АЛЛО, МЫ ИЩЕМ ВЕРДИ!

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится оперный фестиваль «Барток плюс».  Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Рассказывает Людмила ОСИПОВА.

Второй год я приезжаю в венгерский город Мишкольц на оперный фестиваль «Барток плюс». Приезжаю с большим удовольствием – по многим причинам. Потому, что этот фестиваль не похож ни на один другой европейский оперный фестиваль, настолько интересен его формат. Потому, что в этом городе большой православный храм – Церковь Святой Троицы, и потому, что в Мишкольце с большим уважением относятся к России.

Когда открывается фестиваль, по улице начинается своеобразное карнавальное шествие-парад, во главе которого – дирижёр духового оркестра, за ним – марширующие девушки, огромные куклы из театрального реквизита и мистер Пиано – загорелый красавец-мужчина за роялем. Рояль с утра до ночи курсирует по главной улице Мишкольца и «выдаёт» популярные классические мелодии. В записи. «Пианист» лишь выполняет функцию водителя, жмёт на педали, на рояле он не играет. Представьте себе: все десять дней фестиваля музыка звучит в городе повсюду, и не только в оперном театре. Создаётся уникальное фестивальное пространство, и люди невольно оказываются вовлечёнными в стихию музыкального праздника. Вот вам пример: оперу В. А. Моцарта «Дон-Жуан», смогли посмотреть абсолютно все приходившие на центральную площадь. Был жаркий день, представление шло под палящим солнцем (open air), оркестранты сидели в костюмах, а вот певцы были – кто в чём. В футболках, шортах, сарафанах, глаза прятали под солнцезащитными очками. Некоторые певцы находились среди публики, поэтому их внезапное появление вызывало изумление у зрителей. Надо сказать, на этом фестивале было немало интерактивных постановок. Но об этом позже.

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится фестиваль. Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Из итальянской Навары театр Кочча привёз оперу-буффа Марко Таралли «Соперницы» (либреттист Альберто Маттиоли). Подзабытый жанр, который способен, между прочим, возбудить интерес к опере даже у неподготовленной публики. Постановка показывает нашу жизнь: насколько сегодняшняя молодёжь, «раздавленная» масс-культурой, далека от оперы. «Соперницы» – ещё и история закулисных интриг. Некогда популярная певица, примадонна Кармела Астольфи (сопрано Тициана Фабриччини) возвращается из эмиграции в Италию. В фойе некоего итальянского оперного театра она сталкивается с группой туристов, от которых узнаёт, что самое известное сопрано всех времён – Мария Каллас. Возможно ли пережить такое искажение подлинной истории ожесточённой битвы примадонн? Настоящий удар для состарившейся певицы, в прошлом оперной дивы… Однако тайная история двух соперниц – лишь подоплёка, завязка трагикомического сюжета, в котором переплелись абсурд, пародия, сарказм и тонкий юмор.

Буффонаду, стиль комедии дель арте на фестивале продолжила опера «Любовь к трём апельсинам» Сергея Прокофьева. Оперу привезли из Хорватии. Яркая, динамичная, интерактивная постановка Хорватского Национального театра (режиссёр-постановщик Крешимир Доленчич), в которой продумано всё до мелочей: от комического синхронного миманса до телодвижений абсолютно реального «серого кардинала» и принцесс в образах Мерилин Монро. Прекрасный оркестр с блестящей медью, замечательные певцы-актёры! Публика вздрагивала, когда вдруг с первых трёх рядов поднимались странные зрители и принимались бегать по залу, да притом ещё петь! Некоторые певцы вели диалоги не со сцены: один из директорской ложи, а его партнёрша – из ложи напротив. А то вдруг медная тарелка неожиданно начинала судорожно грохотать из середины партера. Солисты настолько вжились в образы, что, например, Труффальдино уже до спектакля стал мифическим героем фестиваля. По громкой связи по зданию театра его чаще всех вызывали на сцену во время репетиций: «Труффальдино, пожалуйста, на сцену. Труффальдино, приглашаем на сцену! Труффальдино! На сцену!». Спектакль произвёл фурор, в том числе, за счёт декораций и смелых образных решений, удачных попыток шокировать публику. Это ближе к перфомансу, но как раз такие постановки ищет по всему миру арт-директор фестиваля «Барток плюс» дирижёр Гергию Кешеяк. «Сейчас самое время приблизить оперу к народу, опера должна найти своего слушателя», – говорит маэстро. Мы беседовали с ним в студии “Radio M” (Радио Мишкольца).

Людмила Осипова беседует с арт-директором фестиваля «Барток плюс» Гергию Кешеяком.

На концерты вашего фестиваля невозможно попасть, билеты в театр раскупаются заранее, площади наводнены публикой, даже на уличных представлениях яблоку негде упасть. Вы буквально заразили всех оперной бациллой...

-  Хочется верить, что мы смогли заинтересовать музыкой нашего фестиваля не только жителей Мишкольца, но и россиян, благодаря освещению фестиваля вашими СМИ. Ведь наша задача в том, чтобы звучащую здесь музыку услышали во всём мире.

- Каждый раз Вы ищете новые способы привлечения публики на фестиваль, новую художественную интригу. Какой акцент на сей раз?

- Главная интрига фестиваля-2018 – рок-опера «РокДжованни». Её автор – молодой и талантливый Апор Сюч, который в свои 19 лет выиграл конкурс композиторов, проходящий в рамках нашего оперного фестиваля. Я предложил ему поиграть с мыслью: что бы делал Моцарт, оказавшись на несколько дней в нашей эпохе?  И если бы ему показали новые инструменты, и он услышал современные музыкальные ритмы – как бы он применил эти новые возможности в своей музыке? Наверняка, активнее использовал бы кларнет. Может быть, не все знают, что во времена Моцарта кларнет был инструментом трактира, уличных сценок и представлений, в концертных залах он практически не звучал. Поэтому аристократия надменно воспринимала кларнет. Моцарт же включил этот инструмент в свой симфонический оркестр, и кларнет у него стал своеобразным олицетворением нобилитета. Та музыка, те танцы, дивертисменты, которые он писал, – они ведь из жизни улицы, это танцы простых людей. Вот что я думаю: если бы Моцарт был среди нас, то он пошёл бы на гулянку и проанализировал, кто и что танцует. И под какую музыку. Обязательно сходил бы на рок-концерт – ведь именно рок-музыка собирает огромное число молодёжи… И я нисколько не сомневаюсь в том, что он обязательно использовал бы молодёжную музыку при сочинении оперы. Наверное, был бы рад возможностям и эффектам электронных инструментов, и электроника обязательно бы присутствовала в партитуре его оперы «Дон-Жуан».

