Сила собственности

Какая же все-таки сила двигала жизнью хлебороба-труженика? Что заставляло его безмерно работать, вселяло уверенность, заставляло порой быть счастливым и удовлетворяло его духовную жизнь?

Да, это сила собственности.

Моя лошадь, моя корова, моя нива, моя хата, двор, телега - все это мое. Всему этому хозяин я. И это его радовало, утешало, вдохновляло, создавало бодрость, настроение. Среди всего этого он был как бы творец, создатель, повелитель, делатель и это все приносило ему глубочайшее духовное наслаждение и удовлетворение.

Он видел и получал в свои руки все результаты своего нелегкого труда. Обильный урожай нивы, благополучно растелившаяся корова, хороший приплод кобылицы, многосемейный опорос свиньи, тучный налив фруктового сада, а у хозяйки не один десяток всевозможных пернатых, которых она выходила каждого лично из-под наседки. Всему этому пернатому царству она радовалась, благоговела перед ним, знала каждой курочки, уточки, ее повадку, натуру, прихоти и желания.

И вот, чтобы все это плодилось, размножалось и благоденствовало нужно было неукоснительно соблюдать все церковные установления и жить с ним в мире.

И вот всеми результатами своего благополучия он, хлебороб, мог распоряжаться и владеть сам по-своему хотению и усмотрению. Он являлся влвдыкой и властелином.

Но так ли это?

Давайте немножко разберемся. Конечно, первый результат труда попадал непосредственно в руки хозяина. Но дальнейшее его движение и пользование им был уже другой.

Всякого рода цепкие и прочные щупальца капиталистического строя крепко высасывали весь результат тяжелого и изнурительного физического труда земледельца.

Оплата аренды за землю, приобретение необходимого инвентаря, расчет с долгами и многое, многое другое буквально забирали в свои руки весь полученный доход.

Так, что эта радость и счастье труда и своего собственного "мое" было призрачным, иллюзорным, кратковременным.

Это "мое" служило лишь ширмой, занавесом и как бы скрывало, затушевывало прямое и непосредственное ограбление хлебороба.

Зачастую в руки непосредственного делателя материальных благ попадали лишь отходы, вернее, оставалось в награду солома и полова.

Даже казачье население, имевшее свой надел, т.е. пай земли, и то в подавляющем своем большинстве влачило жалкое существование, но зато он был сам себе хозяин, как говорится, а что гол как сокол, то не беда.

Каждая семья, каждый двор жили совершенно обособленно друг от друга, замкнуто в своей маленькой скорлупе и не было абсолютно никакого дела до соседа, пусть хоть весь мир там провалится, лишь бы я был жив и все шло благополучно. И недаром бытовала поговорка "человек человеку - волк".

Таковы были законы капиталистического строя.

Так и жили. И только лишь единицы, как говорится "выбивались в люди", т.е. приобретали богатство и выходили в кулаки. Остальная же масса крестьянства и казачества жила, барахталась, трудилась, перебивалась с хлеба на квас, с кваса на хлеб, с трудом сводя концы с концами.

Но зато все они были "самостоятельными хозяевами".

И все это так искусно было замаскировано, затушевано, скрыто, что мало-мало кто догадывался об истинной причине своих невзгод и недостатков.

Так шел и процветал дореволюционный строй единоличной жизни и индивидуальной свободы предпринимательства.

ПРЕДЫДУЩАЯ --- СЛЕДУЮЩАЯ

Понравилась статья, подписывайтесь на канал и ставьте класс,делитесь в соцсетях и статей будет больше.