62. Признание

Игорь Городецкий долго встречался с Лерой. Они встречались так долго, что уже всем это надоело, да и им самим тоже. В итоге Игорь выбрал солнечный тёп­лый день и поехал делать официальное предложение.

Надо отдельно отметить сказочную способность Игоря молчать часами. Одно слово в час — это он что–то разболтался сегодня. Обычно мы с ним общались первой знаковой системой: жесты и нечленораздельные звуки. Идём по Севастополю, смотрим: две подружки дефилируют навстречу. Переглянулись, кивнули друг другу — и на крейсерской скорости к дамам. Или не кивнули. Говорить всякий бред типа «Тебе правая, мне левая» было не надо.

В итоге в роли артиста разговорного жанра выступал я, а Игорь или согласно кивал головой, или молчал.

Как он с Лерой познакомился, я уже не помню. Чем он её красноречиво уболтал на долгие встречи, до сих пор не понимаю.

Но вот Игорь нагладился, купил цветы, поехал к возлюбленной домой.

Лера была дочерью военных. Что мама, что батя были остры на язык, понимали и ценили юмор. С ними говорить можно было обо всём — такая редкая молодёжная семья, несмотря на немолодёжный возраст. В гостях у них всегда надо было быть настороже, чтобы не стать объектом тонкой иронии из–за врождённой скудости ума.

Вечером встречаемся в кубрике:

— Игорь, ну, как всё прошло? Что родители сказали? Как Лера? Быстро рассказывай, ждём же!
— Угу.

И спать увалился.

В ближайшее увольнение собираемся своей компанией — я сразу к Лере подсаживаюсь:

— Ну, как всё прошло? Что батя сказал? Что мать? Игорь как там себя вёл?

Игорь неслышно вздохнул и уставился в окно. Лера начала рассказывать.

— Приходит Игорь. Мама накрыла стол, батя поставил бутылку хорошего коньяка. Мы с Игорем сидим рядышком, напротив отец, мама, сестра и брат. Тишина.

Батя: «Может быть, по стопочке для разрядки международной обстановки?»

Игорь кивает головой.

Батя: «Наверное, Игорь хочет нам сказать что–то важное?»

Игорь кивает в пол.

Батя: «Так как Игорь встречается с нашей дочерью уже продолжительное время, наверное, Игорь хочет привести события к официальному результату?»

Игорь молча кивает в скатерть.

Батя: «Скорее всего, Игорь не просто так пришёл к нам в такой торжественный день. Очень похоже на то, что Игорь сейчас предложит Лере выйти за него замуж?»

Игорь кивает в салфетки.

Батя: «Так как Игорь только что подтвердил все мои опасения, они скоро сыграют свадьбу?»

Кивок Игоря отражается в сахарнице.

Я сижу ни жива ни мертва. Ладно, краткость — сстр тлнт, но не в этом же случае! Толкаю Игоря локтем.

Игорь от неожиданности: «Да!»

Все испуганно переглядываются: «Мы разбудили вселенское зло?»

Батя: «Уф, ну вот мы наконец–то и попросили у Игоря руки нашей дочери!»

Мама: «Счастья вам, дети! Когда свадьбу играть будем? И где? В Севастополе или на родине Игоря? А куда тебя, Игорь, распределяют? На Дальний Восток! Как хорошо, мы тоже там служили! Давайте уже все накладывайте, чтобы молчание Игоря было оправдано поглощением пищи. Лерочка, подай Игорю тарелку побольше, а то сидишь, как будто замуж собралась!»

Лера и Игорь живут семьёй до сих пор. Это чуть ли не единственная супружеская пара из всех мне известных, которая не развелась. Обычно считается, что молчаливая жена — гарантия долгой семейной жизни. Но не в этот раз.