Утраченный в военные годы бронзовый барельеф «Император Александр I» нашли у деревни Шумилов Бор

«Ну, шли через это блиндажный городок, нашёл чисто случайно. Там копано-перекопано всё. Земля нормальная – песок. И случайно, через блиндаж перехожу, прибор опускаю, цветнину показало. Заинтересовало, копнул. Когда вытащили, сначала не поняли. Позвал Александра Петровича. Рядом лужа с водой была, начинаем отмывать. Сначала увидели портрет царский. «Александр» написано. Ну портрет и портрет. Мало ли что немцы …», – вспоминает член поискового отряда «Находка» Иван Иванов.

Эта история произошла еще весной. Императорский портрет отлитый в бронзе поисковики убрали на полку. В период вахты памяти не до предметов старины. Вернулись к необычной находке уже осенью. И в голове Александра Морзунова начали всплывать обрывки разговоров у костра. Местные жители – свидетели военных лет – любили рассказывать о том, как находили в Демянских лесах царский фарфор, рамы от картин и подсвечники.

«А вот здесь были сокровища. Как про танки-самолеты, так и про сокровища – это всегда хорошие сказки. Но когда-то про Трою тоже рассказывали, что это сказка. Потом оказалось, что нет. Ну вот это такая маленькая-маленькая крошечная Троя», – отметил руководитель поискового отряда «Находка» Александр Морзунов.

Маленькая Троя недалеко от Демянского котла на самом деле могла таить в себе массу сокровищ. Согласно исторической справке 122-я пехотная дивизия фашистов, оккупировавшая Царское село, меняя место дислокации, захватила с собой предметы искусства из местных музеев. Проверить, действительно ли императорский портрет имеет отношение к Екатерининскому Дворцу – дело чести любого историка. И Александр Морзунов отправляется в Петергоф. На встречу с работниками музея.

Его здесь, конечно, уже ждут. В руках главного хранителя ксерокопии инвентарных описей 1938 года. Это была самая масштабная проверка сокровищ советских музеев. И как теперь понятно – своевременная.

«Номерочек с той стороны. Я вот до сих пор поражаюсь, чем должны были писать так, что столько времени прошло, а он не стирается. Это масляная краска».

Е-24897. Эти несколько цифр, бережно нанесенные красной масляной краской на барельеф Александра I, помогли определить его первоначальный дом. Музейные работники не скрывают восхищения. Сохранность предмета идеальная. Позабыв о гостях, начинают изучать барельеф.

– А вот это вот такие неровности на поверхности – это дефекты отливки? Плохо прочеканено?
– Это не прочеканено, это вообще как бы и задумки такие идут. Чтобы были и фактурные, и немножко гладкое.

Такие находки – большая редкость. Возвращение бронзовых предметов 19 века в музеи - практически исключение. О культурной и исторической ценности этого предмета и говорить не приходится.

«На предмете имеется подпись мастера, который делал модель. Карл Леберхт – известный резчик, медальер Санкт-Петербургского монетного двора», – рассказала заместитель директора по учету и хранению Татьяна Серпинская.

На обороте еще одна подпись «Кушвинский завод». Именно там был отлит барельеф императора. И не только он.

«В 1811 году на заводе было отлито несколько таких барельефов разных выдающихся людей. В 1911 году они впервые появляются в каталоге Царского села. Фашистами были похищены все. Это первый, который несколько дней назад съездил к себе на родину», – объяснил Александр Морзунов.

Помимо барельефов правителей и ученых из фондов Екатерининского дворца фашистами была похищена и знаменитая Янтарная комната. Ученые ищут ее вот уже несколько десятилетий. Ее следы теряются где-то в Кенигсберге. Но вот такие вот находки могут заставить историков начать поиски в других направлениях.

В любом случае уже весной поисковики намерены вернуться сюда, в Демянские леса, чтобы продолжить свою работу. Какие еще тайны и сокровища хранит эта земля, теперь интересно не только членам поискового отряда Находка, но и сотрудникам Екатерининского Дворца. По самым смелым, и пока фантастическим, предположениям, если не вся комната, то по крайней мере ее остатки, вполне могут быть закопаны в этих блиндажах.