Очень страшное кино: что шокировало первых кинозрителей?

253 full reads
466 story viewsUnique page visitors
253 read the story to the endThat's 54% of the total page views
2 minutes — average reading time

Как в XIX веке современники не представляли себе появление «движущейся фотографии», так и мы ещё недавно и подумать не могли о какой-нибудь технологии виртуальной реальности, все больше проникающей сегодня в индустрию развлечений. В Интернете можно найти массу примеров реакции людей, впервые примеривших VR-очки. На заре кинематографа всё было примерно также.

Братья Люмьер
Братья Люмьер
Братья Люмьер

Первая реакция

Общество познакомилось с кинематографом в 1895 г. В центр самого модного квартала Парижа – на бульвар Капуцинов ‒ съехались люди. Их путь лежал в «Гран кафе», где их уже встречал местный управляющий. Вслед за ним публика, состоявшая из сотрудников братьев Люмьер, научных обозревателей, директоров парижских зрелищ, спустилась в маленький подвальчик под вывеской «Индийский салон». Зайдя в помещение, гости расселись напротив маленького экрана, на котором через несколько мгновений высветилась фотография. Зрители недоверчиво взирали на изображение площади Белькур в Лионе. «Так это из-за проекций нас потревожили. Я этим занимаюсь десять лет», ‒ наклонившись к соседу, произнес из-под аккуратных усов директор театра «Роббер-Удэн», в котором показывались фокусы. Не успел он договорить, как лошадь, везшая телегу, пошла на зал, а вслед за ней – другие экипажи, потом прохожие – словом, вся уличная толпа. При виде этого зрелища директор театра не заметил, как раскрыл рот, находясь в остолбенении от удивления, и пораженный донельзя. В своих воспоминаниях он говорит о первом киносеансе, как о «представлении». Сегодня никто не станет рассматривать поход в кино, как «представление». Люди же тех лет знали только один тип зрелища ‒ тот, что на сцене (опера, балет, драматический спектакль, оперетта, цирк, мюзик-холл и т. д.). Поэтому первые зрители реагировали на новый аттракцион специфически. Глядя на экран, и видя на нем «саму жизнь» первые кинозрители чувствовали себя неловко, даже паниковали. Это было смешанное ощущение реальности и в то же время нереальности увиденного.

28 декабря 1895 года в полуподвальном зале под названием «Индийский салон» парижского «Гран-кафе» на бульваре Капуцинок Люмьеры устроили первый публичный показ собственного изобретения.
28 декабря 1895 года в полуподвальном зале под названием «Индийский салон» парижского «Гран-кафе» на бульваре Капуцинок Люмьеры устроили первый публичный показ собственного изобретения.
28 декабря 1895 года в полуподвальном зале под названием «Индийский салон» парижского «Гран-кафе» на бульваре Капуцинок Люмьеры устроили первый публичный показ собственного изобретения.

Прибытие поезда

Ярчайшим и, наверное, самым известным примером реакции публики может служить фильм братьев Люмьер «Прибытие поезда», премьера которого состоялась в январе 1896 г. Сюжет незамысловат ‒ на экране демонстрируется всего лишь остановка поезда у железнодорожной платформы вокзала города Ла-Сьота и движущиеся вдоль вагонов пассажиры. Несмотря на это, фильм приобрёл широкую известность. По свидетельствам, возможно сильно преувеличенным, первый показ фильма вызвал панику среди публики, которая не была психологически готова воспринять «ожившее» изображение движущегося на неё поезда, показанного в натуральную величину. Как бы то ни было, смятение в зале, даже если эта история - просто легенда, показывает, как непривычно было человеку того времени наблюдать подобное, так что такая реакция была вполне возможна. А вот, что говорит Горький о том же «Прибытии поезда»: «На экране появляется поезд железной дороги. Он мчится стрелой прямо на вас — берегитесь! Кажется, что вот-вот он ринется во тьму, в которой вы сидите, и превратит вас в рваный мешок кожи, полный измятого мяса и раздробленных костей, и разрушит, превратит в обломки и в пыль этот зал и это здание...».

