Двадцать миров скитания. повесть. глава 6.

Снегина Анастасия

     Очнулся Евгений на сумрачной дороге и один. Он с горечью подумал о Веронике:< Неужели я не смог тебе помочь>,-и поймал себя на том, что хотел ее назвать любимой. Тоска зеленая несусветная захлестнула каждую клеточку, не давая дышать. В голове было только одно слово: <Вероника.> Он шел понуро вперед, оглядываясь часто назад  и вглядываясь в сумрак, надеялся встретить или увидеть Веронику. Но ничто не предвещало встречи. Он был один. Наконец, вдали замерцал долгожданный огонек, и он прибавил шаг. Вскоре он вошел в светлую полосу света и утонул в ней. Когда Евгений стал видеть, то различил недалеко, всего в нескольких шагах от себя, тихую, глубокую и темную речку, в которой играли лучи золотого солнца. По берегам ее росли заросли черемухи. Ее белый цвет очаровывал сразу и навсегда. Дурманящий аромат черемухи стоял на берегу и опускаясь к реке, тихо плыл над водой.  Евгений опьянел, перед глазами плыл мир, и не было никакой возможности освободиться от этого божественного запаха. Он почувствовал этот дивный запах сразу. Казалось, что он тонет в яме естественных духов. Наконец, он понял, что это он сам и есть- эта самая прекрасная и душистая черемуха, которая свисает белоснежными гроздьями с веток, зачаровывая всю округу красотой и ароматом. Ему показалось, что он попал в Рай, тот самый, который славят люди, в котором вечная и прекрасная весна! На мгновенье его тоска ослабла и вот- вот была готова пропасть без следа. Но перед глазами встала Вероника, и Евгений опять почувствовал пустоту и тоску жгучую и неприятную, которая поглотила его полностью и не хотела отпускать жертву. Налетел ветер, и прохлада опустилась на цветы черемухи. Евгений почувствовал блаженство. Согнувшись под тяжестью цветов, он низко склонился до земли, пытаясь подняться вновь, но тщетно. В этом году черемуха превзошла все ожидания. Она расцвела во всей своей красе в полную силу. Порыв ветра налетел снова и снова и заколыхал черемуху, поднимая и опуская ветки роскошных цветов. Евгений почувствовал легкую щекотку, казалось, что щекочут каждый цветочек, каждый лепесточек.  Вот ветер сорвал цветы, и они полетели белыми лепестками по ветру, падая на тихие воды реки и тихо плыли, мерно качаясь на волнах. Евгений ощутил, как он сам одновременно находится во множестве лепестков черемухи, летевшей по воздуху или плывущей по реке…
     Вероника, после того, как попала в полосу света, очутилась в небольшом городке. Городок был очень солнечным и тонул в зелени. Она шла по улице и смотрела на маленькие одноэтажные домики, очень похожие друг на друга. Возле домиков стояли маленькие и узкие скамеечки, на которых сидели старики. Возле дворов и за забором бушевала цветом сирень, ее аромат волнами двигался по улице, тревожа запахом людей. Вдруг Вероника почувствовала, что она сама и есть эта дивная сирень ароматная и прекрасная в своем цветении. Она ощутила нескончаемое блаженство от своей же красоты и дурманящего запаха. Женщина видела, как подходили люди и с восхищением разглядывали и нюхали ее цветы, и гордость поднималась у нее в душе. Она забыла на мгновение даже про Евгения, так ей было хорошо в этот самый момент. Ночь опустилась бархатной шалью прохлады и тишины. Полная луна восторженно смотрела с высоты на цветы, и казалось, поет им венчальные песни. К Веронике подошла группа молодежи, и не успела она сообразить, как почувствовала острую боль, от которой сама вся сжалась. Она даже и не поняла, что случилось, только через некоторое время почувствовала, как поредели ее ветки и стали голыми без цветов. Все тело ломило, как будто его били шомполами. Вероника плакала не столько от боли, сколько от обиды за людей. <Глупые люди, такую красоту поломали,>- и ее сок тек по сломанным веткам и маленькими каплями падал на землю.
     Вероника очнулась на сумрачной дороге. Неподалеку она увидела знакомый силуэт.
    -Евгений. Слава Богу,-проговорила тихо женщина.
    -Вероника,-обрадовался Евгений.