Чужая невеста. Глава 8

Утром встал пораньше. Заглянул в спальную комнату, Женя еще спала. Это конечно не хорошо, заглядывать в спальную к чужой женщине, но я проверил на всякий случай, ничего там у нее не тлеет? Шучу. Нужно было мне рубашку свежую взять, носки и свой костюм, в котором хожу на работу. У меня шкаф с одеждой в спальной комнате стоял. Вот такой я. Все же это моя спальная комната. Сразу скажу, ничего такого я не увидел. На Жене была майка и укрыта она была до груди. Спала на боку, подложив ладошку под щечку. Тихо прокрался к шкафу и все нужное оттуда вытащил.

Умылся, побрился, почистил зубы, одним словом стандартные утренние процедуры. Перед тем как одеться, сварил кофе и манную кашу. Я всегда ем по утрам каши. Меня мама с детства приучила. Когда манную, когда гречневую, рисовую и прочее. Сегодня в рационе была манная каша. Сделал тосты, это для кофе. Кашу ел с батоном, на который намазал слой сливочного масла. Очень вкусно! Доел, даже вылизал тарелку, как в детстве! Кто-то хихикнул. Посмотрел, при входе в кухню, стояла Евгения. В майке и трусиках-шортиках.

- У тебя на кончике носа каша.

- Спасибо! – убрал. – Жень, ты бы прикрылась. Я, конечно, понимаю, что для всех мы муж и жена, но в реале это не так.

- А что такого? Я не голая! На мне майка и трусы.

- Вот именно! Ты же перед посторонним мужчиной не будешь ходить в трусах?! Одень халат, хотя бы. Я же тебе его отдал.

- Он слишком большой для меня. Я в нем теряюсь! И где здесь посторонние мужчины? Я не видела.

- А я?

- А ты, как бы уже и не посторонний. Мое нижнее белье ты уже видел. Голые ноги тоже. Даже чуть на обочину не улетели. Ничего пережил же. Так что же тебя смущает?

- Жень, не прикидывайся. Я молодой мужчина и с этим делом у меня все в порядке. Давай без стриптиза.

- Хорошо. Но сейчас мне можно не одевать халат?

- Можно. Я тебе сегодня халат куплю.

- Не надо. Я сама куплю. – Ответила мне она уже из ванной.

- Кашу будешь?

- Манную?

- Манную. Извини, другой нет.

- Буду!

Я уже пил кофе с тостами, когда она вышла из ванной и села за стол. Положил ей каши, добавил туда кусочек сливочного масла, сделал бутерброд из батона с маслом.

- Кушай на здоровье.

- Спасибо.

Взгляд непроизвольно останавливался на ее груди. Лифчика под майкой не было. Соски выпирали и просвечивали через тонкую материю. Отводил глаза, но их как будто магнитом притягивало назад. Она заметила, уголок ее рта чуть дрогнул в усмешке. Ничего не сказала. Продолжала уплетать кашу. Все съела. Встала и положила тарелку в мойку. Специально что ли мне свой зад демонстрирует в трусах? Хороший зад. Очень даже... аппетитный. Ладно, нужно побыстрее заканчивать с завтраком.

Налила себе кофе и села опять напротив. Пьет напиток, хрустит тостом.

- Знаешь, я с детства ненавижу манную кашу.

- Я наоборот, люблю. Как быть?

- Ты не дослушал. Так вот, сваренную тобой, я съела с удовольствием. Вкусно. Честно.

- Отлично! Завтра утром будет рисовая. – Еще раз взглянул на Женькину грудь и поставил чашку в моечную.

- Я помою, Глеб!

- Нет, Женя. Я же тебе сказал, ни к чему на кухне не прикасайся. Ни к плите, ни к моечной. Пожалуйста.

- Хорошо.

Я быстро вымыл свою и ее тарелки. Свою чашку.

- Когда допьешь кофе, чашку просто поставь в раковину. Я приду, вымою. Понятно?

- Понятно!

Вернулся в зал. Быстро оделся. Посмотрел в зеркало. Все нормально.

