33. Чулок для Прекрасной Дамы

20k full reads
22k story viewsUnique page visitors
20k read the story to the endThat's 91% of the total page views
2 minutes — average reading time

Однажды, когда мне было шесть лет, мы с мамой пошли в гости к её подруге тёте Лене. Они на кухне говорили о чём–то своём, я же в большой комнате заплетал на скатерти висящую бахрому в плотные косички. Получалось мерзко, зато назло: они там смеялись, а я бродил по комнате один. Идиотские получались гости. Но меня ждал сюрприз! Мама с подругой выбежали из кухни.

Автор иллюстрации Хасан Бахаев
Автор иллюстрации Хасан Бахаев
Автор иллюстрации Хасан Бахаев

— Мы сейчас опоздаем! — голосила подруга.
— Тебе влетит? — беспокоилась мама.
— Меня уволят!

Схватили меня, надели всё набекрень, и мы понеслись в уличную зиму. Оказалось, что мы опаздываем на детский спектакль. «Какая забота о ребёнке!» — подумает неискушённый читатель, но будет прав только наполовину: мамина подруга была актрисой в севастопольском театре и, заболтавшись с мамой, теперь опаздывала на работу.

Втолкнувшись в театр через служебный вход, мы быстро пробежали в её гримёрку. Тётя Лена скинула с себя одежду и начала напяливать костюм. Я, как джентльмен, отвернулся, но она так судорожно металась по этой кладовке, что я увидел её ноги. Не голые, а в зелёных колготках. Такого цвета колготок я никогда раньше не видел! Меня раздирало любопытство посмотреть на них ещё раз, но я был хорошо воспитан маминым взглядом, поэтому продолжал тупить в линолеум.

Потом тётя Лена отправила нас в партер на служебные места. В зал мы с мамой пробирались под сценой! Там столько всего… Даже голова Ленина лежала ноздрями вверх. И свет пробивался сквозь половицы. Ворохи тряпок, батареи банок, груды поломанных стульев, завалы коробок. Мимо пробежал какой–то мрачный мужик. Мы вышли в боковую дверь и заняли места в первом ряду. Я больше никогда в жизни не сидел так близко к сцене.

Началась сказка. Но я не следил за сюжетом — я искал глазами тётю Лену. Василиса Прекрасная? Нет, не похожа. Лисичка? Трудно узнать, но у тёти Лены зелёные колготки, а у этой рыжие. Я вертел головой туда–сюда, но тёти Лены не было.
Сказка закончилась, и мы тем же путём вернулись в гримёрку. В голове крутилась только одна печальная мысль: «Неужели тётя Леня была Бабой–ягой?» Она так страшно была одета в обвисшее тряпьё, что там вообще можно без колготок.

Мы зашли в тесное помещение.

— Ну как? — спросила тётя Лена.
— Ты была великолепна! Зал стонал!
— Ну вот и хорошо, я не зря не опоздала.

Я совсем загрустил. Тяжело было сознавать себя полным дегенератом: я всё пропустил!

— А тебе, Серёжа, понравилась сказка?
— Да, я тоже стонал.

Когда мы с мамой вышли на улицу, я, набрав полные щёки морозного воздуха и смелости, спросил:

— Мама, а почему тётя Лена была в зелёных колготках?

Мама, не обращая внимания на мои лепетания, ускорила шаг к набитому людьми троллейбусу:

— А какие ещё у неё должны были быть колготки?

Я стал ещё медленнее соображать и так же идти. Мама тянула меня за руку.

— Но почему зелёные, мама? У неё были зелёные колготки!
— Господи, я вырастила маньяка! А какого цвета они ещё должны были быть? Красного, что ли?

Даже засыпая, я всё думал про эти чёртовы колготки. Ну почему? Почему они зелёные?! Слёзы накатывались на глаза. И почему тётя Лена так спешила на спектакль, но не вышла на сцену? С этими мыслями и уснул.

Утром я ходил сам не свой: зелёные колготки меня преследовали всюду. На зов бабушки пополз на кухню.

— Людочка, как сходили вчера в театр? — спросила бабушка маму.
— Отлично: и с Ленкой поболтали, и ребёнка к прекрасному приобщили.
— А Леночка как?
— Да как, как. Опять роль с тремя словами. Фанерный кустик с форточкой для лица в глубине сцены.