Литературная империя. Малефистериум.

30 August 2018

Художественная литература в определённые периоды времени выходит за отведённые ей рамки книжного искусства. Миры, описываемые в ней, начинают воплощаться в реальности.

В качестве примера взгляните на популярную серию книг «Гарри Поттер». С написания первой книги серии «Гарри Поттер и Философский камень» прошло более 20 лет, и уже сложно, хотя и можно найти человека, ничего не слышавшего о мальчике со шрамом на лбу и школе волшебства «Хогвартс». Сейчас популярность "Гарри Поттера" такова, что читатели перенимают культуру магического мира. Многие люди знают заклинания, стараются подражать в манерах и одежде. И каждый может посетить легендарную школу волшебства "Хогвартс".

Перенос черт художественного произведения в реальный мир довольно интересный процесс. Психологи, социологи, культурологи изучают его. Но для нас важен не процесс, а его результат. Как назвать воплощённый в реальности мир? Побег от действительности? Иллюзии? Мечты? Мы считаем его реальным и называем Литературной империй.

В социологии и политологии различают национальный и имперский принцип образования государств. Если национальное государство совпадает с территорией проживания определённого народа, то империя сосредотачивает несколько народов в себе. Литературная империя также следует этому правилу.

Империя как государство основано на объединении различных этносов в себе. Литературная империя как мир-который-выходит-за-пределы-книги (мир-империя) основывается на различных взаимосвязях:

1. Первичные:

А) Текстовая - книга-первоисточник, сценарий к фильму, постановке или игре;

Б) Визуальная - иллюстрации, экранизации и модели игрового графического движка;

В) Аудиальная - аудиокниги, аудиопьесы и саундтрек;

2. Вторичные:

А) Социальная - ролевая игра, косплей, фанатские общества.

Б) Метатекстуальная - анализ произведения: исследовательские работы, фанатские теории, фанатские произведения.

И как империя отличается от союзов государств и федераций своим единством, так и Литературная империя объединяет различные взаимосвязи в целостную систему. Она перестаёт развиваться по законам отдельных взаимосвязей, формируя новые правила развития мира.

Мир-книга (то есть мир внутри произведения) существует по текстовым и интермедиальным правилам:

1. Текстовые правила - это правила, влияющие на создание мира внутри одного произведения-текста;

2. Интермедиальные правила - это правила, устанавливающие порядок взаимодейтсвия одного мира описанного в произведениях различных видов искусств.

Мир-империя выходит за рамки этих законов, но, включая в себе мир-книгу, включает в себя и её правила. При этом мир-империя устанавливает и собственные правила:

1. Метатекстуальные правила - это правила восприятия мир-книги обществом;

2. Социальные правила - это правила воссоздания первичных взаимосвязей в обществе и организации мир-империи.

Приведённые нами правила создания Литературных империй существуют от Древнего мира (каста жрецов выделилась на основе знания священного письма) до наших дней (вышеприведённые нами фанаты Гарри Поттера). Существуя в различные эпохи и основываясь на различных литературных мирах, правила действовали безукоснительно и по единой формуле:

Мир-книга + вторичные взаимосвязи = мир-империя.

Древнее общество - Древний Египет, Древняя Греция - было объединением различных племён. У каждого племени был собственный бог - пращур этого рода. И объединение культов приводило к союзу племён, к создания нового общества - Литературной империи, поскольку мир-книгой, основой был объединённый культ, объединённый миф.

Конец древнего общества - Римская империя. В эту эпоху на смену языческим культам пришло Христианство. И слом старой системы, старого, античного общества позволил Христианству стать мир-книгой для создания нового общества, новой Литературной империи.

В конце Средних веков, в начале эпохи Возрождения происходит обращение к культуре Античности и к языческим европейским культам. Они были несколько сотен лет под запретом церкви, но церковный раскол ослабил данный запрет. Для старообрядцев мир-книгой были древние священные тексты. Для масонов - кодекс. Для писателей - произведения искусства Античности.