- Но Моцарту было отведено именно его Время, и он должен был изменить своё Время…

- В наши дни молодёжи вновь понадобился его «Дон-Жуан», но современный, созвучный нашему беспокойному и противоречивому миру. В опере «РокДжованни», построенной А. Сючем на материале моцартовского «Дон-Жуана», каждое действующее лицо получило свою музыкальную характеристику, свой «голос». Кто-то получил ро́ковое «изображение», кто-то джазовое… Лепорелло сопровождают диссонансные аккорды. Молодая пара Церлина и Мазетто «получила» южнославянскую свадебную музыку. Но не в том соль, что рок-музыка «играет» Дон-Жуана, здесь симфонический оркестр и рок-музыканты интегрируются в большой оркестр. Рок-музыка выполняет функцию машины времени. А идея такова: используя современные выразительные и технические средства, совершить музыкальное блиц-путешествие из эпохи Моцарта в нашу современность.

- Ни на одном из оперных фестивалей я не видела такого внимательного отношения к музыкантам оркестра, как на вашем: на сайте и в буклетах подробно выписаны состав оркестра, каждый оркестровый пульт… При желании любой критик может определить пофамильно, кто «киксанул», кто забыл сыграть форшлаг, или кто так виртуозно и без помарок выдувал трель в неудобной тесситуре…

- Я очень рад, что вы это заметили, я благодарен своим сотрудникам, которые работают над тем, чтобы ни одно имя не выпало из фестивальной программы…

- Господин Кешеяк, кто вы – дирижёр симфонического оркестра, или оперный дирижёр?

-  Я – оперный дирижёр! Который, впрочем, иногда дирижирует симфониями. В моём репертуаре дирижёра-симфониста большой список. Признаюсь, что особую любовь я питаю к русской симфонической музыке. Я поднял редко звучащие у нас произведения: Первую и Шестую симфонии Прокофьева, Пятую, Седьмую, Восьмую и Двенадцатую Шостаковича, Третью Скрябина… В опере мне ближе итальянская линия, а в симфонической – русская музыка.

- В рамках фестиваля «Барток плюс» всегда звучит русская музыка, или присутствует русский сюжет.

- Я не специально это делаю, но так получается, что, находясь в поиске, я обнаруживаю, что русская музыка всегда в мировом топе…

- А что происходит в мире с оперой? Она развивается? Многие критики буквально бьют в набат: оперный жанр в кризисе!

- Мы живём в стремительно меняющемся мире, и опера не должна отставать от жизни, она призвана поддерживать современный жизненный ритм, обновляться.  Некоторые говорят: а зачем что-то менять? Ведь оперные театры полны публики, давайте оставим всё, как есть. Но вы же видите, что в основном в оперу ходят люди с достатком – чтобы посмотреть, а не послушать, не ради музыки, но ради престижа, показать, что вот, мол, я вышел в оперу! Да и не все театры могут похвастаться заполняемостью залов, есть проблемы.  На «Травиату» и «Риголетто», на старые оперы – полные залы, а вот на современные – нет. Мы сейчас пребываем в предвкушении нового произведения, как это было во времена Верди, когда публика ждала, что он напишет что-то новое, люди караулили под окнами театра, где шла репетиция, чтобы до премьеры услышать новый оперный шлягер. Ожидание – прекрасное чувство, но у нас нет времени, мы должны действовать. Я думаю, оперный жанр опять станет популярным и всенародно любимым, если систематически будут появляться Верди своего времени. И тогда просто невозможно будет достать билеты на современную оперу и в большом городе, и в маленьком, потому что люди будут ходить в оперу не для того, чтобы показать своё красивое платье, а чтобы послушать самое новое произведение сегодняшнего Верди.

Мы даём оперу и в зале, и на улице, чтобы не смущать людей, которые, нерешительно собираясь в театр, думают: а вдруг мне не понравится эта опера? Или у дамы нет подходящего вечернего платья… Мы провоцируем композиторов на создание красивой музыки, убеждаем их не бояться красоты. Мы хотим интересную, модерновую и яркую оперу с красивой музыкой! Если сто лет назад композиторы находили способы писать красивую музыку, то почему этого нельзя сделать в наши дни?

- Желаю Вам чаще находить новых Верди, а композиторам – обретать счастливую сцену на Вашем фестивале.

- Я очень надеюсь, что благодаря публикации в «Музыкальном Клондайке» и эфиру «Радио России» новые Верди отзовутся и смогут принять участие в нашем фестивале!

Людмила ОСИПОВА

Перевод интервью: Тибор Бакош

Подбор информационного и фотоматериала: Богларка Ирланда, Эстер Баразда, Ноэми Марцишак

Официальное фото Bartók Plusz Operafeszivál

Справка: Летний оперный фестиваль «Барток плюс» проводится в венгерском городе Мишкольц с 2001 года. Его инициаторы – Петер Мюллер Съями, Гергию Кешеяк и др. Оперы основной фестивальной программы идут в течение десяти дней на трёх сценах Национального театра Мишкольца. Основная цель фестиваля – доступная опера. Ежегодно фестиваль показывает публике до десяти оперных спектаклей – «гостевые» постановки и собственные продакшн, мировые и венгерские премьеры. Арт-директор фестиваля – оперный дирижёр Гергию Кешеяк.

