Режиссёр в затворе

18 November 2018

текст Саша Картошкина фото из личного архива героя

Евгений Соколов, режиссер молодежного театра "Вертикаль"
Евгений Соколов, режиссер молодежного театра "Вертикаль"

«Талантливый человек талантлив во всем». У нас нет причины не доверять классику-автору цитаты, тем более что это его высказывание в полной мере относится к герою данной публикации. Все в Коврове знают о молодежном театре «Вертикаль». Ну, если не все, то многие. В этом году ему исполнилось 15 лет. За это время он поставил около 30 спектаклей, приобрел полк поклонников и получил звание народного. Основателем, идейным вдохновителем и режиссером его является Евгений Соколов. Он пишет пьесы, инсценировки для своих постановок, создает музыкальное оформление и отвечает за все происходящее на сцене. Практически Роберт Родригес, только без камеры. При всех этих талантах и достоинствах Евгений Валерьевич говорит, что любит оставаться в тени. И правда: перед началом спектакля мы слышим его просьбу отключить мобильники, а после представления он выходит на поклон публике. Такое затворничество поневоле вызывает интерес. Пришло время познакомиться с местной «звездой» и узнать о ее жизни побольше.

– Поделитесь воспоминаниями о школьных годах. Нравилось ли учиться?

Не скажу, что учиться нравилось.Читать любил, правда, не то, что по программе. И перестроиться с Фенимора Купера на Тургенева было сложно. Однажды учительница литературы предложила мне сделать анализ произведения из учебника. Я честно признался, что не учил, и получил двойку. Она думала, что я, как юноша впечатлительный, переживал, ночью не спал, учил. Я, как нормальный ученик, подумал, что свою оценку уже получил и на этом успокоился. На следующем уроке меня опять вызывают к доске и опять ставят двойку. Она думает, что две двойки меня уж точно стимулируют на более уважительное отношение к предмету. Я думаю, что вероятность попадания снаряда в ту же воронку в третий раз близка к нулю. Но ситуация повторилась и в третий раз, и в четвертый, и в пятый. После пяти двоек я оказался в кабинете директора… Но единственная тройка в моем аттестате – это тройка (кому ни скажу, все ржут)… по географии. Географический кретинизм здесь не причем. Мне нравилось, когда мы изучали карты, другие страны, их столицы. Но последний курс географии – это экономическая география. А мне было неинтересно, сколько тонн пшеницы собирают в Краснодарском крае или сколько железной руды – на Кузбассе, и я это пропускал.

Каждый из нас в школьные годы фантазировал на тему «Вот я вырасту и тогда стану…». Посещали подобные фантазии и Евгения Соколова. В школе ему легко давались точные науки. Но не математиком, не инженером, не литературным критиком и уж тем более не географом-экономистом хотел он стать. Мечтал о профессии актера. Лицедействовал, можно сказать, с детства. Стоя на стульчике, на радость родным и близким читал «Шамаханскую царицу». В школе не упускал возможность, чтобы появиться на сцене. Ближе к старшим классам приобщился к КВНовскому движению…

– Кто из знаменитых актеров был примером для подражания?

В 90-х старая школа советского кино сдавала свои позиции, а новая еще не появилась. Я, конечно, любил комедии Гайдая, актеров, которые в них играли, но с их героями себя не ассоциировал. Молодых кумиров отечественного кино тогда и не было. Зато я застал время видеосалонов. С тех пор, как впервые увидел фильм «Терминатор», который тогда назывался «Киборг-убийца» и произвел фурор в моей голове, увлекся голливудским кино. К выпуску из школы моими кумирами были уже не герои боевиков, а серьезные актеры: Роберт де Ниро, Аль Пачино, Джек Николсон.

Но с актерской карьерой у Соколова не задалось. Родители были против такого выбора. Он поступал во ВГИК, но не прошел прослушивание. Когда вернулся домой, узнал, что документы поданы в КГТА (тогда Ковровский технологический институт). Как оказалось, это был не самый плохой из вариантов развития событий.

Поступил на «Робототехнические системы и комплексы». Думал: ну, ладно, год отучусь, а там будет видно. Но учеба в КГТА оказалось интересной, студенческая жизнь захватывающей. Так и доучился до инженера. Закончил со средним баллом 4,7. Мог получить красный диплом, но получил синий. Госэкзамен по английскому сдал на четверку, а таким красный диплом не полагается. Пересдавать не стал: мне было все равно, какого цвета будет документ о высшем образовании. Жизнь показала, что мое равнодушие в этом вопросе было оправданным.

