В первый раз я видел «Сталкера» в Берлине, на немецком. Да-да, с озвучкой: Фрейндлих и Кайдановский говорили на немецком языке.

В первый раз я видел «Сталкера» в Берлине, на немецком. Да-да, с озвучкой: Фрейндлих и Кайдановский говорили на немецком языке. И да, в зале были натуральные фанаты, люди, которые смотрели его в десятый и пятнадцатый раз, причем русских среди них не приметил.

Честно— это не мой любимый фильм. Что не отменяет несомненного международного культа вокруг него. Слова «Сталкер» не было ни в одном языке мира до книги «Пикник на Обочине» и фильма Тарковского. Его придумали Стругацкие. Это— часть нашей мягко силы, часть нашей легенды. «Зона»— это наш красный вигвам, в котором мы побывали до Линча. Снимали, кстати, в эстонском Силламяэ— в 17 лет я ездил туда, и прошел по той самой знаменитой трубе.

И конечно, давно надо было этот фильм отреставрировать, и напомнить о нем. Хорошо, что сделали сейчас. В Нью-Йорке уже показали, в Москве покажут 23 Октября, в кинотеатре, quelle ironie, тоже «Октябрь». Я бы сходил.