АЛЛО, МЫ ИЩЕМ ВЕРДИ!

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится оперный фестиваль «Барток плюс».  Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Рассказывает Людмила ОСИПОВА.

Второй год я приезжаю в венгерский город Мишкольц на оперный фестиваль «Барток плюс». Приезжаю с большим удовольствием – по многим причинам. Потому, что этот фестиваль не похож ни на один другой европейский оперный фестиваль, настолько интересен его формат. Потому, что в этом городе большой православный храм – Церковь Святой Троицы, и потому, что в Мишкольце с большим уважением относятся к России.

Когда открывается фестиваль, по улице начинается своеобразное карнавальное шествие-парад, во главе которого – дирижёр духового оркестра, за ним – марширующие девушки, огромные куклы из театрального реквизита и мистер Пиано – загорелый красавец-мужчина за роялем. Рояль с утра до ночи курсирует по главной улице Мишкольца и «выдаёт» популярные классические мелодии. В записи. «Пианист» лишь выполняет функцию водителя, жмёт на педали, на рояле он не играет. Представьте себе: все десять дней фестиваля музыка звучит в городе повсюду, и не только в оперном театре. Создаётся уникальное фестивальное пространство, и люди невольно оказываются вовлечёнными в стихию музыкального праздника. Вот вам пример: оперу В. А. Моцарта «Дон-Жуан», смогли посмотреть абсолютно все приходившие на центральную площадь. Был жаркий день, представление шло под палящим солнцем (open air), оркестранты сидели в костюмах, а вот певцы были – кто в чём. В футболках, шортах, сарафанах, глаза прятали под солнцезащитными очками. Некоторые певцы находились среди публики, поэтому их внезапное появление вызывало изумление у зрителей. Надо сказать, на этом фестивале было немало интерактивных постановок. Но об этом позже.

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится фестиваль. Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Из итальянской Навары театр Кочча привёз оперу-буффа Марко Таралли «Соперницы» (либреттист Альберто Маттиоли). Подзабытый жанр, который способен, между прочим, возбудить интерес к опере даже у неподготовленной публики. Постановка показывает нашу жизнь: насколько сегодняшняя молодёжь, «раздавленная» масс-культурой, далека от оперы. «Соперницы» – ещё и история закулисных интриг. Некогда популярная певица, примадонна Кармела Астольфи (сопрано Тициана Фабриччини) возвращается из эмиграции в Италию. В фойе некоего итальянского оперного театра она сталкивается с группой туристов, от которых узнаёт, что самое известное сопрано всех времён – Мария Каллас. Возможно ли пережить такое искажение подлинной истории ожесточённой битвы примадонн? Настоящий удар для состарившейся певицы, в прошлом оперной дивы… Однако тайная история двух соперниц – лишь подоплёка, завязка трагикомического сюжета, в котором переплелись абсурд, пародия, сарказм и тонкий юмор.

Буффонаду, стиль комедии дель арте на фестивале продолжила опера «Любовь к трём апельсинам» Сергея Прокофьева. Оперу привезли из Хорватии. Яркая, динамичная, интерактивная постановка Хорватского Национального театра (режиссёр-постановщик Крешимир Доленчич), в которой продумано всё до мелочей: от комического синхронного миманса до телодвижений абсолютно реального «серого кардинала» и принцесс в образах Мерилин Монро. Прекрасный оркестр с блестящей медью, замечательные певцы-актёры! Публика вздрагивала, когда вдруг с первых трёх рядов поднимались странные зрители и принимались бегать по залу, да притом ещё петь! Некоторые певцы вели диалоги не со сцены: один из директорской ложи, а его партнёрша – из ложи напротив. А то вдруг медная тарелка неожиданно начинала судорожно грохотать из середины партера. Солисты настолько вжились в образы, что, например, Труффальдино уже до спектакля стал мифическим героем фестиваля. По громкой связи по зданию театра его чаще всех вызывали на сцену во время репетиций: «Труффальдино, пожалуйста, на сцену. Труффальдино, приглашаем на сцену! Труффальдино! На сцену!». Спектакль произвёл фурор, в том числе, за счёт декораций и смелых образных решений, удачных попыток шокировать публику. Это ближе к перфомансу, но как раз такие постановки ищет по всему миру арт-директор фестиваля «Барток плюс» дирижёр Гергию Кешеяк. «Сейчас самое время приблизить оперу к народу, опера должна найти своего слушателя», – говорит маэстро. Мы беседовали с ним в студии “Radio M” (Радио Мишкольца).

Людмила Осипова беседует с арт-директором фестиваля «Барток плюс» Гергию Кешеяком.

На концерты вашего фестиваля невозможно попасть, билеты в театр раскупаются заранее, площади наводнены публикой, даже на уличных представлениях яблоку негде упасть. Вы буквально заразили всех оперной бациллой...

-  Хочется верить, что мы смогли заинтересовать музыкой нашего фестиваля не только жителей Мишкольца, но и россиян, благодаря освещению фестиваля вашими СМИ. Ведь наша задача в том, чтобы звучащую здесь музыку услышали во всём мире.

- Каждый раз Вы ищете новые способы привлечения публики на фестиваль, новую художественную интригу. Какой акцент на сей раз?

- Главная интрига фестиваля-2018 – рок-опера «РокДжованни». Её автор – молодой и талантливый Апор Сюч, который в свои 19 лет выиграл конкурс композиторов, проходящий в рамках нашего оперного фестиваля. Я предложил ему поиграть с мыслью: что бы делал Моцарт, оказавшись на несколько дней в нашей эпохе?  И если бы ему показали новые инструменты, и он услышал современные музыкальные ритмы – как бы он применил эти новые возможности в своей музыке? Наверняка, активнее использовал бы кларнет. Может быть, не все знают, что во времена Моцарта кларнет был инструментом трактира, уличных сценок и представлений, в концертных залах он практически не звучал. Поэтому аристократия надменно воспринимала кларнет. Моцарт же включил этот инструмент в свой симфонический оркестр, и кларнет у него стал своеобразным олицетворением нобилитета. Та музыка, те танцы, дивертисменты, которые он писал, – они ведь из жизни улицы, это танцы простых людей. Вот что я думаю: если бы Моцарт был среди нас, то он пошёл бы на гулянку и проанализировал, кто и что танцует. И под какую музыку. Обязательно сходил бы на рок-концерт – ведь именно рок-музыка собирает огромное число молодёжи… И я нисколько не сомневаюсь в том, что он обязательно использовал бы молодёжную музыку при сочинении оперы. Наверное, был бы рад возможностям и эффектам электронных инструментов, и электроника обязательно бы присутствовала в партитуре его оперы «Дон-Жуан».

