круглосуточная работа буксиров позволили к утру 22 августа переправить основную массу войск на восточный берег. При этом , замечу, что переправа происходила уже после взрыва ДнепроГЭСа.

Нельзя не отметить, что вся эта операция не могла состояться в случае воздействия на паромы с воздуха. Авиации противника было достаточно разбить паромы, и войска оказались бы прижатыми к берегу широкой и полноводной (особенно после подрыва ДнепроГЭСа) реки. К счастью, серьезных налетов авиации противника на всем фронте переправы 18-й и 9-й армий не было.

Не удивительно, что в приказе штаба 9-й армии от 21-го августа говорится:

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ 9 АРМИИ
21 августа 1941 г.

№ 00173

Вынужденная к отходу от Днестра к Днепру, 9 армия к 21 августа с успехом переправилась в труднейших условиях через Днепр и закрепляется на левом берегу последнего.

Задачей армии в данный период является приведение в порядок строевых частей, своих тылов, штабов и средств управления.

Пополнив ряды, армия должна быть готовой к решающим ударам по разгрому и уничтожению зарвавшегося врага.

Комвойсками 9 армии
генерал-полковник Черевиченко

Член Военного совета 9 А
корпусный комиссар Колобяков

Наштарм 9
генерал-майор Бодин

Об этом же свидетельствует директива командования Южного фронта:

Директива
командующего войсками
Южного фронта
№ 0083/оп
на оборону
по левому берегу
р. Днепр
(21 августа 1941 г.)

Пятое. 18 А – состав 176, 164, 169 сд и 96 гсд и 30 кд.
Задача – обороняясь вост. берегу р. Днепр, прочно удерживать своих руках переправы и Никопольский р-н, не допустить прорыва пр-ка направлении Никополь, Мелитополь.
В резерве иметь не менее одной сд, ближе правому флангу.
Граница слева – (иск.) Березниговата, (иск.) Горностаевка, (иск.) Мелитополь.

Шестое. 9 А – состав 51, 150, 74, 30 и 296 сд.
Задача – обороняясь вост. берегу р. Днепр, прочно удерживать тет-де-пон у Берислав и Херсон, не допустить прорыва пр-ка направлении Перекоп.
В резерве иметь не менее одной сд ближе правому флангу.
Граница слева – Сокологорная, свх. Аскания Нова, Скадовск.

По всей видимости, основой для слухов о «смытых волной армиях» стала судьба 6-й и 12-й армии, двумя неделями ранее погибших в Уманском котле.

А теперь посмотрим на карту. Расстояние от плотины ДнепроГЭС до села Нижний Рогачик, где переправлялся 2-й кавалерийский корпус, составляет примерно 125 км., а до пгт. Великая Лепетиха - примерно 145 км. До Качкаровки, где переправлялась 18-я армия, это расстояние равно примерно 160 км. Каиры, Каховка и Тягинка, где переправлялись части 9-й армии, расположены ещё дальше по течению Днепра. Любой человек, знакомый с физикой в рамках хотя бы школьного курса, легко поймёт, что ни о каких «тридцатиметровых волнах» на таких расстояниях не может быть и речи.

Внимательно рассмотрим фотографии плотины разрушенного этим взрывом, сделанные с борта немецкого военного самолёта.

Фото после взрыва ДнепроГЭС
Фото после взрыва ДнепроГЭС
 Фото после взрыва ДнепроГЭС
Фото после взрыва ДнепроГЭС

Перепад высот на ДнепроГЭС 37 метров. Объем напорного водохранилища 3,3 куб. км. Высота плотины 60 метров, напорный фронт водохранилища 1200 метров. Сразу после взрыва волна прорыва высотой 12 метров и максимальной шириной 110 метров начинает радиально рассеиваться на 1200 метровую ширину поймы с приблизительной скоростью от 70 до 90 км/час. Примерно через 20 секунд, когда волна достигает берегов острова Хортица, она составляет 1,5 метра, снижаясь ещё больше со временем и вниз по течению. Приблизительная скорость подъёма воды вниз по течению от 4 до 5 сантиметров в минуту.

Элементарные расчёты показывают, что максимальная высота волны через 20 секунд составила 1,5 метра. Но никак не 30 метров. К плавням быстрый подъём воды составил максимум 1 метр, и больше был похож на наводнение. В итоге, с точки зрения науки физики, утверждение неких «историков» о тридцатиметровом цунами – бред воспалённого сознания. Учитывая факт, кто пропагандирует эту очередную страшилку – то мы имеем дело с воспалением головного мозга, жаждущего любой сенсации.

В статье Владимира Линикова вообще рассказывается, что сливные пролёты 18 августа, перед взрывом были открыты. Сотрудники электростанции сливали воду из водохранилища, а значит уровень воды был ещё меньше, а значит и высота волны у Хортицы вообще была точно не более 1,5 метров. Кроме того, из-за слива воды из водохранилища в начале дня 18 августа уровень воды ниже плотины уже был повышенный - оценочно до 0,5 метров. А взорваны пролёты были около 20-00. Так что всё говорит о надуманности цунами и количестве жертв - которые высосаны из госдеповских грантов...

Материалы:

1. При взрыве ДнепроГЭС погибли десятки тысяч советских граждан- http://wiki.istmat.info/%D0%BC%D0%B8%D1%84:%D0%B2%D0%B7%D1%80%D1%8B%D0%B2_%D0%B4%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B3%D1%8D%D1%81

2. Взрыв Днепрогэса в 1941 году и враньё местных историков -http://zerkalo.net.ua/news/2487.html

3. Миф-как при взрыве ДнепроГЭС погибли десятки тысяч советских граждан - https://picturehistory.livejournal.com/445490.html