264 subscribers

Страшная, страшная сила

123 full reads
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила
Страшная, страшная сила

Тысячу раз писал, что не блогер: за подписчиками не гонюсь, ни кого ни в чем не убеждаю, не призываю, политические партии, движения не создаю, во власть в Донецке не стремлюсь.

И не юрист, тем более украинский: по образованию я - академический историк, историк философии, клиометрист. Публикации на моих страничках о юридических коллизиях, уголовных и гражданских делах - не от хорошей жизни: просто беззакония - море разливанное, а говорить об этом люди боятся. Вот и пишу. Потому что кто-то должен говорить, когда все молчат.

Чтобы общество выжило.

И мне очень жалко людей.

Донецких людей.

Которые могли бы жить иначе. Если бы не война.

И хороших людей (особенно, хороших), но и разных.

Просто людей!

Но! Обыватели - какой народ? Их в окружающий интересует не сам человек, его мысли, жизненные установки, мировоззрение, устремление, а то, что от этого человека можно получить, то, что ИМ выгодно в этом человеке видеть.

Поэтому МГБ-шники и УБОПовцы хотят видеть в Романе В.Манекине пропагандиста (просто потому, что не представляют зачем еще люди пишут, если не служат тому, или иному околоточному: своему или вражескому). Обыватели ищут в Манекине адвоката, которого можно купить за деньги и он будет выполнять задачу, перед ним поставленную.

А Манекин, между тем, - не адвокат (тем более, украинский - украинских законов не знаю от слова "совсем" и, в общем-то, они мало интересны). И даже, по большому счету, не публицист: политика для меня - одна из ипостасей живой жизни. Тем более, не бизнесмен: не ищу в Донецке ни денег, ни званий, ни должностей.

В результате, обыватель попадает впросак.

***

26 ноября 2020 года ко мне на страничку "Vk" вышла некая Виктория Козаченко с вопросом о номере телефона миссии ООН, работающей в Донецке. Телефон руководителя миссии (он не секретный) Виктории дал. (см. скиншот 1).

Через несколько дней Виктория пожелала встретиться со мной лично (ниже - скрины ее обращений и мои ответы - см. скриншоты 2-5). Расплакалась, рассказала, что у нее арестовали мужа и дочь, что в Макеевке, в организации, где она работает, зарплату не платят несколько месяцев и ей никто не хочет помочь.

Уговорила.

О деле Козаченко знаю исключительно со слов самой Виктории: дело засекречено, материалов дела не видел. Сама же Виктория излагает мысли путанно, эмоционально, с частым использованием ненормативной лексики в отношении, как близких, так и мало знакомых ей людей. Можно ли доверять ее словам?

Не уверен!

Поэтому обратился к одному из адвокатов, который ведет дело и отца которого видел в суде, знаю, как отличного профессионала. (см. скрины 14, 15).

Итак, в истории замешан бывший первый заместитель министра доходов и сборов ДНР ("Ташкента"), Александр Николаевич Михайлов, 19.06.1979 г.р. (сорок один год, женат, имеет детей - см. фото 1-3). Михайлов, по словам Виктории Козаченко, оказывал знаки внимания ее дочери, Алине (см. скрины 16-23), часто пьяным звонил ее матери, водил девочку в рестораны (см. одно из фото), подарил Алине два айфона - 6S и "десятку", возил, как я понял, в Сочи (см. еще одно фото в представленной галерее). Ну и, т.д., и т.п.

Виктория мне также показывала дом рядом с площадью у ДОГА(теперь - волею "МММ" - площадь им. А.Захарченко), в котором Михайлов снимал квартиру для помощницы, изображенной на одном из фото. Алина бывала у Михайлова дома, о чем свидетельствуют фотографии, которые, по словам Виктории, нашли в айфоне девчонки.

Суть. Алине - 21 год, Михайлову - за сорок. Женат, дети.

Внимательно просмотрел профиль Алины в "Vk". Умной эта девочка не показалась, извините.

Что касается Михайлова, то лично мы с ним никогда не общались. Один раз пересеклись (Михайлов был в компании) в кафе "Ракушка", что на Набережной в Донецке: судя по окружению, Михайлов там вел какие-то переговоры. Алину с Михайловым познакомила помощница замминистра (см. фото).

Как развивались события дальше?

Алина Козаченко родилась в Макеевке, а училась в Харькове, на Украине. Вскоре, после знакомства с Михайловым, в одном из кафе Харькова к Алине подошел молодой человек, представился представителем какой-то малозначимой профессии, рассказал о любви с первого взгляда. Еще через какое-то время этот же человек встретил Алину в Киеве, познакомил с другими симпатичными людьми, которые, как выяснилось, оказались сотрудниками СБУ. По словам Виктории, Алину вывозили в лес, избивали, запугивали, требовали выполнения заданий на территории ДНР.