- Но Моцарту было отведено именно его Время, и он должен был изменить своё Время…

- В наши дни молодёжи вновь понадобился его «Дон-Жуан», но современный, созвучный нашему беспокойному и противоречивому миру. В опере «РокДжованни», построенной А. Сючем на материале моцартовского «Дон-Жуана», каждое действующее лицо получило свою музыкальную характеристику, свой «голос». Кто-то получил ро́ковое «изображение», кто-то джазовое… Лепорелло сопровождают диссонансные аккорды. Молодая пара Церлина и Мазетто «получила» южнославянскую свадебную музыку. Но не в том соль, что рок-музыка «играет» Дон-Жуана, здесь симфонический оркестр и рок-музыканты интегрируются в большой оркестр. Рок-музыка выполняет функцию машины времени. А идея такова: используя современные выразительные и технические средства, совершить музыкальное блиц-путешествие из эпохи Моцарта в нашу современность.

- Ни на одном из оперных фестивалей я не видела такого внимательного отношения к музыкантам оркестра, как на вашем: на сайте и в буклетах подробно выписаны состав оркестра, каждый оркестровый пульт… При желании любой критик может определить пофамильно, кто «киксанул», кто забыл сыграть форшлаг, или кто так виртуозно и без помарок выдувал трель в неудобной тесситуре…

- Я очень рад, что вы это заметили, я благодарен своим сотрудникам, которые работают над тем, чтобы ни одно имя не выпало из фестивальной программы…

- Господин Кешеяк, кто вы – дирижёр симфонического оркестра, или оперный дирижёр?

-  Я – оперный дирижёр! Который, впрочем, иногда дирижирует симфониями. В моём репертуаре дирижёра-симфониста большой список. Признаюсь, что особую любовь я питаю к русской симфонической музыке. Я поднял редко звучащие у нас произведения: Первую и Шестую симфонии Прокофьева, Пятую, Седьмую, Восьмую и Двенадцатую Шостаковича, Третью Скрябина… В опере мне ближе итальянская линия, а в симфонической – русская музыка.

- В рамках фестиваля «Барток плюс» всегда звучит русская музыка, или присутствует русский сюжет.

- Я не специально это делаю, но так получается, что, находясь в поиске, я обнаруживаю, что русская музыка всегда в мировом топе…

- А что происходит в мире с оперой? Она развивается? Многие критики буквально бьют в набат: оперный жанр в кризисе!

- Мы живём в стремительно меняющемся мире, и опера не должна отставать от жизни, она призвана поддерживать современный жизненный ритм, обновляться.  Некоторые говорят: а зачем что-то менять? Ведь оперные театры полны публики, давайте оставим всё, как есть. Но вы же видите, что в основном в оперу ходят люди с достатком – чтобы посмотреть, а не послушать, не ради музыки, но ради престижа, показать, что вот, мол, я вышел в оперу! Да и не все театры могут похвастаться заполняемостью залов, есть проблемы.  На «Травиату» и «Риголетто», на старые оперы – полные залы, а вот на современные – нет. Мы сейчас пребываем в предвкушении нового произведения, как это было во времена Верди, когда публика ждала, что он напишет что-то новое, люди караулили под окнами театра, где шла репетиция, чтобы до премьеры услышать новый оперный шлягер. Ожидание – прекрасное чувство, но у нас нет времени, мы должны действовать. Я думаю, оперный жанр опять станет популярным и всенародно любимым, если систематически будут появляться Верди своего времени. И тогда просто невозможно будет достать билеты на современную оперу и в большом городе, и в маленьком, потому что люди будут ходить в оперу не для того, чтобы показать своё красивое платье, а чтобы послушать самое новое произведение сегодняшнего Верди.

Мы даём оперу и в зале, и на улице, чтобы не смущать людей, которые, нерешительно собираясь в театр, думают: а вдруг мне не понравится эта опера? Или у дамы нет подходящего вечернего платья… Мы провоцируем композиторов на создание красивой музыки, убеждаем их не бояться красоты. Мы хотим интересную, модерновую и яркую оперу с красивой музыкой! Если сто лет назад композиторы находили способы писать красивую музыку, то почему этого нельзя сделать в наши дни?

- Желаю Вам чаще находить новых Верди, а композиторам – обретать счастливую сцену на Вашем фестивале.

- Я очень надеюсь, что благодаря публикации в «Музыкальном Клондайке» и эфиру «Радио России» новые Верди отзовутся и смогут принять участие в нашем фестивале!

Людмила ОСИПОВА

Перевод интервью: Тибор Бакош

Подбор информационного и фотоматериала: Богларка Ирланда, Эстер Баразда, Ноэми Марцишак

Официальное фото Bartók Plusz Operafeszivál

Справка: Летний оперный фестиваль «Барток плюс» проводится в венгерском городе Мишкольц с 2001 года. Его инициаторы – Петер Мюллер Съями, Гергию Кешеяк и др. Оперы основной фестивальной программы идут в течение десяти дней на трёх сценах Национального театра Мишкольца. Основная цель фестиваля – доступная опера. Ежегодно фестиваль показывает публике до десяти оперных спектаклей – «гостевые» постановки и собственные продакшн, мировые и венгерские премьеры. Арт-директор фестиваля – оперный дирижёр Гергию Кешеяк.АЛЛО, МЫ ИЩЕМ ВЕРДИ!