к/ф "Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота"
к/ф "Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота"
к/ф "Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота"

"Наши хозяева - колдуны"

Не только «Прибытие поезда» поражало первых кинозрителей реалистичностью и вызывало бурную психологическую реакцию. Фильм «Разрушение стены» удивлял не меньше. В фильме Огюст Люмьер управляет группой рабочих по сносу стены. На первых киносеансах «Разрушение» часто демонстрировалось задом наперед. То есть в первой части фильма рабочие сносили стену, а во второй, «перемотанной» от конца к началу, заново «собирали» ее. Кроме того, впечатление производил эффект задымления, поднимающиеся клубы пыли после падения стены. Кинооператор братьев Люмьер вспоминал: «Однажды ударами заступа была разрушена фабричная стена. На следующий день мы показываем разрушение этой стены на экране. Рабочие, принимавшие участие в этом деле, приглашаются нами на проекцию и сидят, разинув от удивления рты. И мы слышим, как они говорят друг другу: “Наши хозяева ‒ колдуны”».

к/ф "Разрушение стены"
к/ф "Разрушение стены"
к/ф "Разрушение стены"

Волны моря

Похожую реакцию вызывал фильм, снятый в Англии компанией Томаса Эдисона, под названием «Волны моря» 1896 г., на чью долю выпал немалый успех. Зрительницы первых рядов опасались, что накатывающие волны вот-вот их окатят и инстинктивно отодвигались назад, чтобы не замочить подол. Примерно такая же реакция была у посетителей кинозалов при просмотре одной из самых известных работ Люмьера «Политого поливальщика» ‒ люди боялись, что их забрызгает водой из шланга садовника.

к/ф "Политый поливальщик"
к/ф "Политый поливальщик"
к/ф "Политый поливальщик"

А когда ради эксперимента создатель кинетофона Т. Эдисон подключил звук к трансляции фильма, присутствующие вместо радости от полноценного восприятия картины испытали настоящий шок, «это произвело на нас жуткое впечатление, когда мы увидели изображение, говорящее человеческим голосом», − написал корреспондент одной из нью-йорских газет в заметке про аппарат, позволяющий услышать героев фильма. Это случилось в 1913 г. – общество, еще только привыкавшее к немому фильму, не смогло принять его звуковое сопровождение.

Сцена №14

Не меньше удивлял фильм американца Эдвина Портера «Большое ограбление поезда» 1903 г. Финальный кадр ‒ сцена №14 – на крупном погрудном плане усатый бандит в шляпе несколько раз стреляет в камеру ‒ то есть буквально в зрителей. Это самая знаменитая сцена из картины Портера, ставшая её своеобразной визитной карточкой. Здесь был применен самый распространенный до сегодняшнего дня способ разрушения т.н. «четвертой стены» между действием на экране и зрителем – обращение героя в зал. Реакция на всех просмотрах была «ужасающей». Люди психологически уже привыкли к реалистичности кино в работах Люмьера. Дамы падали в обморок, мужчины бежали из зала. Однако прокатчики пришли в неописуемый восторг, так как, несмотря на потрясение, многие зрители потом ходили ещё и ещё, только чтобы увидеть этот кадр.

к/ф "Большое ограбление поезда"
к/ф "Большое ограбление поезда"
к/ф "Большое ограбление поезда"

Кинематограф привлекал новизной зрелища. На экране появлялись изображения, как две капли воды похожие на живых людей. Достоверность предметов была настолько велика, что многие зрители считали показ фильмов волшебством. Многие из присутствующих на просмотре после сеанса подходили к стене, на которой висел экран, и ощупывали ее, отыскивая скрытую дверь, за которой исчезли призраки.

На первых сеансах зрителя занимало не содержание фильмов: его воображение поражал сам факт «живой фотографии». Как тут не удивиться, впервые увидав на полотне экрана как через распахнутое окно комнаты – настоящую, наполненную бурным движением живую улицу города, кипящие волны морского прибоя, или мчащийся в зрительный зал поезд?