Царский кабак: кто такие целовальники и зачем они завлекали туда «питухов»?

8 July 2019

Когда мы слышим слово «кабак», у нас невольно возникают неприятные ассоциации. Перед глазами возникает отталкивающее шумное место, где люди, пропивая достоинство и рассудок, превращаются в скот, а литературные персонажи от большой радости или глубокой тоски вечно спускают своё состояние. Можно посидеть в каком-нибудь баре, пабе или кафе, но не в кабаке. Уж как-то плохо звучит. У подобного восприятия может быть вполне историческая основа.

До XVI века народ пил если не дома, то в частных корчмах. Но в какой-то момент государство смекнуло, насколько производство и продажа алкоголя прибыльное дело. Со времен Ивана Грозного вольное кормчество стали потихоньку прикрывать, а право изготавливать и продавать спиртные и хмельные напитки закрепили за собой только государь и те, кому он позволит. Выпить наливали теперь только в казённых кабаках, а доходы от продажи поступали в царскую казну. Царь Михаил Романов направлял такое распоряжение местным властям: «Корчмы вынимати у всяких людей и чтоб, опричь государевых кабаков, никто питье на продажу не держал». Отныне кабаки стали практически единственным видом питейных заведений на Руси.

Царский кабак: кто такие целовальники и зачем они завлекали туда «питухов»?

Поначалу кабаки строились только в больших городах, но к середине XVII века распространились повсюду. Если кабака не было, местное население - горожане и крестьяне близлежащих деревень - строило его за свой счёт. Если кабак имелся, нужно было выбрать людей для торговли в нём - целовальников, присягавших не утаивать доходов и полностью передавать их государству. Сама присяга предполагала обряд целования креста и Евангелие - отсюда и название.

Целовальник был обязан «действовать бесстрашно, за прибыль ожидать государевой милости и в том никакого себе опасения не держать, а питухов не отгонять». «Питухи» - по нынешнему, пьяницы. Новому целовальнику кабак доставался от предыдущего. Из столицы поступала цифра ожидаемой выручки - желательно было по продажам догнать и перегнать предшественника. Поэтому целовальнику приходилось ухищряться, привлекать клиентуру в кабак и как можно усерднее спаивать своих соседей. К этому делу нужно было подойти с выдумкой, иначе какая торговля? И для этого было много средств.

Царский кабак: кто такие целовальники и зачем они завлекали туда «питухов»?

Например, целовальники заводили при кабаках игры в карты и в кости. И таким образом, кабак превращался в игорный притон. Игры в царевом кабаке не считались делом позорным, а наоборот, поощрялись. При кабаках или где-то поблизости устраивали помещение для продажных женщин. В столице к этому относились как к неизбежному злу и старались не замечать. Ещё одним стимулом потусоваться становились зрелища: при кабаках «работали» скоморохи с медведями, устраивавшие «пляски и всякие бесовские игры».

Кабак был страшное место. Здесь ошивались игроки, законченные алкоголики, воры, бродяги, публичные женщины. Стоило новичку только ступить на порог, как вся эта красота жадно на него набрасывалась. Каждый, кто сюда попадал, находил просто море выпивки. В кабаке шёл нескончаемый кутёж. Порядочные люди, кто от стыда, кто от страха, старались избегать заходить в кабак. Неспроста народ жаловался самому царю, что «подле государева кабака жить не мочно", что лучше обложите нас всех дополнительным оброком, только закройте ради Бога кабаки. Но у государя были другие интересы.

Царский кабак: кто такие целовальники и зачем они завлекали туда «питухов»?

Например, в Верхотурье одно время водворилось повальное пьянство. Пьянствовали «служилые люди, стрельцы, казаки, ямщики, пашенные крестьяне». Все стали «питухами». «Крестьяне от кабака одолжали и обнищали». Обо всем этом местные воеводы донесли в Москву. «Унимать не смеем, - писали они, - боясь кабацкого недобора». На что получили ответ: «Чтобы нашему верхотурскому кабаку и нашей казне недобора не было».

И в среде духовенства было немало «питухов». В Шуе, например, местные жаловались, что «пономарь всё пьян валяется», дьякон либо в кабаке, либо, приходя к собору, и днем и ночью в колокола, ради пьяной забавы, бьет, поп Григорий в пьяном виде по улицам бродит, «мужской и женский пол бранит», срамные части тела всем показывает и озорничает, а старец Савватей «на кабаке пьет, иноческое с себя пропивает и в кости играет».

Чтобы выполнить план, целовальник приписывал уже нализавшимся «питухам» лишнее количество выпитого. В кабаке можно было получить водку под заклад или просто в долг. Люди закладывали одежду, ценные вещи, оружие, украшения, даже нательные кресты и выходили из кабака в прямом смысле голыми. Долг кабаку считался долгом государю. Жена не могла насильно увести из кабака загулявшего мужа, ведь человек у кабацкой стойки находился при исполнении государственных обязанностей, и никто не смел ему мешать.

Если заклады не выкупались, их продавали с аукциона в пользу государства. Если «питух» оказывался неплатежеспособным, а то и вообще скрывался, кабацкие долги выбивали силой бравые коллекторы. Того, кто не платил кабацкого долга, ставили на правёж, то есть выводили на площадь и били палками, пока не заплатит. Побивали даже насмерть, но это редко. Когда правёж не помогал, имущество должника отбиралось в пользу государя. В случае, когда имущества не хватало, то всё общество, к которому должник был приписан, скидывалось и выплачивало кабацкий долг.

Царский кабак: кто такие целовальники и зачем они завлекали туда «питухов»?

Однако, не стоит думать, что с появлением кабаков население поголовно превратилось в «питухов». Для большинства - крестьян - погулять в кабаке было дороговато и предпочтение отдавалось всё же «домашним» напиткам - пиву или браге. Тем не менее образ кабака, как места, где всегда происходит какая-то дичь, исторически вполне оправдан.