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится оперный фестиваль «Барток плюс».  Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Рассказывает Людмила ОСИПОВА.

Второй год я приезжаю в венгерский город Мишкольц на оперный фестиваль «Барток плюс». Приезжаю с большим удовольствием – по многим причинам. Потому, что этот фестиваль не похож ни на один другой европейский оперный фестиваль, настолько интересен его формат. Потому, что в этом городе большой православный храм – Церковь Святой Троицы, и потому, что в Мишкольце с большим уважением относятся к России.

Когда открывается фестиваль, по улице начинается своеобразное карнавальное шествие-парад, во главе которого – дирижёр духового оркестра, за ним – марширующие девушки, огромные куклы из театрального реквизита и мистер Пиано – загорелый красавец-мужчина за роялем. Рояль с утра до ночи курсирует по главной улице Мишкольца и «выдаёт» популярные классические мелодии. В записи. «Пианист» лишь выполняет функцию водителя, жмёт на педали, на рояле он не играет. Представьте себе: все десять дней фестиваля музыка звучит в городе повсюду, и не только в оперном театре. Создаётся уникальное фестивальное пространство, и люди невольно оказываются вовлечёнными в стихию музыкального праздника. Вот вам пример: оперу В. А. Моцарта «Дон-Жуан», смогли посмотреть абсолютно все приходившие на центральную площадь. Был жаркий день, представление шло под палящим солнцем (open air), оркестранты сидели в костюмах, а вот певцы были – кто в чём. В футболках, шортах, сарафанах, глаза прятали под солнцезащитными очками. Некоторые певцы находились среди публики, поэтому их внезапное появление вызывало изумление у зрителей. Надо сказать, на этом фестивале было немало интерактивных постановок. Но об этом позже.

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится фестиваль. Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Из итальянской Навары театр Кочча привёз оперу-буффа Марко Таралли «Соперницы» (либреттист Альберто Маттиоли). Подзабытый жанр, который способен, между прочим, возбудить интерес к опере даже у неподготовленной публики. Постановка показывает нашу жизнь: насколько сегодняшняя молодёжь, «раздавленная» масс-культурой, далека от оперы. «Соперницы» – ещё и история закулисных интриг. Некогда популярная певица, примадонна Кармела Астольфи (сопрано Тициана Фабриччини) возвращается из эмиграции в Италию. В фойе некоего итальянского оперного театра она сталкивается с группой туристов, от которых узнаёт, что самое известное сопрано всех времён – Мария Каллас. Возможно ли пережить такое искажение подлинной истории ожесточённой битвы примадонн? Настоящий удар для состарившейся певицы, в прошлом оперной дивы… Однако тайная история двух соперниц – лишь подоплёка, завязка трагикомического сюжета, в котором переплелись абсурд, пародия, сарказм и тонкий юмор.

Буффонаду, стиль комедии дель арте на фестивале продолжила опера «Любовь к трём апельсинам» Сергея Прокофьева. Оперу привезли из Хорватии. Яркая, динамичная, интерактивная постановка Хорватского Национального театра (режиссёр-постановщик Крешимир Доленчич), в которой продумано всё до мелочей: от комического синхронного миманса до телодвижений абсолютно реального «серого кардинала» и принцесс в образах Мерилин Монро. Прекрасный оркестр с блестящей медью, замечательные певцы-актёры! Публика вздрагивала, когда вдруг с первых трёх рядов поднимались странные зрители и принимались бегать по залу, да притом ещё петь! Некоторые певцы вели диалоги не со сцены: один из директорской ложи, а его партнёрша – из ложи напротив. А то вдруг медная тарелка неожиданно начинала судорожно грохотать из середины партера. Солисты настолько вжились в образы, что, например, Труффальдино уже до спектакля стал мифическим героем фестиваля. По громкой связи по зданию театра его чаще всех вызывали на сцену во время репетиций: «Труффальдино, пожалуйста, на сцену. Труффальдино, приглашаем на сцену! Труффальдино! На сцену!». Спектакль произвёл фурор, в том числе, за счёт декораций и смелых образных решений, удачных попыток шокировать публику. Это ближе к перфомансу, но как раз такие постановки ищет по всему миру арт-директор фестиваля «Барток плюс» дирижёр Гергию Кешеяк. «Сейчас самое время приблизить оперу к народу, опера должна найти своего слушателя», – говорит маэстро. Мы беседовали с ним в студии “Radio M” (Радио Мишкольца).

Людмила Осипова беседует с арт-директором фестиваля «Барток плюс» Гергию Кешеяком.

На концерты вашего фестиваля невозможно попасть, билеты в театр раскупаются заранее, площади наводнены публикой, даже на уличных представлениях яблоку негде упасть. Вы буквально заразили всех оперной бациллой...

-  Хочется верить, что мы смогли заинтересовать музыкой нашего фестиваля не только жителей Мишкольца, но и россиян, благодаря освещению фестиваля вашими СМИ. Ведь наша задача в том, чтобы звучащую здесь музыку услышали во всём мире.

- Каждый раз Вы ищете новые способы привлечения публики на фестиваль, новую художественную интригу. Какой акцент на сей раз?

- Главная интрига фестиваля-2018 – рок-опера «РокДжованни». Её автор – молодой и талантливый Апор Сюч, который в свои 19 лет выиграл конкурс композиторов, проходящий в рамках нашего оперного фестиваля. Я предложил ему поиграть с мыслью: что бы делал Моцарт, оказавшись на несколько дней в нашей эпохе?  И если бы ему показали новые инструменты, и он услышал современные музыкальные ритмы – как бы он применил эти новые возможности в своей музыке? Наверняка, активнее использовал бы кларнет. Может быть, не все знают, что во времена Моцарта кларнет был инструментом трактира, уличных сценок и представлений, в концертных залах он практически не звучал. Поэтому аристократия надменно воспринимала кларнет. Моцарт же включил этот инструмент в свой симфонический оркестр, и кларнет у него стал своеобразным олицетворением нобилитета. Та музыка, те танцы, дивертисменты, которые он писал, – они ведь из жизни улицы, это танцы простых людей. Вот что я думаю: если бы Моцарт был среди нас, то он пошёл бы на гулянку и проанализировал, кто и что танцует. И под какую музыку. Обязательно сходил бы на рок-концерт – ведь именно рок-музыка собирает огромное число молодёжи… И я нисколько не сомневаюсь в том, что он обязательно использовал бы молодёжную музыку при сочинении оперы. Наверное, был бы рад возможностям и эффектам электронных инструментов, и электроника обязательно бы присутствовала в партитуре его оперы «Дон-Жуан».

