DJ Фонарь. Легенды электронной музыки

Владимир Фонарёв, DJ, продюсер, композитор, владелец лейбла, промоутер, преподаватель, радиоведущий

Яркие имена из прошлого

Я стараюсь максимально поддерживать с ребятами взаимоотношения. Один парень, с которым мы давно уже находимся в поле танцевальной музыки, это Саша Розов, диджей Шмель. Вместе с ним мы ещё начинали в конце 80-х годов делать первые дискотеки, он это делал в Кунцево, в Курятнике так называемом. Я в дискотеке Jump, и до этого студия «Класс» вместе с Ликой Стар.

Иракли танцевал, репетировал в группе танцевальной поддержки на дискотеке Jump. Эти все ребята выросли на моих глазах.

Женя Жмакин – это один из самых первых промоутеров, человек, которому я очень сильно обязан тем, что он мне помог приехать в Великобританию, вернее, не то, что помог, а показал мне клубную танцевальную культуру Великобритании начала 90-х годов.

Если говорить про Олега Оджо, то он продолжает такой же свой труд между промоутером и организатором чего-либо. В данном случае он владелец гостиницы в Таиланде, периодически проводит собственные мероприятия, но он давно уже там находится, порядка 6-7 лет, если не больше.

Современные диджеи

Я считаю, что электронная музыка – это левая рука, рок-музыка – это правая. То есть это две составляющие. То, что сейчас, кстати, происходит в общей мировой танцевальной музыке, как раз тот самый кошмар, который мне может только присниться. Танцевальная музыка превратилась в самый настоящий поп-продукт, от чего всегда отказывалась электронная музыка. Рок-музыки нет, электронной музыки тоже.

Есть совершенно два параллельных мира, есть электронная танцевальная андерграундная музыка и мэйнстримовая поп-музыка. Как наших диджеев судили раньше? Как они играют, как они взаимодействуют с аудиторией, как они чувствуют эту аудиторию, эксклюзивность музыкального материала. А сейчас всё просто: записал три хита – ты становишься диджеем и начинаешь гастролировать.

Всё это коммерсанты, не более чем, у нас достаточное количество поп-исполнителей, которые считают себя поп-исполнителями. Я всё-таки из времён Вестбама, Лорана Гарнье, немногих людей, которые были первоисточниками электронной танцевальной музыки. И мы совершенно по-другому её воспринимаем. И слава Богу, я остался тем же самым человеком, который именно так её чувствует.

Сейчас достаточное количество различных инструментов, которые позволяют тебе подняться на хайп, сложнее удержаться. Я знаю достаточное количество людей – Лёшу Компаса, Серёжу Санчеса, которые остаются на своём пике и до сих пор являются фронтменами электронной музыки. Это гораздо дороже стоит.

Отправная точка

Когда это было ещё в детском времени, всё было довольно прохладно и спокойно. Ну, увлекался музыкой, дискотеки, ничего серьёзного. А вот когда после армии я вернулся и стал увлекаться более глобально, конечно, родители поглядывали на меня и говорили: «Ну что ты делаешь, неужели этим ты будешь заниматься всю жизнь, и это тебя прокормит?» Но когда в 1990-м году мои родители попали на мои выступления, они поняли, что я этим занимаюсь очень профессионально, очень фундаментально, и они сказали: «Это твой выбор, мы тебе желаем удачи». И насколько я знаю, ни папа, ни мама ни разу не пожалели, что я выбрал такую дорогу, и они всегда с уважением относились к тому, что я делал.

Главное началось, когда начались гастроли. Мы не вылезали из гастролей, иногда бывало так, что заезжаешь на 1-2 дня в летнее время домой и дальше уезжаешь просто нон-стопом, и даже рок-звёзды наши говорили: «Ни фига себе, вы, диджеи, оборзели, вы куда вперёд нас?»

Те деньги, которые мы тогда зарабатывали, в 90-е, мы их точно так же красиво спускали, на поездки в ту же самую Великобританию, на покупку музыки, казалось, что это будет всегда. Сейчас рынок клубной танцевальной музыки упал, да и вообще, шоу-бизнес очень сильно провалился, люди совершенно по-другому тратят деньги, совершенно по-другому выстреливают новые имена, меняются поколения. Но сейчас потихонечку рынок начинает возвращаться, и начинает подниматься количество гастролей. Но если суммировать, я думаю, что гонорарная часть упала в 2 раза, точно так же, как и количество выступлений.

Часть диск-жокеев вообще не заморачивается. В их руках только наушники и несколько флэшек, которые можно вставить в CD-проигрыватель, на которых может быть музыкального материала на 128 ГБ, этого достаточно для того, чтобы выступать на протяжении многих часов.

С другой стороны, есть диск-жокеи, которые до сих пор продолжают таскать сумки с винилом, потому что винил сейчас переживает второе или третье своё воскрешение. Есть часть диск-жокеев, которые очень активно применяют в своей деятельности цифровые технологии. Есть ноутбук, есть контроллеры, есть свои специализированные микшерные пульты, и такие ребята, как Рич Холтинг, как Карл Кокс, список можно продолжать, они совершенно по-другому подают музыкальный материал, совершенно по-другому играют, и это как раз те технологии, которые позволяют современное диджейское оборудование реализовывать.

Я, кстати, один из тех людей, которые очень активно следят за новыми трендами, всегда стараюсь взаимодействовать с производителями, они часто мне дают на тест различное оборудование. Буквально недавно в своём Инстаграме я представлял новый диджейский плейер, на самом деле диджейский сэмплер, который тоже даёт совершенно новую креативную работу в работе диск-жокея. То есть сейчас в большей степени индивидуальность, плюс технологии, которые есть у артиста, позволяют выделяться среди огромного количества диск-жокеев.

Ольга Максимова, автор программы #Шоумастгоуон на Радио Медиаметрикс

Полный текст интервью на mediametrics.ru