Очень важно

Часовая стрелка угрюмо смотрела вниз, пока минутная тупа пялилась вверх. 6 часов вечера. Конец. Работник огляделся. Перед ним был маленький коричневый стол, монитор, что стрелял пикселями прямо в глаза, старая белая объёмная клавиатура, что съедает пальцы, и календарь с пальмами, прибитый к перегородке. Наконец-то можно было выключить компьютер. Вот-вот и он перестанет гудеть как СВУ двигателя Ан-2.

Не успел человек снять с ушей гарнитуру, как понял, что его зовут. Пришлось идти вдоль серой стены и буквально разрезать собою убийственную смесь запахов пота и кофе. Звавший был явно в хорошем настроении, но всё же постарался жевать жвачку построже.

- Косенко, да, звал. Слушай, давай отойдём, хотя ладно, давай здесь. Что такое? Ты чего у меня спрашиваешь, я же у тебя спросил сам. Да я о твоей работе, звонки некоторые послушал сегодня. Почему так угрюмо? Ты сегодня ни слова не сказал про длину шнура, а она у нас полтора, а на некоторых моделях аж два метра! Просто сказал, что корпус из полипропилена, а что это за материал? Почему вредный? Да это не доказано нихера! Ну а про нержавеющую сталь где информация? Почему не сообщаешь Клиентам? Почему фильтр не предлагаешь, а? Это же наша доп. опция! Со скидкой идёт! – начальник поправил галстук цвета клоунского носа. Ему он очень подходил. После этого тон стал официальнее. – Вода же есть основа жизни, как я вам всем говорил, людям она нужнее всего, они на 76% из неё состоят! Это есть вопрос первостепенной важности, это просто важно, понимаешь ты? Очень важно. И мы можем предложить им лучшее решение! Лучшие чайники по соотношению цена-качество и прекрасные аксессуары к ним! – хлопок по плечу. – Так что давай Косенко, иди домой, перевари всё это и приходи с правильным настроем. Понимаю, что ближе к сорока это сложнее, но всё же. В смысле тебе 29? Ёпт… Ну короче тем более, давай настраивайся на позитив. Только так можно получить премию, а лишние три тысячи на дороге не валяются!

Косенко вышел на улицу. С утра ничего не изменилось – всё также противно. Приходилось аккуратно шагать по лёгкому слою льда и всегда быть готовым к полёту, а параллельно ещё и обходить медленных старушек, чтобы раньше других получить удовольствие от толкучки в метро. Правда, наушники сломались и пришлось на входе слушать какого-то торгаша с эстрадным басом.

- Берите бенгальские огни, вам на радость вот они. Яркость в жизни важна очень, с тоской огонь покончит!

Мало кто из прохожих оценил такое творчество. В вагоне телефон напомнил Косенко, что он планировал стричься сегодня. Захотелось скинуть, но это было бы уже пятую неделю подряд, так что после метро вместо маршрутки он угрюмо побрёл в парикмахерскую «Эконом». Там у его задницы случился провал почти что на пол, так как тёмный кожаный диван кричал о пенсии. Видимо поэтому, из солидарности, мебель позволила седому пенсионеру спокойно сидеть на краю на правильной высоте. Первое время Косенко думал, что старик в очереди, но оказалось, что он просто так приходит посидеть, телевизор посмотреть. Выгонять его никто не хотел.

- Ой-йойечки, сколько же Вы не стриглись? Два месяца? Ну вы даёте! – поражалась парикмахерша с кривым бэйджиком «Крис». Видимо, Кристины вышли из моды. Когда все лишние волосы оказались на полу, она заявила. – Ну вот, как вам? Хорошо, да? Обычная мужская, но стильная! По бокам чуть-чуть больше убрано. Я же курсы заканчивала, у меня и сертификат есть! А вы не запускайте так волосы свои, они у вас жирные, их сразу стричь надо, да и вообще следить за собой знаете, как важно? А уж в двадцать первом веке, ух! Да и в целом образ иметь, и под ваши тёмные волосы лучше чёрная куртка, ну или коричневая хотя бы, не ваша зелёная, честно вам скажу.

