Почтимуж ведьмы номер три

Везет мне на придурков. Только-только успокоилась после номера второго, как опять "забрезжило на горизонте". Симпатичный умненький мальчик из "приличной семьи", как говорится. Папа- известный хирург, мама - прима местного драмтеатра. Деньги в семье водились, недвижимость тоже, поэтому любую потенциальную невестку маман оценивала, в первую очередь, по принципу состоятельности. Во вторую - по ближайшему окружению. В случае малейшего несоответствия установленным критериям девушка подвергалась жесточайшему прессингу и безжалостно изгонялась. Причем рулила этим процессом исключительно маман. Отец был слишком занят работой, чтоб вникать в дела семейные, а сыночек не смел и слова сказать против. Увы, вся эта ценная информация дошла до меня слишком поздно...

Итак, кандидат номер три носил аристократическое имя Эдуард, был единственным ребенком в семье и служил в одном из департаментов нашей обладминистрации, куда, благодаря связям отца и пристроили великовозрастное дитятко. Родители с прискорбием признали что ни выдающегося медика, ни талантливого лицедея из Эдика не выйдет, а посему обеспечили парню теплое местечко, карьерный рост и новенькую ауди. Машина исправно возила Эдика на работу, с работы и в фитнес-клуб, обеспечивая "статус" и приманивая девиц.

Познакомились мы у него на работе - я как раз купила земельный участок под дачу и требовалось получить ряд разрешений на строительство и подвод коммуникаций. Парень был улыбчив, мил и обходителен. Документы он мне оформил меньше чем за час, дал пару дельных рекомендаций, а под конец пригласил попить кофе в ближайшую кофейню. А почему бы нет? В итоге - начали встречаться.

Отношения наши были на удивление ровными, довольно комфортными для обоих, без ненужных ссор и выяснений отношений. Он умудрился понравиться даже коту!

Более того, оставаясь у меня на ночь, не пытался без разрешения бродить по комнатам (как некоторые), избавив меня от необходимости запирать на ключ лабораторию, библиотеку и кладовую. Не то чтоб я боялась жуликов, скорее - лишних глаз. Некоторые зелья и инструментарий все же лучше не показывать посторонним. Коллегам по "ремеслу" - тем более.

В общем, дело плавно двигалось к свадьбе. И вот тут Эдик крупно ошибся - он решил познакомить меня с родителями. С МАМОЙ!

Что могу сказать... Я старалась. Честно. Надела брючный костюм-тройку от известного французского кутюрье (висел уже два года в шкафу, все повода не было выйти в нем в люди), туфельки, сумочка, укладка-макияж, изящный гарнитурчик из белого золота (дед подарил) и тонкий флер французского парфюма. Блин! Да я первый раз в жизни так вырядилась! На выпускной меньше денег было потрачено.

К шести часам Эдик заехал за мной, подарил шикарный букет, отвесил кучу комплиментов и повез на смотрины.

Встретили меня настороженно. Почтисвекровь придирчиво изучила мой наряд и украшения, сухо кивнула и пригласила пройти в гостинную. Дом был большой, но какой-то... холодный. Да, у меня тоже в комнатах антикварная мебель и паркет (забодалась за ним ухаживать!), но все было...живым что ли? А здесь как в музее...

Мне был устроен форменный допрос: имя-фамилия, возраст, кто родители, была ли замужем, чем занимаюсь, где живу, каким имуществом владею. На 97 по счету (да, я считала!) вопросе я начала звереть и перешла от обороны к контратаке. Язык мой- враг мой. Определенно.

Я прошлась по их ближайшим родственникам, среди которых далеко не все были "из высшего общества" (город у нас большой, но не настолько чтоб никто ничего не знал), припомнила (каюсь, намеренно) именно те ее роли, которые знатоки театра сочли провальными... Ну и так, по мелочи. Разумеется, сказано все было в абсолютно светской манере, абсолютно литературным языком (самой противно было!).

Да, я готовилась! Одна из моих тетушек (редкостная зараза, к слову) настойчиво рекомендовала мне всегда интересоваться "кто чем дышит" заранее, если предстоит важная встреча или, не дай Бог, светский раут. Особенно светский раут.

"Запомни, дорогуша, если уж ты попала в серпентарий, то должна стать там королевской коброй. Иначе сожрут". Тетушка знала, о чем говорит. Мы с ней, на удивление, хорошо ладили и она в значительной мере приложила руку к моему воспитанию, нередко заменяя мне слишком занятых родителей.

Отец Эдика за спиной супруги показал мне поднятый вверх большой палец и подмигнул. Ему я точно понравилась.

На этом, по идее, наш роман должен был оборваться, но Эдик держал оборону еще целый месяц. Ровно до того дня, когда его мамаша заявившись ко мне в дом без приглашения, ворвалась в лабораторию, проигнорировав табличку "Не входить, опасно".

От раздавшегося визга едва не полопались мои драгоценные колбы.

-Надо же, какая хрупкая психика. - Покачал головой кот, не прекращая помешивать зелье в котле. - А если бы хозяйка здесь голая была? Стучаться надо, дамочка!

Ну что тут скажешь... Заикаться она перестала уже через неделю, а вот нервный тик так до конца и не прошел.