- Но Моцарту было отведено именно его Время, и он должен был изменить своё Время…

- В наши дни молодёжи вновь понадобился его «Дон-Жуан», но современный, созвучный нашему беспокойному и противоречивому миру. В опере «РокДжованни», построенной А. Сючем на материале моцартовского «Дон-Жуана», каждое действующее лицо получило свою музыкальную характеристику, свой «голос». Кто-то получил ро́ковое «изображение», кто-то джазовое… Лепорелло сопровождают диссонансные аккорды. Молодая пара Церлина и Мазетто «получила» южнославянскую свадебную музыку. Но не в том соль, что рок-музыка «играет» Дон-Жуана, здесь симфонический оркестр и рок-музыканты интегрируются в большой оркестр. Рок-музыка выполняет функцию машины времени. А идея такова: используя современные выразительные и технические средства, совершить музыкальное блиц-путешествие из эпохи Моцарта в нашу современность.

- Ни на одном из оперных фестивалей я не видела такого внимательного отношения к музыкантам оркестра, как на вашем: на сайте и в буклетах подробно выписаны состав оркестра, каждый оркестровый пульт… При желании любой критик может определить пофамильно, кто «киксанул», кто забыл сыграть форшлаг, или кто так виртуозно и без помарок выдувал трель в неудобной тесситуре…

- Я очень рад, что вы это заметили, я благодарен своим сотрудникам, которые работают над тем, чтобы ни одно имя не выпало из фестивальной программы…

- Господин Кешеяк, кто вы – дирижёр симфонического оркестра, или оперный дирижёр?

-  Я – оперный дирижёр! Который, впрочем, иногда дирижирует симфониями. В моём репертуаре дирижёра-симфониста большой список. Признаюсь, что особую любовь я питаю к русской симфонической музыке. Я поднял редко звучащие у нас произведения: Первую и Шестую симфонии Прокофьева, Пятую, Седьмую, Восьмую и Двенадцатую Шостаковича, Третью Скрябина… В опере мне ближе итальянская линия, а в симфонической – русская музыка.

- В рамках фестиваля «Барток плюс» всегда звучит русская музыка, или присутствует русский сюжет.

- Я не специально это делаю, но так получается, что, находясь в поиске, я обнаруживаю, что русская музыка всегда в мировом топе…

- А что происходит в мире с оперой? Она развивается? Многие критики буквально бьют в набат: оперный жанр в кризисе!

- Мы живём в стремительно меняющемся мире, и опера не должна отставать от жизни, она призвана поддерживать современный жизненный ритм, обновляться.  Некоторые говорят: а зачем что-то менять? Ведь оперные театры полны публики, давайте оставим всё, как есть. Но вы же видите, что в основном в оперу ходят люди с достатком – чтобы посмотреть, а не послушать, не ради музыки, но ради престижа, показать, что вот, мол, я вышел в оперу! Да и не все театры могут похвастаться заполняемостью залов, есть проблемы.  На «Травиату» и «Риголетто», на старые оперы – полные залы, а вот на современные – нет. Мы сейчас пребываем в предвкушении нового произведения, как это было во времена Верди, когда публика ждала, что он напишет что-то новое, люди караулили под окнами театра, где шла репетиция, чтобы до премьеры услышать новый оперный шлягер. Ожидание – прекрасное чувство, но у нас нет времени, мы должны действовать. Я думаю, оперный жанр опять станет популярным и всенародно любимым, если систематически будут появляться Верди своего времени. И тогда просто невозможно будет достать билеты на современную оперу и в большом городе, и в маленьком, потому что люди будут ходить в оперу не для того, чтобы показать своё красивое платье, а чтобы послушать самое новое произведение сегодняшнего Верди.

Мы даём оперу и в зале, и на улице, чтобы не смущать людей, которые, нерешительно собираясь в театр, думают: а вдруг мне не понравится эта опера? Или у дамы нет подходящего вечернего платья… Мы провоцируем композиторов на создание красивой музыки, убеждаем их не бояться красоты. Мы хотим интересную, модерновую и яркую оперу с красивой музыкой! Если сто лет назад композиторы находили способы писать красивую музыку, то почему этого нельзя сделать в наши дни?

- Желаю Вам чаще находить новых Верди, а композиторам – обретать счастливую сцену на Вашем фестивале.

- Я очень надеюсь, что благодаря публикации в «Музыкальном Клондайке» и эфиру «Радио России» новые Верди отзовутся и смогут принять участие в нашем фестивале!

Людмила ОСИПОВА

Перевод интервью: Тибор Бакош

Подбор информационного и фотоматериала: Богларка Ирланда, Эстер Баразда, Ноэми Марцишак

Официальное фото Bartók Plusz Operafeszivál

Справка: Летний оперный фестиваль «Барток плюс» проводится в венгерском городе Мишкольц с 2001 года. Его инициаторы – Петер Мюллер Съями, Гергию Кешеяк и др. Оперы основной фестивальной программы идут в течение десяти дней на трёх сценах Национального театра Мишкольца. Основная цель фестиваля – доступная опера. Ежегодно фестиваль показывает публике до десяти оперных спектаклей – «гостевые» постановки и собственные продакшн, мировые и венгерские премьеры. Арт-директор фестиваля – оперный дирижёр Гергию Кешеяк.

