Мысли припадошного. О войнах и "как дела"

Война. Что всегда сразу с этим выступает коннотацией? Взрывы, гибель людей, танки, бомбардировки. У большинства война понимается, как именно физическое уничтожение противника, путём вооружённого нападения на него с целью достижения своих политических целей. И это хорошо.

Но, однако же, есть и другая война – война за умы, за сознание и дух. Это война незаметна на первый взгляд, так как процессы её низкочастотны и не так врезаются в сознание, не столь ярко откладываются в памяти, как яркие пламенные разрывы бомб и снарядов с криками людей, страдающих от этого бесчеловечного и жестокого действа. Только при всей её незаметности и протяжённости её операций во времени, эффект с результатами от неё куда больше и лучше, чем от войны обычной. Смотрите же сами: все ресурсы врага целы и полном распоряжение, и самое главное, что на вид об этом «происходящем действительном» и не скажешь.

Да и что я буду объяснять, когда лучше меня пояснят цитаты Сунь-Цзы:

- «Сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь.»

- «Поэтому тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая; сокрушает чужое государство, не держа свое войско долго. Он обязательно сохраняет все в целости и этим оспаривает власть в Поднебесной. Поэтому и можно не притупляя оружие иметь выгоду: это и есть правило стратегического нападения».

К чему такое затяжное вступление? Оно к тому, что между русским миром, русской концепцией мироустройства и управления, да западной концепцией мира идёт беспрестанная борьба. Веками идёт.

Наконец наши противники поняли, что силой не захватить русских, ведь, чем сильнее на них давишь, тем сильнее они, а потому давить нужно не прямо и грубо – военной силой, а на идеологическом и мировоззренческом уровне, подменяя ценности, нормы морали и нравственность, и самое главное – меняя образ мышления.

И мне обидно от понимания того, что душевный русский вопрос: «Как дела?» - потерял всё своё истинное значение, утрачивая постепенно свои позиции. К сожалению, эта фраза более не несёт в себе ту близость, доверительность, теплоту, не подразумевает то, что твой собеседник искренне интересуется твоими делами, желая узнать, что и как обстоит у тебя в жизни. Ныне – это лицемерное клише для того, чтобы завязать разговор, а потом спросить действительно о том, что необходимо узнать на самом деле.

Для меня этот вопрос так и остался в его прежнем значении, и я прошу Вас, дорогие мои читатели, будьте честны с собой и со своим собеседником, и если вас не занимает информация о его делах и жизни, то и не спрашивайте у него об этом, а задавайте сразу и прямо свой вопрос, не будьте малодушны, не будьте теми, кем никогда не были наши предки.

А теперь возвращаемся к войнам и приводим два диалога.

Сначала английский:

-Hello, how are you?

-Fine, thanks, and you?

Теперь русский:

-Привет, как дела?

-Норм, а твои?

Что скажете? Всё также скажете, что война – это разрывы бомб?

И это только один пример…