Добавим, что Литературная империя создавалась как часть общества. Но само общество не было неизменным. Оно расширялось, делилось на социальные, национальные и религиозные группы, каждая из которых является тоже является Литературной империей, как и всё общество в целом. Для национальных государств, появившихся в эпоху Возрождения, мир-книгой были своды законов - конституции.

В современном мире общество усложнилось настолько, что Литературнной империей становятся не закрытые, элитные группы, а массовые сообщества. Выше упомянутый "Гарри Поттер" объединяет сотни миллионов людей по всему миру, а его мир-книгой послужил не какое-либо особое произведение, а заурядный роман.

Таким же заурядным романом является "Малефистериум" серии "Хроник Древних". Это произведение молодого магнитогорского писателя Андрея Огнёфф. Учитывая нарастающую сложность современного мира, оно может послужить мир-книгой для Литературной империи, как и множество произведений других современных писателей. Но чтобы это доказать, выделим основные черты мир-книги:

1. Имперскость или, говоря простым языком, размах – ключевое качество литературных империй. Произведение должно охватывать весь действительный, а также и идейный мир. Для двадцать первого века необходимый размах – это границы Вселенной, а может и выход вовне.

2. Проектность – дополнение предыдущего качества, равное ему. Творение мира должно быть уникальным. Двадцать первый век добавляет требование: научное знание о творении мира должно быть связано с мифом. В двадцатом веке эту проблему решить не смогли.

3. Динамичность – созданный мир не должен полностью откристаллизоваться, его структура должна быть изменчивой. И если до двадцать первого века Литературная империя могла не учитывать данное качество, то сегодня оно как-никак важно.

Все эти черты можно проследить в "Малефистериуме". Размах задаётся прологом первой части. Демиурги творят Вселенную. Здесь одновременно и размах "географический" - Вселенная, и идейный - как создавалась Вселенная? На этот вопрос однозначно не ответит ни религия, ни философия, ни наука. А Андрей Огнёфф даёт, причём свой собственный. Это уникальность его мира.

Проектность "Хроник Древних" можно показать на примере Творения мира. Творение мира в "Хрониках Древних" напоминает религиозное, но оно отличается, поскольку ни в одной религии и ни в одной мифологии нет Семерых - Демиургов, вместе творящих мир. А вместе с тем оно близко к научному - взрыв звезды, созданной Первым - Риакасом, как создание Вселенной в результате Большого Взрыва. А подобная всеохватность характерна для философии, соединяющий в себе несколько мировоззрений.

Динамичность "Хроник Древних" заключена как в смене рисуемых автором картин, - от Вселенной к деревне Молебке, а оттуда в летающий город Малефистериум, - так и в неожиданном раскрытии сюжета. Интересно узнать, что Питер обладает способностями мага Тьмы, а Лиам - незаконорожденный эльфийский принц. А ответ на вопрос: кто такие Основатели? - обещает быть не менее захватывающим.

Как мы показали выше, Малефистериум является мир-книгой, а значит, имеет все шансы воплотиться в реальности в качестве Литературной империи. О том, как это возможно, мы расскажем в следующий раз.

Поэтому создание любой мир-империи будет исходить из того, что было задано в её мир-книге.

1. В древнем мире - Древний Египет, Вавилон, Античные Греция и Рим, индейцы Майя, Древняя Индия, Китай, Скандинаваия, Древняя Русь (До 17 века от праславян) - миф о богах формирует общество. Можно даже сказать, что общество само является мир-империей или, осмысливая себя через миф, ставит себя на мир-имперский уровень.

Наглядным примером являются названия индийских каст, будем использовать их в качестве терминологии:

А) Брахманы - служители богов. Они же жрецы и священники, а также цари - "священнки по чину Мелхиседека";

Б) Кшатрии - воины. Им соответствует дружина конунга или князя, рыцарство;

В) Вайшьи - торговцы, землемельцы и ремесленники. Можно его сравнить с посадским (городским) людом и крестьянством;

Г) Шудры - слуги. Холопы, невольники - люди, живущие на грани соблюдения социальных норм.