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится оперный фестиваль «Барток плюс».  Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Рассказывает Людмила ОСИПОВА.

Второй год я приезжаю в венгерский город Мишкольц на оперный фестиваль «Барток плюс». Приезжаю с большим удовольствием – по многим причинам. Потому, что этот фестиваль не похож ни на один другой европейский оперный фестиваль, настолько интересен его формат. Потому, что в этом городе большой православный храм – Церковь Святой Троицы, и потому, что в Мишкольце с большим уважением относятся к России.

Когда открывается фестиваль, по улице начинается своеобразное карнавальное шествие-парад, во главе которого – дирижёр духового оркестра, за ним – марширующие девушки, огромные куклы из театрального реквизита и мистер Пиано – загорелый красавец-мужчина за роялем. Рояль с утра до ночи курсирует по главной улице Мишкольца и «выдаёт» популярные классические мелодии. В записи. «Пианист» лишь выполняет функцию водителя, жмёт на педали, на рояле он не играет. Представьте себе: все десять дней фестиваля музыка звучит в городе повсюду, и не только в оперном театре. Создаётся уникальное фестивальное пространство, и люди невольно оказываются вовлечёнными в стихию музыкального праздника. Вот вам пример: оперу В. А. Моцарта «Дон-Жуан», смогли посмотреть абсолютно все приходившие на центральную площадь. Был жаркий день, представление шло под палящим солнцем (open air), оркестранты сидели в костюмах, а вот певцы были – кто в чём. В футболках, шортах, сарафанах, глаза прятали под солнцезащитными очками. Некоторые певцы находились среди публики, поэтому их внезапное появление вызывало изумление у зрителей. Надо сказать, на этом фестивале было немало интерактивных постановок. Но об этом позже.

«Опера для тысяч». Это идеальная цель, к которой стремится фестиваль. Рок-опера, опера-танго, регтайм-опера… Из итальянской Навары театр Кочча привёз оперу-буффа Марко Таралли «Соперницы» (либреттист Альберто Маттиоли). Подзабытый жанр, который способен, между прочим, возбудить интерес к опере даже у неподготовленной публики. Постановка показывает нашу жизнь: насколько сегодняшняя молодёжь, «раздавленная» масс-культурой, далека от оперы. «Соперницы» – ещё и история закулисных интриг. Некогда популярная певица, примадонна Кармела Астольфи (сопрано Тициана Фабриччини) возвращается из эмиграции в Италию. В фойе некоего итальянского оперного театра она сталкивается с группой туристов, от которых узнаёт, что самое известное сопрано всех времён – Мария Каллас. Возможно ли пережить такое искажение подлинной истории ожесточённой битвы примадонн? Настоящий удар для состарившейся певицы, в прошлом оперной дивы… Однако тайная история двух соперниц – лишь подоплёка, завязка трагикомического сюжета, в котором переплелись абсурд, пародия, сарказм и тонкий юмор.

Буффонаду, стиль комедии дель арте на фестивале продолжила опера «Любовь к трём апельсинам» Сергея Прокофьева. Оперу привезли из Хорватии. Яркая, динамичная, интерактивная постановка Хорватского Национального театра (режиссёр-постановщик Крешимир Доленчич), в которой продумано всё до мелочей: от комического синхронного миманса до телодвижений абсолютно реального «серого кардинала» и принцесс в образах Мерилин Монро. Прекрасный оркестр с блестящей медью, замечательные певцы-актёры! Публика вздрагивала, когда вдруг с первых трёх рядов поднимались странные зрители и принимались бегать по залу, да притом ещё петь! Некоторые певцы вели диалоги не со сцены: один из директорской ложи, а его партнёрша – из ложи напротив. А то вдруг медная тарелка неожиданно начинала судорожно грохотать из середины партера. Солисты настолько вжились в образы, что, например, Труффальдино уже до спектакля стал мифическим героем фестиваля. По громкой связи по зданию театра его чаще всех вызывали на сцену во время репетиций: «Труффальдино, пожалуйста, на сцену. Труффальдино, приглашаем на сцену! Труффальдино! На сцену!». Спектакль произвёл фурор, в том числе, за счёт декораций и смелых образных решений, удачных попыток шокировать публику. Это ближе к перфомансу, но как раз такие постановки ищет по всему миру арт-директор фестиваля «Барток плюс» дирижёр Гергию Кешеяк. «Сейчас самое время приблизить оперу к народу, опера должна найти своего слушателя», – говорит маэстро. Мы беседовали с ним в студии “Radio M” (Радио Мишкольца).

Людмила Осипова беседует с арт-директором фестиваля «Барток плюс» Гергию Кешеяком.

На концерты вашего фестиваля невозможно попасть, билеты в театр раскупаются заранее, площади наводнены публикой, даже на уличных представлениях яблоку негде упасть. Вы буквально заразили всех оперной бациллой...

-  Хочется верить, что мы смогли заинтересовать музыкой нашего фестиваля не только жителей Мишкольца, но и россиян, благодаря освещению фестиваля вашими СМИ. Ведь наша задача в том, чтобы звучащую здесь музыку услышали во всём мире.

- Каждый раз Вы ищете новые способы привлечения публики на фестиваль, новую художественную интригу. Какой акцент на сей раз?

- Главная интрига фестиваля-2018 – рок-опера «РокДжованни». Её автор – молодой и талантливый Апор Сюч, который в свои 19 лет выиграл конкурс композиторов, проходящий в рамках нашего оперного фестиваля. Я предложил ему поиграть с мыслью: что бы делал Моцарт, оказавшись на несколько дней в нашей эпохе?  И если бы ему показали новые инструменты, и он услышал современные музыкальные ритмы – как бы он применил эти новые возможности в своей музыке? Наверняка, активнее использовал бы кларнет. Может быть, не все знают, что во времена Моцарта кларнет был инструментом трактира, уличных сценок и представлений, в концертных залах он практически не звучал. Поэтому аристократия надменно воспринимала кларнет. Моцарт же включил этот инструмент в свой симфонический оркестр, и кларнет у него стал своеобразным олицетворением нобилитета. Та музыка, те танцы, дивертисменты, которые он писал, – они ведь из жизни улицы, это танцы простых людей. Вот что я думаю: если бы Моцарт был среди нас, то он пошёл бы на гулянку и проанализировал, кто и что танцует. И под какую музыку. Обязательно сходил бы на рок-концерт – ведь именно рок-музыка собирает огромное число молодёжи… И я нисколько не сомневаюсь в том, что он обязательно использовал бы молодёжную музыку при сочинении оперы. Наверное, был бы рад возможностям и эффектам электронных инструментов, и электроника обязательно бы присутствовала в партитуре его оперы «Дон-Жуан».

