Волжско-Камский биосферный заповедник: по аллеям мира

От Москвы до Архангельска больше тысячи километров. Едешь на машине и видишь, как видоизменяется за стеклом ландшафт, как одни леса сменяются другими… Но чтобы проделать этот путь, совсем не обязательно забираться так далеко – достаточно побывать в Раифcком лесу под Казанью. Здесь подобный маршрут уместился всего‑то в пяти километрах – от трассы до посёлка Садовый. Свернуть с дороги в сам лес не получится – не позволит заповедный режим, зато в конце путешествия – словно райский сад – своими красками и запахами вас встретит дендрарий.

Говорят, этот лес никогда не руби­ли. Сначала язычники мари почи­тали его за священный: по преда­ниям, они совершали свои ритуалы возле «гигантов» – древних сосен, возраст которых сегодня доходит до 270 лет. Затем лес берегли мона­хи, основавшие Раифский Богоро­дицкий монастырь. А с 1960 года – учёные-биологи, организовавшие Волжско-Камский биосферный заповедник. Уникальный в своём роде и единственный в Татарстане.

Территория эта всегда привле­кала зоологов, потому что благо­даря вот такой смене ландшафтов и типам почвы в этих местах царит небывалое биологическое разно­образие. На 11 тысячах гектаров, в лесах, озёрах и даже болотах, мож­но встретить огромное количество живности – лосей, волков, кабанов, бобров, рысей… Одних только птиц свыше 260 видов! Пять процентов от всей этой территории отведено под экологический туризм. В Са­ралинском участке для любителей природы есть специальные экскур­сионные тропы. Так, например, во­дный маршрут гарантирует встречу с символом заповедника – орла­ном-белохвостом. Плотность этих птиц здесь самая высокая в Повол­жье! В Раифском участке подобных троп нет, зато есть великолепный дендрологический сад.

…И вот мы уже на чудесной аллее. Над головами – где‑то далеко ввер­ху – смыкают свои благоухающие кроны толстостволые исполины. Черёмуха Маака – именно так на­рекли это дерево в честь российско­го натуралиста Ричарда Карловича Маака в далёком 1855 году. Но есть у него и другие, более простые на­звания. За бесподобный бронзо­вый ствол – любовь ландшафтных дизайнеров – называют черёму­ху Маака бесстыдницей: от роста вширь, словно раздеваясь, лопа­ется блестящая кора. Впрочем, есть у этой красавицы и другое имечко – «медвежья болезнь». То ли потому, что любят полакомиться её чёрны­ми плодами косолапые лежебо­ки, то ли в знак эффекта, который способна вызвать у человека даже одна такая ягодка. Не соблазняйтесь бесстыдницей во время прогулки в данном саду!

К слову, сад этот был заложен почти сто лет назад – в 1921 году. Во главу его создания легла дерзкая идея – посмотреть, как акклимати­зируются разные виды растений. Так в саду появились зелёные «пе­реселенцы» из умеренных широт Америки, Европы и Азии. Всего бо­лее пятисот видов! Так что, проха­живаясь по этим дорожкам, вы ус­ловно сможете побывать в разных уголках нашей планеты.

Вот и мы, следуя на манящий запах, оказываемся в районе Ве­ликих озёр Америки. Здесь растёт туя западная. Индейцы называют тую деревом жизни и строят в её зарослях свои вигвамы. Эти дети природы верят, что запах туи лечит даже туберкулёз. Впрочем, есть это­му и научное объяснение: туя выде­ляет в воздух огромное количество фитонцидов. Подышите ими и вы. У здешней туи имеется своя – со­всем не американская история. В одну из голодных зим ею спаса­лись… сохатые. Сразу несколько лосей проникли на территорию дендрария и поели аллейку. Сегод­ня об этом происшествии посетите­лям напоминают необычные кроны деревьев, словно подстриженные снизу, как по линейке.

Следующее наше открытие – лох серебристый. Листья и ягоды его – настоящий перламутр! А вот запах подкачал: приторно-слад­кий до невозможности, аж бежать хочется! Но не далеко, а к гамаме­лису виргинскому. Этот красавчик из Северной Америки – любимец косметологов, обладающий омо­лаживающим эффектом. В народе его называют ведьминым орехом – за листья, похожие на лещину. Жёл­тые лохматые соцветия появляются осенью и удивляют не меньше се­ребра ягод лоха. Насекомым нра­вится, а вот вам понравятся навряд ли – говорят, пахнут, как мёртвая кошка…

Прохаживаясь по саду, вспоми­наем о… сакуре. Одна из местных газет как‑то писала: мол, зацве­ла! И теперь мы не единственные, кто ищет японское чудо, гуляя по этим аллеям. Заявляем авто­ритетно: сакура в татарстанском дендрарии не цветёт. Более того, с трудом приживается. Не вери­те – убедитесь сами. Мы убедились, но горевать не стали. Разве можно грустить, когда вокруг такое со­средоточие форм, цвета и запахов, какое редко увидишь, даже в при­роде! Вот и красный клён уже гото­вится к осени. Не прозевать бы за городской суетой парочку сухих октябрьских выходных, чтобы уви­деть своими глазами всё буйство красок здешних мест как торжество жизни этого удивительного мира.

КАК ДОБРАТЬСЯ:

Следуйте по трассе Казань – Зеленодольск до поворота на Раифу, далее – по дороге через лесной массив заповед­ника до посёлка Садовый.