Соколов оказался одним из тех, кто поднимал КВН в институте и в городе. Он не только играл на сцене, но и писал материал в соавторстве с Рябиковым и Романовым. Будучи участниками «Сборной академии», они стали победителями на фестивале «Мы молодые» во Владимире. Пробовали свои силы, и вполне успешно, в лигах КВН других регионов…

С дипломом инженера на руках и неясными планами на будущее он нашел временную «обитель» на заводе. Параллельно занимался организацией школьного и студенческого КВНа, посвятил этому делу 4 года. Оказалось, что и этого поля для деятельности для него мало…

– Как появилась мысль заняться театром?

У меня не было мысли становиться режиссером, я хотел играть в театре. На это меня сподвигнул театр «Шарман» Натальи Русаковой, который мне очень нравился. Я поинтересовался у председателя студенческого профкома Елены Демьяновой: «А почему у нас нет театра?». На что она мне ответила: «Возьми да сделай, раз нет». А я люблю браться за все неизведанное. Провели кастинг, собрали труппу и в 2003 году поставили первый спектакль под названием «Петля». Все в жизни делается не просто так. Хорошо, что я не поступил на актерскую профессию. Для актера у меня не тот характер: мне не очень нравится быть на виду, предпочитаю быть в тени. Это покажется парадоксальным, но я не люблю большие компании, а в толпе чувствую себя не в своей тарелке.

– Что вы больше всего цените в своем зрителе?

Наверное, умение сопереживать происходящему на сцене. Моя задача как режиссера – заставить зрителя испытывать эмоции. Именно эмоции, чувства первичны, а раздумья вторичны. Мы же не лекцию для ума читаем.

– Оказывается, вам и театра уже мало, раз вы занялись фотографией. Как это случилось?

Случилось закономерно. Я люблю творчество во всех проявлениях. Люблю музыку, кино, живопись. Было логично прийти к фотографии. Может быть, пришел бы к музыке или живописи. Но в первом случае бог слуха не дал, хотя возникают мысли научиться играть на гитаре. В живописи же больше люблю созерцать. Занимаюсь фотографией, но ни в коем случае не считаю себя профессионалом. Я любитель. Если в режиссерской профессии я дверцу мастерства приоткрыл, то в фотографии еще нет. Нравится экспериментировать, находить что-то необычное, но ключика для себя еще не нашел. Как найду, начну что-то выставлять на конкурсы. Хотя это вторично, я не амбициозен. Люблю искусство в себе, а не себя в искусстве.

– Театр, режиссура, фотография. Логично, что следующим шагом станет кино…

Мы, конечно, снимаем ролики, но создание видеоконтента меня пока не очень увлекает.

– Каким вы видите будущее вашего театра?

Будущее вижу как расширение творческих направлений. Хочу, чтобы вокруг нас образовалась тусовка, подобие молодежного центра, где бы люди могли реализовать себя в разных видах творчества.

Можно только удивляться тому, где Евгений Соколов берет время на все перечисленное: написание инсценировок, репетиции, фотосессии, обработку фотографий. А вдобавок к творчеству он еще и спортом занимается. Причем спорт он тоже любит оптом: кросс, плавание, летом – велосипед, зимой – лыжи. Это он называет физкультурой: проплыть 3 км, пробежать 10 км, на велике уехать на 100 км. Легонькая такая физкультурка! Правда, объединить все это и попробовать силы в триатлоне театрал-спортсмен пока не решается. Не подобрал к нему пока что соответствующего ключика. Еще он любит ходить в походы и вообще путешествовать. Но с путешествиями не всегда получается, поскольку во время летнего отпуска, когда многие нормальные люди отдают предпочтение пляжному отдыху, он посвящает себя очередному увлечению – работе с подрастающим поколением в лагере.

– Что больше всего вам не нравится в вашей работе?

Это покажется странным, но мне не нравится сильно зависеть от других людей. Больше полагаться на себя – это в моем характере. Но театр – искусство коллективное. Я сильно завишу от актеров, от их настроения, от их капризов. Конечно, я их всех люблю, но иногда такое зло берет. И в фотографии завишу от других, поскольку выбрал портретную фотографию.

– Не ловили себя на мысли примкнуть к какой-нибудь партии?

Творческому человеку надо быть подальше от политики. Тот, кто занят своим делом, уже приносит пользу обществу и делает мир вокруг лучше. Максимально, что могу сделать политически, - это прийти на избирательный участок и проголосовать.

– У вас есть способ борьбы с осенней депрессией?

Я не Пушкин – люблю все времена года. Работать надо, а не дома сидеть. Не будет свободного времени, и депрессии никакой не станет. А если лентяйничать и всю дорогу сидеть, глядя в окно, сплин в любое время года может накрыть.