Полтавские парни

Одно время на хуторе жили три парня батраки из Полтавской губернии.

Что за умелые были певцы!

Их песни пленяли и приводили в изумление всех хуторян.

Рано ли на заре, едучи в степь за снопами, поздним ли вечером, собравшись где-нибудь возле двора, они пели эти украинские песни. Яркие, сочные, жизненные, да так пели, что каждый двор выходил к воротам и зачарованные этими песнями, слушали их с большим вниманием.

Иногда к ним присоединялись и хуторские парни и девчата, и тогда выходил уже настоящий художественный хор песенников.

Много песен и их мотивов перенял и я от них. Один из них мог петь даже по нотам. На родине у себя он учавствовал в церковном певческом хоре.

Да! Это были настоящие песенники.

Все эти молодые, здоровые, сильные, ловкие, умелые парни каждое лето приезжали на Кубань, где нанимались батраками к зажиточным хлеборобам на все лето, на срок, обычно начинавшийся от троицы до покрова. Это примерно было с 15 июня по 1-е октября, т.е. три с половиной месяца. Оплата была от 65 до 75 рублей на срок, на хозяйских харчах.

Была и другая категория батраков, поденщики. Эти шли работать только поденно, т.е.е на определенные дни уборки хлебов. В любой день он мог бросить работу, потребовать расчет и уйти от хозяина.

Вот эти сроковые и поденные рабочие большими массами наезжали в большую базарную станицу Кущевскую, и отсюда, нанявшись к тому или другому хозяину, разъезжались по степным просторам Кубани и Дона, как смежных областей.

Тяжелая ли доля была этих батраков, и чувствовали ли они себя несчастными, забитыми, загнанными?

И обязательно ли они эксплуатировались только кулаками?

Надобно сказать, что слово "кулак" на Кубани появилось и получило права гражданства только при советской уже власти. Так же как и слово "батрак". Слово "батрак" тогда служило обидным почему-то словом для самого нанявшегося. Именно "батрак" почему-то представлялся настоящим подневольным рабом, угнетавшимся "кулаком".

А здесь были только хозяин и рабочий, который, нанявшись к хозяину, входил в его семью почти на правах семьянина. Кормился он за общим столом всей семьи хозяина, ему доверялось все имущество, поручалось то или иное дело, и он мог во всякое время получить расчет и уйти от хозяина.

Но таких случаев было мало, т.к. почему-то считалось позором для хозяина, если от него уходил рабочий.

Никаких договоров бумажных не существовало. Весь договор был на словах. И это слово было надежно и крепко. И свято выполнялось. Договорились за цену, рабочий отдавал хозяину свой паспорт, который и хранился у хозяина до конца срока.

С поденных рабочих и этого не требовалось.

Какая же разница условий жизни была между сроковым и поденным рабочим?

Сроковой рабочий выбирался хозяином наиболее хозяйственный парень, т.е. чтоб у него была свитка, белье в запасе, в общем чтоб он не был оборванцем и был хорошо знаком с условиями сельскохозяйственной работы.

Этот рабочий получал всегда свою зарплату, вернее "жалованье", т.к. слово "зарплата" тогда еще не существовало, а было "жалованье". И в праздники, и в дни непогоды, и в случае недорода.

Он получал свое жалованье за срок своей работы и все, а там хозяин пусть сам смотрит какую ему давать работу при непогожих днях.

Сроковой рабочий обязан был ухаживать за рабочим тяглом и после окончания трудового дня, одним словом на его руках было все хозяйство.

В общем, мне не приходилось слышать жалоб или недовольства от этих рабочих на своих хозяев и мне кажется, что они не были такими несчастными и угнетенными как определяются они в наше время.

При том их нанимали не только "кулаки". Было много крестьян середняков, занимавшихся сельским хозяйством. Но в силу ли малолетней семьи или даже отсутствия совсем детей или вдова, у которой умер хозяин, вот им и приходилось также иметь дополнительную рабочую силу на наиболее срочный и горячий период уборки хлебов.

Вот и курский парень Митька жил у Дьяченко. Их было только двое, старик и старуха. Детей не было. Вот им на летний период и приходилось нанимать рабочего.

В большинстве своем это были веселые, удалые парни умевшие хорошо работать, но умевшие и попеть, поплясать, поиграть на том или ином инструменте. Иные из них жили годами у своих хозяев как члены семьи.

Поденные рабочие большей частью брались на наиболее напряженный период уборки хлебов, на жнивы, т.е. косовицу хлебов молотьбу.

Причем в случае непогоды эти простои им уже не оплачивались. Работали же они от зари до зари, т.е. от солнца до солнца, и к уходу за рабочим тяглом они отношения уже не имели. Свою плату они получали только за отработанный день и все.

Мало или много получали рабочие оплату за свой труд?

За летний рабочий день оплата труда выражалась в среднем в один рубль. За один рубль можно было купить один пуд пшеницы, а то даже и муки иногда. Переводя на современную оплату труда в колхозе это составляло 16 кг пшеницы в день. Если колхозник выработает примерно три трудодня в день, то, значит, это по 5 кг на трудодень приходилось на хозяйских харчах.

Срковой рабочий за летний сезон мог заработать тонну с лишним зерна пшеницы. Вот и считайте теперь, не мало ли это было?

Конечно, никакой там охраны труда и тем более какого-либо профсоюза не было и в помине даже. Работали сколько Бог на душу положит.

"Нанялся, что продался" - такая поговорка была у этих рабочих.

Такая оплата и условия работы и харчевания были только в частных хозяйствах зажиточных крестьян.

В помещичьих экономиях условия были уже другие.

Во-первых, оплата рабочих была уже намного ниже, харчи были намного хуже и белого хлеба совсем не полагалось. Хлеб был черный до нельзя, похлебка большей частью кондёр. В общем, кормежка у них была почему-то прескверная. В имении существовала черная кухня для рабочих и белая для господ и администрации имения. За то и работа у них была, лишь бы день до вечера, как говорится, через пень в колоду. Здесь больше всего работали поденщики. Эти рабочие с неохотой шли в крестьянские хозяйства на работу, как и те избегали брать к себе на работу этих рабочих.

ПРЕДЫДУЩАЯ --- СЛЕДУЮЩАЯ

Понравилась статья, подписывайтесь на канал и ставьте класс,делитесь в соцсетях и статей будет больше.