В независимости от общества, социальная структура была одной и той же даже у несвязанных народов. Это можно объяснить родством, хотя и древним всех людей, их единой природой - а также отсутствием у древних народов тех знаний, что имеются у современных людей. Древние могли лишь осмыслять и мифологизровать природу вокруг них. Природные явления, кроме некоторых, привязанных к климатическиим условиям, одинаковы, что предполагает и единство создаваемых мифов.

Общество формируется мифом. Если мы анализируем Литературную империю, то мы должны провести аналогию между её мир-книгой и мифом, отражающим структуру.

И такой, воплощённый в реальности мир мы и называем Литературной империей. Литературные империи существовали с давних времён («Илиада» и «Одиссея» – «культовые» поэмы Античности) и продолжают существовать сейчас. О нынешних Литературных империях мы хотим рассказать. Но чтобы понять Литературные империи двадцать первого века, нужно знать империи двадцатого века. О них и поведём речь.

В двадцатом веке Литературные империи делились на две части: научная фантастика и фэнтези. Значимыми для нашего рассмотрения мирами являются миры «Средиземья» Джона Толкина, «Основания» Айзека Азимова, «Полудня» братьев Стругацких, и «Гарри Поттера» Джоан Роулинг. Данные произведения расположены по времени их создания, показывая, что начало и конец двадцатого века были временем фэнтези, а его середина – фантастики. Добавим к этому ещё несколько интересных фактов. Фэнтези – это футуроархаика, представление будущего как прошлого. И «Средиземье» и «Гарри Поттер» напоминает Средневековье. А фантастические «Основание» и «Полдень» направлены в будущее, в тринадцатитысячный и двадцать второй века соответственно. Также отметим опору на магию в фэнтези и науку в фантастике. Конечно, всё это общеизвестные факты, но мало кто обращает на выстраиваемую ими систему. Ни фэнтези, ни научная фантастика не существовали до двадцатого века. Были сказки и мифы, были фантастические произведения Жуля Верна. Но ни первые, ни вторые не создавали образ будущего, а фэнтези и фантастика его создают. В этом сходство двух этих жанров, но при этом между ними есть важное различие. Фэнтези не научно. Со своей верой в (опорой на/основой, берущей начало из) сверхъестественное оно обходит привычные рамки бытия, позволяя существовать невозможному. Фэнтези хорошо создаёт миры, но оно их не познаёт (не согласен. Фэнтези через создание своего собственного мира, позволяет глубже понять мир реальный (как внешний, так и внутренний). Познание глубинной сути мира, путем "бегства" от него. ). Это задача научной фантастики. Опираясь на достижения науки, фэнтези тщательно выписывает свой мир до малейших деталей, но оно ограничено объёмом существующих знаний и не может выйти за их рамки (ты с научной фантастикой фэнтези случаем не перерпутал?). Как мы видим, у обоих жанров есть весьма важное сходство – они направлены на создание миров, но при этом у них есть ограничения, отделяющие фэнтези и фантастику друг от друга и оставляющие их с собственными недостатками наедине. Фэнтези и фантастика – два подхода к созданию Литературной империи. Как известно, между двумя точками зрения лежит не истина, а проблема, разрешит которую как раз двадцать первый век.

Литературная империя двадцать первого века должна обладать рядом важных качеств:

1. Имперскость или, говоря простым языком, размах – ключевое качество литературных империй. Произведение должно охватывать весь действительный, а также и идейный мир. Для двадцать первого века необходимый размах – это границы Вселенной, а может и выход вовне.

2. Проектность – дополнение предыдущего качества, равное ему. Творение мира должно быть уникальным. Двадцать первый век добавляет требование: научное знание о творении мира должно быть связано с мифом. В двадцатом веке эту проблему решить не смогли.

3. Динамичность – созданный мир не должен полностью откристаллизоваться, его структура должна быть изменчивой. И если до двадцать первого века Литературная империя могла не учитывать данное качество, то сегодня оно как-никак важно.

