Детство под бомбами

Я — ребенок военных лет. Когда случилась эта история, мне было три года. Мне, уже взрослой, обо всем рассказала мама. Это было страшное время.

Мы тогда жили в поселке Костычи (ныне город Октябрьск Самарской области). Дом стоял на берегу Волги, немцы прилетали бомбить мост через реку каждую ночь. Уходя на фронт, наш отец вырыл окоп, чтобы мы прятались во время бомбежек.

Нас у мамы было трое: два брата (один старше меня на три года, другой совсем маленький, грудной) и я. Когда начиналась бомбежка, мы бежали в огород к окопу. Из-за налетов мы спали мало, не высыпались. И вот однажды я крепко уснула. Когда началась очередная бомбежка, мама не стала будить меня - пожалела, думала, что я наконец-то высплюсь. Она оставила меня в доме, надеясь, что его, как и до этого, бомбы не заденут.

Однако от гула самолетов я проснулась. Увидев в окно, как мои бегут к окопу, я бросилась следом. И тут загрохотали взрывы. Я не пострадала, но после этого от испуга перестала говорить и ходить. Потом во время бомбежек в окоп меня носил на руках мой старший брат Витя.

Мама до самой своей смерти просила у меня прощения за ту ночь во время бомбежки, за то, что оставила меня в доме. Я же ей говорила:

— Мама, я уже большая и все тебе прощаю!

Был еще случай. Когда мы получили похоронку на отца, в доме стоял плач, пришли родные и соседи. От общего плача мне стало плохо, я потеряла сознание, лежала белая и бездыханная.

Все решили, что я умерла. Меня даже положили на лавку под иконы, дедушка зажег свечу, из дома все вышли во двор, остались только родные. Я же вдруг чудесным образом ожила.