Еще раз: Виктория рассказывала этот сюжет крайне сумбурно, каждый раз обнаруживая все новые факты. Материалов дела я не видел. Поэтому попросил Викторию описать события в хронологическом порядке. На скрине 7 - см. ее собственноручный текст.

А что Алина? Если верить рассказу ее матери, то Алина в этой ситуации пожаловалась отцу. Отец, через Белгород, вывез ее в Донецк. В Донецке в МГБ (опять же, по словам Виктории) у отца Алины был какой-то знакомый в МГБ. Несколько раз Алина с папой ездили в известное здание на известном бульваре в Донецке. (Я так и не понял, оформили Алине явку с повинной, как положено по Закону или нет). В очередной раз, Алину и отца арестовали, автомобиль, на котором они приехали в МГБ... в общем, пока его не вернули Виктории.

Есть еще деталь: через перевозчиков Алине передали какую-то капсулу, которую Алина якобы должна была подложить в квартире Михайлова. Алина, по словам Виктории, передала ее в МГБ.

Алина сейчас находится в "Изоляции", ее отец - в известном секторе зоны в Макеевке. Виктория обругала отца матерными словами, они теперь с супругом не общаются.

Да! Помимо сотрудничества с СБУ, отцу Алины инкриминируются некие патроны, которые у него якобы нашли при обыске. В патроны не верю совсем!

Такая история...

(Еще раз: история, в том виде, в котором ее здесь изложил, - на контроле миссии ООН по правам Человека в Донецке, так что скрывать ее смысла никакого нет, разумеется).

Не претендую на истину.

Все, что знаю, знаю исключительно со слов Виктории Козаченко: материалов дела не видел. Они засекречены.

***

Теперь по сути.

Сорокалетний женатый козел пристает к двадцатилетней глупой девочке. Задаривает подарками, возит по кабакам.

Что в этом правильного?

Девочка, вместе с мамой, - явно не самых высоких моральных правил, "крутят" замминистра Михайлова вместо того, чтобы сразу указать ему место. Мама подыгрывает дочери.

Третье. Падальщики СБУ "клюют" на очевидно гнилую ситуацию и пытаются использовать морально нездоровых людей в низких, быть может, кровавых целях.

И вот, в этом месте давайте сделаем "перебивку кадра" и посмотрим интервью украинского агента Олега Сугерея об убийстве "Гиви" (Михаила Толстых) украинскому же изданию.

Вот - это интервью: https://www.youtube.com/watch?v=O23wN5d7Tyw
Олег рассказал, что взрывное устройство "Гиви" подложила совсем молоденькая девушка, изображенное на фото во вложении. Затем ее вывезли на Украину, где она теперь "герой сопротивления".

Возможно, сотрудники МГБ в случае с семьей Козаченко рассуждали по аналогии.

Но есть одна проблема: Козаченко САМИ пришли в МГБ. И поэтому сегодня сидят за решеткой. А девушка-возможная убийца "Гиви" в МГБ не явилась. И сегодня живет на Украине, ответственность за совершенное преступление не понесла.
Это - справедливо?

Так что же с Козаченко? "Обжегшись на молоке дуем на воду?"

***

Повторю в очередной раз: мне не известны подробности дела дочери и отца Козаченко. Все, что о нем знаю - знаю со слов матери Алины, Виктории Козаченко.

К самой Виктории отношусь предельно критически (см. переписку в скринах 8-12).

Спрашивается, зачем тогда пишу об этом деле?

Все просто: когда Алина попала за решетку, ей был 21 год. Сейчас ей 23. Срок ей грозит огромный: и ей, и ее отцу.

Алина не была высокоморальным человеком в момент, когда угодила в "Изоляцию".

Какой она выйдет из тюрьмы?

А теперь главный вопрос: Алина с отцом САМИ пришли в МГБ, пришли за помощью.

Что получили?

По словам Виктории Козаченко, дело и Алины, и ее отца ведет судья Стратейчук. Видел эту судью в работе. Иллюзий не испытываю.

Но испытываю естественную острую человеческую жалость к девчонке, по судьбе которой тяжелыми траками прокатилась война.

Не симпатичны персонажи этой истории. Все! И Алина Козаченко, и Виктория, и глава семейства. Михайлов в этом деле выглядит отпетым негодяем. Впрочем, как все, кто жирует, когда массы людей страдают от невзгод войны. Отвратительны до изжоги СБУ-шники, калечащие души людей, рушащие их судьбы. Не испытываю иллюзий в отношении донецкого МГБ и донецкой же судебной системы.

Но!... Девочку жалко.

Кого она убила, кому принесла вред, кроме как себе самой и своей не очень умной маме?

Жалко этого морально покалеченного вначале родителями, а затем войной ребенка.

Очень жалко!

А судье Стратейчук?

С уважением,

Роман В.Манекин, 24.12.2020 г.

Прим. Пост рекомендуется к специальному прочтению Муратову Алексею Валентиновичу, руководителю центрального исполнительного комитета общественного движения "Донецкая Республика". После излечения от "Covid-19", конечно (все мы под Богом ходим!)