И эти качества имеет лишь одно известное мне произведение, это серия «Хроники Древних» книга первая «Малефистериум». (Осторожно! Под перечисленные тобой признаки литературной империи подходят циклы Толкиена, Лукьяненко, Сапковского, Роулинг (хоть и в меньшей степени, но все же. Если ты пишеш конкретно о произведенни двадцать первого века, то надо обозначить сразу.)) Это и есть Литературная империя двадцать первого века. Рассмотрим её сходства и отличия от своих собратьев двадцатого века.

Имперское качество Малефистериума воплощается в его использовании достижений науки для создания собственного мифа. Процесс творения Демиургами Вселенной совпадает с теорией Большого Взрыва. Сравните описание Большого Взрыва: Вселенная была сжата в одну точку, имевшую необычайно высокие температуру и плотность и, взорвавшись, создавшую всю Вселенную – с описанием творением Вселенной в Прологе «Малефистериума»: «Первый, по имени Риакас, взял мрак, сотворил из него огненную сферу, состоящую из мириадов ярких частиц, и взорвал этот шар. И разлетелись огненные частицы, и зажглись по всей чёрной бездне яркие звёзды - словно искры засверкали они отовсюду». Не правда ли, очень похожие описания? А что можно сказать о Завесе, используемой во время Хиротонии? Её описание: «Завеса распознает изначальный потенциал мага и синхронизируется с ним. Это нужно для того, чтобы охранная система Академии не реагировала на тебя, как на врага. Информация заносится на твой браслет, ты попадаешь в базу данных, тебе разрешается доступ к магическим действиям определенного уровня в стенах Академии». (Глава 15 Слепой) Что же нам может напомнить действие Завесы? С одной стороны, церебральный сортинг - анализ индивидуальных морфологических особенностей мозга живого человека посредством томографа высокого разрешения. Зная особенности мозга, можно предугадать предрасположенность человека. Такое же сканирование проводит и Завеса, но по ауре мага. С другой стороны, личная идентификация мага напоминает идею о цифровизации общества. Как мы видим, мифология Малефистериума неотделима от научно-технического прогресса.

Проектность Малефистериума можно описать словом «оксюморон». Для мира «Хроник Древних» характерно соединение несоединимого, этакий иезуитский подход. Впрочем, все новые, революционные идеи развиваются не согласно с уже существующими, а поперёк им. Так своеобразным «поперёчным» литературным ответом на идеи конца истории, популярные в девяностые годы двадцатого века, можно считать «Гарри Поттера», заявившего о том, что время продолжает идти. Конец истории – прекращение какой-либо социальной борьбы, завершение формирования единого мира. Но возвращение Волан-де-Морта в «Философском камне» можно считать началом продолжения борьбы. Вернёмся к Малефистериуму. Как мы отмечали выше, основным противоречием двадцатого века было противопоставление фэнтези и фантастики. И как мы указали в предыдущем абзаце, в Малефистериуме данного противоречия нет. Он связывает магию и науку воедино в общей системе поперёк уже существующих структур. Но данная система не берётся откуда-то, её придумывает автор, сам. И это и есть проектность. Но чтобы данная система, рукотворная, была жива, она должна быть динамичной. Об этом и следующий раздел.

Динамичность Малефистериума заключается в необходимости постоянно продумывать и прорабатывать его систему, поддерживать высокий уровень развития мира. Каждую новую книгу и часть автор должен будет придумывать нечто новое, несуществующее ранее, пока «Хроники Древних» не подойдут к концу. Но до завершения «Хроникам» ещё очень долго, а потому поговорим о новизне первой части. Одной из самых интересных новинок автора будет объединение схемы западного фэнтези с традициями русской волшебной сказки. С одной, фэнтезийной стороны существование города и академии магов, ведущих жизнь привилегированного меньшинства с точки зрения обычного человека. К идее социальной избранности добавляется идея личной избранности русской сказки, когда Иван-Дурак может стать Иваном-Царевичем. И здесь Влад – простой паренёк из сибирской деревни Молебки является тем самым Иваном-Дураком, который станет царевичем, вернее, Демиургом. Другая новинка автора – это существование древних магических организаций и родов, имеющих не менее древние традиции. И, казалось, в Малефистериуме эти традиции должны крайне жёстко соблюдаться. Как в «Гарри Поттере» все носят мантии, посылают сов и колдуют палочками. Но «Гарри Поттер» - это фэнтези, Литературная империя двадцатого века. «Хроники Древних» - нечто новое. Малефистериум представляет будущее как будущее и стремится к нему. (Переход мысли) Поэтому традицию соблюдают небольшие магические группы – те же некроманты, но большинство не придерживаются их. Влад с друзьями носит обычную одежду, говорит на привычном нам всем языке. И этим Малефистериум близок к научной фантастике, но всё-таки он гораздо больше её.