- Все, я пошел. Твой ключ здесь, на крючке.

Вскоре я был уже на работе. Пришлось брать на себя дела Валентины. Проработал до обеда, а в обед случилась катастрофа. Сначала позвонила Женя и в панике прокричала в трубку, что она не виновата, но у меня сорвало кран и квартиру заливает. После чего раздались гудки. Потом позвонила Тамара, сообщила, что их заливает. Я подскочил как ошпаренный, поставил шефа в известность и рванул на своей машине домой. Когда приехал, Михалыч уже перекрыл стояк. В моей и в Лешкиной квартире вовсю орудовали тряпками, убирая воду. Зашел в квартиру… это был конец! Весь мой ремонт полетел к черту на кулички. Так как вода хлестала в основном горячая. В этот день напор у холодной был значительно слабее. Кран в ванной был свернут. Женя смотрела на меня испуганными глазами. Вся ее одежда – майка и шорты, хорошо хоть их догадалась одеть, были мокрые. Закрыл глаза, что бы успокоится. Повернулся и вышел. Спустился на второй этаж к тете Люси. Здесь тоже был трындец.

- Теть Люсь, Тамара. Я все сделаю. Весь ремонт за мой счет.

То же самое я пообещал тете Клаве. Она жила на первом этаже. И соответственно ее тоже залило.

Приехали мои родители. Кто им позвонил, даже не знаю. Мама, конечно же встала на сторону Евгении. По ее словам выходило, что я не достаточно хорошо сделал кран. Я даже спорить с ней не стал. Смотрел на ходячую катастрофу. Она морщилась от боли, потирая ошпаренную руку.

Вместо слов «благодарности», спросил:

- Сильно больно? – Она кивнула. На глазах были слезы. – Оденься, в травмпункт съездим.

Свозил ее. Там ей что-то наложили, намазали и перебинтовали руку. Когда возвращались назад, Женя молчала, только хлюпала носом. И постоянно вытирала слезы.

- Глеб, я…

- Жень, - перебил ее, - я, если честно, даже не хочу знать, как ты умудрилась свернуть кран.

- Глеб…

- Подожди. Мне правда, совсем это уже не интересно. Что случилось, то случилось. Бог с ним, с моим ремонтом, только недавно сделанным. Через неделю пойду в отпуск, буду весь отпуск заниматься ремонтом. Хотя, планировал несколько другое. Меня удивляет, что ты вся не обварилась в кипятке! Главное, что ты почти не пострадала, за небольшим исключением. Сильно болит?

- Уже меньше. Глеб…

- Жень, пожалуйста, помолчи. Сейчас. Главное, это сделать ремонт тете Люси и тете Клаве. А сами уже по остаточному принципу. Знаешь, мне тебя уже страшно одну оставлять. Я даже не хочу думать, что произойдет в следующий раз, надеюсь, наш дом устоит и не развалиться, превратившись в кучу битого кирпича.

- Глеб, я все оплачу. И после этого съеду.

- Куда ты съедешь? Квартиру снимешь? И что ты там устроишь? Спалишь ее на хрен или весь дом утопишь? Ты же Женька, ходячая катастрофа! Тебя, как я сказал, никуда нельзя отпускать одну! Ладно. Мою квартиру ты уже и жгла и топила. Больше, наверное, ничего не будет. Так как хуже уже не может быть. Я думаю, что за эти два дня, из нашего дома последние тараканы сбежали. Видел сегодня, перед тем как везти тебя в травмпункт, как чемоданы упаковывала последняя пожилая пара и глядели они на меня, очень даже сочувственно.

- Кто?

- Тараканы.

Ее глаза широко раскрылись. Я сохранял серьезное выражение лица.

- Шутишь?

- Да какие уж тут шутки, Женя. – Потом не выдержал, уж больно смешная у нее мордашка была. Усмехнулся. Увидел улыбку на ее лице. Засмеялся в голос. Она тоже.

Понравилась история?

Поставьте лайк! Подписывайтесь на канал!

Спасибо и приятного чтения!

Начало здесь Продолжение здесь