Прямо на глазах Косенко уехал белый микроавтобус с большой табличкой 54. Следующего ждать надо было минимум минут 20, так что он пошёл пешком. По дороге смотреть было не на что, пришлось разглядывать уже изученные вдоль и поперёк билборды. Вот реклама какого-то сериала с хоккеистами, вот какого-то тарифа мобильной связи. На нём ещё был донельзя идиотский слоган белыми буквами на красном фоне, но мужчине никак не удавалось его запомнить. Значит недостаточно идиотский. Потом ещё какой-то вообще с чёрт знает чем, а после него какой-то неброский, просто большими белыми буквами на фоне флага людям напоминали, что налоги – это фундамент государства. Рядом с ним же стоял какой-то молодой парень и активно спрашивал у каждого, пойдёт ли тот на выборы.

- Это крайне важно для вас, как гражданина, понимаете? Вот возьмите брошюрку, почитайте, приходите! Там лотерея будет!

Косенко было неловко сразу выбрасывать, пришлось протащить бумажку в кармане ещё метров триста. Вообще, мужчине было дико тоскливо, хотелось не домой, а дальше гулять где-нибудь, в центре лучше, но жрать хотелось всё же больше, так что сбоя маршрута не случилось.

Когда Косенко подходил к магазину, ему позвонил давний друг, ещё со школы.

- Да послушай, это реально тема, я тупо возьму тачку в этом, как его, ща. Каршеринг, точно. Короче тупо беру тачку, заклеиваю лого аккуратно, тем же цветом, что и машина, и забираю её на тачке, а? Как оно? Да блин, с чего ей докапываться? Я по-твоему не похож на пацана, у которого бабло водиться? Ой, да скажу потом, что в ремонте, делов-то. Что у тебя там за музло вообще? Такую хрень в магазах крутят? Идиоты, конечно, так людей и довести можно. Чего звоню? Ну так это… одолжи мне два косаря, а? Ну мне не хватает на эту тачку грёбаную, мне же её ещё потом куда-то везти надо будет, в кафе какое. Да отдам я, чего ты опять запел. Блин, ну эта тёлка огонь, да та, с которой в очереди в банке познакомились, в таких местах левых людей не встречаешь, знаешь ли. Да и вообще это же вопрос личной жизни, пора мне уже где-то как-то обустраивать, сам знаешь, как это важно.

После разговора Косенко отнял в голове от своего капитала две тысячи, почесал голову и купил только яйца. На кассе ещё пытались втюхать товары по акции, говорили, что шоколад полезен для мозгов, да и свою половинку порадовать лишним не будет.

Вторая половинка не стала встречать, сидела в зале, не могла встать, делала педикюр, на пальцах были фиолетовые разделители. Шоколадке обрадовалась и половину слопала сразу же.

- Там только ты вчерашний салат доешь, ну или яичницу сделай себе, раз яйца взял. А то я недавно пришла и вообще не до этого было. Ни маникюр, ни педикюр уже недели полторы не делала, представляешь?

Косенко молча поел на кухне, а потом вернулся в зал просто потому что там было помягче, чем на стуле. Жена стала рассказывать о своём дне, о том, как тяжело на этом долбанном ресепшене сидеть, как всё достало, как она одна там все дела всех помнит, а её никто не ценит ни черта. Потом она почему-то переключилась на свою одноклассницу, которая только сейчас женилась наконец, да и то за лоха какого-то, стала фотки показывать с её странички в соц. сети, а закончилось всё вообще её здоровьем. Косенко давно уже не пытался разобраться какими путями странствуют мысли в белокурой голове рядом.

- А ещё я на массаж записалась, спины и поясничной области. В смысле? Я же жаловалась тебе, что болит. Мазь я тоже купила, но её недостаточно. Стоит сколько… 3 тысячи. Ну потому что частная клиника, я же хочу, чтобы всё нормально было. Что значит вычитала просто? И что, что я постоянно читаю про всякие болезни в интернете? Да у меня и до этого она болела, просто я этого не понимала. А теперь разобралась. Послушай, в чём дело вообще? Это же вопрос здоровья, неужели ты не понимаешь, что это серьёзно. Что это важно, очень.

Они помолчали немного, потом женщина поинтересовалась делами мужа, не отрываясь от пилочки для ногтей. Косенко немного подумал и с маленькой, как атом, надеждой на беседу сказал:

- Честно говоря, неважно.

Собеседнице пришло какое-то уведомление на телефон, так что она отвлеклась. Прямо так она стала смотреть какой-то ролик и по вновь неизвестной причине спросила мужа:

- Хочешь поговорить об этом?

Косенко задумался, но тут мадам в халате заорала про стиральную машинку, и несмотря на все разделители прямо пятками побежала заливать в неё кондиционер.

Мужчина остался один в комнате и, поняв, что к поднятому вопросу они больше не вернутся, тихо прошептал самому себе:

- Не очень.