Исходя из приведённых выше фактов, мы попробуем определить жанр и будущее Малефистериума (не совсем удачная формулировка). Как мы уже говорили, жанр Малефистериума определяется поперёк научной фантастики и фэнтези, имеет черты волшебной сказки. И последнее определение будет самый точный её жанр, поскольку от известных, то есть, древних волшебных сказках Малефистериум отделён количественными, но не качественными изменениями. Большее количество персонажей, широкий мировоззренческий размах, но сама структура волшебной сказки находится как ядро в глубине. И это развитие, когда ядро не может существовать самостоятельно, а потому должно организовывать системы вокруг себя, называется имперским. Поэтому жанр Малефистериума можно определить, как Литературная империя русской волшебной сказки. Вот так. А будущее Малефистериума – это собор всех научных и мифологических идей Земли во всей её истории. А когда всё будет собрано вместе, автор создаст новый мир. Это будет переход от двадцатого в двадцать первый век. И первый шаг на этом пути будет в уничтожении города Малефистериум, как субъекта прошлой эпохи. Но он будет восстановлен, вернее, он будет создан, как весь двадцать первый век (нужен ли такой огромный спойлер???).

И напоследок мы затронем Литературную империю, её природу и развитие. (Кажется, это должно быть в начале.) Определяя Литературную империю, как воплощённый в реальности мир художественного произведения, мы должны описать процесс данного воплощения. Поскольку воплощение – это создание структуры одной системы внутри другой, должна существовать точка перехода – контрольно-пропускной пункт для структур. Учитывая роль автора в написании художественного произведения, запишем следующую схему:

Автор – Произведение – Читатель – Общество – Литературная империя.

1. Автор – создатель мира художественного произведения, его демиург. Он закладывает систему и все её структуры. И заканчивая своё произведение, он завершает его создание и позволяет существовать самостоятельно.

2. Произведение – мир, ограниченный рамками написанного текста. Но во время написания, текст не был ограничен рамками. Человек, автор, позволял преодолеть их. Значит, другой человек, читатель, сможет тоже раскрыть границы книги, создать из её мира Литературную империю.

3. Читатель – человек, становящийся частью художественного произведения. Чтобы создавать мир, нужно становится непосредственной его часть.

4. Общество – поскольку все читатели являются частью мира одного произведения, они переносят традиции этого мира в реальный мир. Так проще и интересней. Поэтому книжное становится частью реального. Но пока перенос не завершён полностью, пока общество существует по старым своим представлениям, Литературная империя не возникает.

5. Литературная империя – это реальный мир, переплетённый воедино с миром книжным. Качественным отличием этого этапа является вовлеченность большого количества людей, но не атомизированных масс, как на прошлом этапе, а через организацию, описанную в книге. Можно сказать, что Литературная империя – общество нового типа, как мифологическая Античность или христианское Средневековье.

Поскольку ключевым элементом процесса воплощения является человек, мы должны указать его точную роль. Каждый человек – это не просто читатель, это не строительный материал, кирпичик в здании, винтик в машине Литературной империи. Нет, каждый человек – творец. Пусть он не является автором произведения, воплощённого в Литературной империи, но в творении у него значительная часть. Во-первых, автор создал структуры мира своего произведения внутри своего произведения, но в реальном мире их может создать только читатель. Во-вторых, даже автор после написания произведения становится читателем, а значит, это более высокая роль. И самое главное, каждый человек – это творец, и каждый человек может создать собственный мир, создать Литературную империю. А потому призыв: Читайте, пишите, создавайте! Творите миры во славу Литературной империи!