- Но Моцарту было отведено именно его Время, и он должен был изменить своё Время…

- В наши дни молодёжи вновь понадобился его «Дон-Жуан», но современный, созвучный нашему беспокойному и противоречивому миру. В опере «РокДжованни», построенной А. Сючем на материале моцартовского «Дон-Жуана», каждое действующее лицо получило свою музыкальную характеристику, свой «голос». Кто-то получил ро́ковое «изображение», кто-то джазовое… Лепорелло сопровождают диссонансные аккорды. Молодая пара Церлина и Мазетто «получила» южнославянскую свадебную музыку. Но не в том соль, что рок-музыка «играет» Дон-Жуана, здесь симфонический оркестр и рок-музыканты интегрируются в большой оркестр. Рок-музыка выполняет функцию машины времени. А идея такова: используя современные выразительные и технические средства, совершить музыкальное блиц-путешествие из эпохи Моцарта в нашу современность.

- Ни на одном из оперных фестивалей я не видела такого внимательного отношения к музыкантам оркестра, как на вашем: на сайте и в буклетах подробно выписаны состав оркестра, каждый оркестровый пульт… При желании любой критик может определить пофамильно, кто «киксанул», кто забыл сыграть форшлаг, или кто так виртуозно и без помарок выдувал трель в неудобной тесситуре…

- Я очень рад, что вы это заметили, я благодарен своим сотрудникам, которые работают над тем, чтобы ни одно имя не выпало из фестивальной программы…

- Господин Кешеяк, кто вы – дирижёр симфонического оркестра, или оперный дирижёр?

-  Я – оперный дирижёр! Который, впрочем, иногда дирижирует симфониями. В моём репертуаре дирижёра-симфониста большой список. Признаюсь, что особую любовь я питаю к русской симфонической музыке. Я поднял редко звучащие у нас произведения: Первую и Шестую симфонии Прокофьева, Пятую, Седьмую, Восьмую и Двенадцатую Шостаковича, Третью Скрябина… В опере мне ближе итальянская линия, а в симфонической – русская музыка.

- В рамках фестиваля «Барток плюс» всегда звучит русская музыка, или присутствует русский сюжет.

- Я не специально это делаю, но так получается, что, находясь в поиске, я обнаруживаю, что русская музыка всегда в мировом топе…

- А что происходит в мире с оперой? Она развивается? Многие критики буквально бьют в набат: оперный жанр в кризисе!

- Мы живём в стремительно меняющемся мире, и опера не должна отставать от жизни, она призвана поддерживать современный жизненный ритм, обновляться.  Некоторые говорят: а зачем что-то менять? Ведь оперные театры полны публики, давайте оставим всё, как есть. Но вы же видите, что в основном в оперу ходят люди с достатком – чтобы посмотреть, а не послушать, не ради музыки, но ради престижа, показать, что вот, мол, я вышел в оперу! Да и не все театры могут похвастаться заполняемостью залов, есть проблемы.  На «Травиату» и «Риголетто», на старые оперы – полные залы, а вот на современные – нет. Мы сейчас пребываем в предвкушении нового произведения, как это было во времена Верди, когда публика ждала, что он напишет что-то новое, люди караулили под окнами театра, где шла репетиция, чтобы до премьеры услышать новый оперный шлягер. Ожидание – прекрасное чувство, но у нас нет времени, мы должны действовать. Я думаю, оперный жанр опять станет популярным и всенародно любимым, если систематически будут появляться Верди своего времени. И тогда просто невозможно будет достать билеты на современную оперу и в большом городе, и в маленьком, потому что люди будут ходить в оперу не для того, чтобы показать своё красивое платье, а чтобы послушать самое новое произведение сегодняшнего Верди.

Мы даём оперу и в зале, и на улице, чтобы не смущать людей, которые, нерешительно собираясь в театр, думают: а вдруг мне не понравится эта опера? Или у дамы нет подходящего вечернего платья… Мы провоцируем композиторов на создание красивой музыки, убеждаем их не бояться красоты. Мы хотим интересную, модерновую и яркую оперу с красивой музыкой! Если сто лет назад композиторы находили способы писать красивую музыку, то почему этого нельзя сделать в наши дни?

- Желаю Вам чаще находить новых Верди, а композиторам – обретать счастливую сцену на Вашем фестивале.

- Я очень надеюсь, что благодаря публикации в «Музыкальном Клондайке» и эфиру «Радио России» новые Верди отзовутся и смогут принять участие в нашем фестивале!

Людмила ОСИПОВА

Перевод интервью: Тибор Бакош

Подбор информационного и фотоматериала: Богларка Ирланда, Эстер Баразда, Ноэми Марцишак

Официальное фото Bartók Plusz Operafeszivál

Справка: Летний оперный фестиваль «Барток плюс» проводится в венгерском городе Мишкольц с 2001 года. Его инициаторы – Петер Мюллер Съями, Гергию Кешеяк и др. Оперы основной фестивальной программы идут в течение десяти дней на трёх сценах Национального театра Мишкольца. Основная цель фестиваля – доступная опера. Ежегодно фестиваль показывает публике до десяти оперных спектаклей – «гостевые» постановки и собственные продакшн, мировые и венгерские премьеры. Арт-директор фестиваля – оперный дирижёр Гергию Кешеяк